Accessibility links

Валерий Хатажуков: «Раз руководитель Чеченской Республики говорит, что останавливает мобилизацию, значит, можем и мы»


Валерий Хатажуков

Кавказ продолжает будоражить мобилизация. В конце сентября в Дагестане и Кабардино-Балкарии прошли стихийные митинги против призыва в Украину. Председатель Кабардино-Балкарского регионального правозащитного центра Валерий Хатажуков вместе с другими правозащитниками и общественниками призвал республиканские власти остановить мобилизацию и не судить задержанных протестующих. Что из этого вышло, он рассказал «Эху Кавказа».

Правозащитники Кабардино-Балкарии, среди них и вы, обратились к руководству республики с требованием прекратить административное преследование граждан, вышедших на площадь у Дома правительства 25-26 сентября. В основном это были матери и жены мобилизованных. Правоохранительные органы считают, что они виновны в проведении несанкционированной акции протеста, дискредитации армии и неповиновении полиции.

Не было никакой дискредитации российской армии, не было несанкционированного митинга. На митинге должны звучать лозунги, приниматься решения – ничего подробного там не было

– На самом деле, не было никакой дискредитации российской армии, не было несанкционированного митинга. По определению закона, у митинга должны быть организаторы, выступающие. На митинге должны звучать лозунги, приниматься решения – ничего подробного там не было. В сетях появилось анонимное объявление о предстоящем сходе у Дома правительства, и люди пришли. К ним вышли представители власти, и люди, в основном это были женщины, задавали им разные вопросы. Одна говорила: «Забирают моего зятя, он круглый сирота, у него трое малолетних детей. Что с ним будет?» Другая сказала, что забирают ее сына, несмотря на его инвалидность. Все их жалобы подтвердились, когда Казбек Коков встречался с мобилизованными из КБР на сборочном пункте в Ингушетии. Вы видели этот ролик?

please wait

No media source currently available

0:00 0:11:03 0:00

– Это где Казбек Коков приветствует мобилизованных, построенных на плацу, говорит им: «я вами горжусь»?

– Да, где «я вами горжусь», но есть и другое видео, снятое мобилизованными, где они говорят ему, что у них нет обмундирования, что среди них больные люди, один даже умер. Вы не видели этот ролик?

Видел. Там мобилизованные пытаются спасти своего товарища, лежащего на асфальте, делают ему массаж сердца, искусственное дыхание, но парень все равно умирает.

– Сам Путин 27 сентября на заседании Совбеза говорил ровно об этих нарушениях, – о тех вещах, о которых говорили чиновникам женщины. У меня вопрос: а чиновники, которые к ним вышли и общались с ними, они, получается, тоже участники несанкционированного митинга? Они тоже должны быть наказаны?

– Трудно представить, что чиновников накажут, а вот за общение с ними, скорее всего, заставят платить…

Штрафы огромные! Речь идет о домохозяйках. Они занимались детьми, домашним хозяйством, и вдруг их мир обрушился! Они этого не ждали, они в панике, не знают, что делать

Штрафы огромные! Тридцать-пятьдесят тысяч для них огромные деньги! Речь идет о домохозяйках, которые до этого никогда не интересовались тем, что происходит в мире. Они занимались детьми, домашним хозяйством, и вдруг их мир обрушился! Они этого не ждали, они в панике, не знают, что делать. Там были такие, кто говорил: «А кто, собственно говоря, напал на нашу страну?»

Поэтому, еще раз повторю, там не было никаких эксцессов, никаких акций. Это была встреча с представителями руководства республики и ничего более. Нет никаких формально-правовых оснований, чтобы их привлекать к административной ответственности. Поэтому мы обращаемся к главе республики как к гаранту Конституции Кабардино-Балкарии, чтобы он поставил перед правоохранительными органами эту проблему, сделал все для отмены незаконных сфальсифицированных решений. Правовых препятствий этому нет, нужна лишь политическая воля.

В своем обращении вы также заявили, что подавляющее большинство жителей Кабардино-Балкарии волнует избирательный характер мобилизации.

По той информация, которая поступает к нам от жителей республики, дети представителей власти всех уровней не попали в списки мобилизованных

– Мы неоднократно об этом заявляли. По той информация, которая поступает к нам от жителей республики, дети представителей власти всех уровней не попали в списки мобилизованных. В республике все друг друга знают, поэтому задают совсем не риторические вопросы: где они, почему не в списках? Мы считаем, что такое положение вещей, на самом деле, больше всего дискредитирует указ президента о мобилизации, и в своем обращении к главе республики мы требуем, чтобы он обратил внимание на эту ситуацию.

– Правозащитники Кабардино-Балкарии призвали республиканские власти остановить частичную мобилизацию.

– Мы говорим не остановить, а приостановить эту мобилизацию, рассмотреть какие-то альтернативные решения. Мы говорим, что она угрожает жизненным интересам, генофонду малых народов. Кабардинцы – это часть черкесского этноса, 90% которого проживает вне исторической родины. Они были насильственно депортированы после окончания Кавказской войны. Мы считаем, что сегодня республиканские власти должны принять во внимание эти аргументы и ставить их перед федеральным центром.

– Кто-то еще выдвигает подобные требования или ваш случай единичный?

Раз руководитель Чеченской Республики говорит, что останавливает мобилизацию, значит, можем и мы

– Конгресс общественных организаций республики Соха-Якутия направил обращение к президенту. Они говорят: нас и так мало, мобилизация угрожает нашему генофонду. Это ровно то же самое, что и мы говорим. Мы знаем, что в других национальных республика в целом воспринимают происходящее так же.

Рамзан Кадыров заявил, что не будет проводить мобилизацию, он говорит, что перевыполнил все планы по мобилизации, но этот факт не отменяет политического значения этого заявления: раз руководитель Чеченской Республики говорит, что останавливает мобилизацию, значит, можем и мы.

– Но все-таки Чеченская Республика – это территория с особым статусом.

– Это понятно, но формально у субъектов России должны быть равные права. Поэтому мы обращаемся к республиканским органами власти, говорим им, что они тоже могут ставить перед федеральным центром эту проблему именно с таких позиций, что это угрожает жизненным интересам наших народов.

– Как для вас происходящее в Украине перекликается с Северным Кавказом? Какие-то вопросы у вас возникают?

– Они говорят о денацификации, о притеснении русского языка, о праве народов восточной Украины на самоопределение… Но давайте посмотрим, что в самой России происходит?

Ныне покойный Жириновский и его партия ЛДПР неоднократно предлагали решить т.н. проблему Северного Кавказа, ограничив рождаемость, депортировав черкесов куда-то в Турцию, а чеченцев и дагестанцев – в Центральную Азию. Разве это не фашизм самый настоящий? Разве не шовинизм махровый?

Что касается денацификации. Ныне покойный Жириновский и его партия ЛДПР неоднократно предлагали решить т.н. проблему Северного Кавказа, ограничив рождаемость, депортировав черкесов куда-то в Турцию, а чеченцев и дагестанцев – в Центральную Азию. Все эти программы и предложения несложно найти в сети. Мы можем привести подобные заявления и других российских деятелей. Что это такое? Разве это не фашизм самый настоящий? Разве не шовинизм махровый?

Теперь по поводу того, что в Украине русский язык преследуется. Давай посмотрим, что у нас происходит. Три года назад в федеральный закон об образовании внесли известные поправки, после чего обучение родным языкам стало необязательным. Мы получили информацию, что в первый же год после этого в Кабардино-Балкарии только в черкесской части населения тысяча двести школьников в качестве родного выбрали русский язык.

– Это за первый год, а сколько их сейчас?

А сейчас эта статистика закрыта, нам ее не дают. И это не добровольный выбор. Мы точно знаем, что на детей и родителей оказывается давление. Им говорят, мол, вашим детям дальше будет удобнее учиться, вопросы с ЕГЭ будут легче решаться. Эти установки идут из федерального центра, мы это доподлинно знаем. И в этой связи я бы хотел, чтобы федеральные власти обратили внимание на ситуацию здесь, внутри России. Это очень важно в связи с событиями в Украине.

Дальше. Право на самоопределение – это для нас святое дело. Именно руководствуясь этим правом, четыре области включили в состав России. А что происходит у нас? А здесь происходит следующее: республики уже давно не обладают никакой субъектностью, никаким суверенитетом. Мы отстранены от формирования органов власти. Мы никакого отношения к их легитимности не имеем. Это примерно как отношение метрополии к колонии. В связи с этими событиями вопросы такие встают, и мы считаем правомерным обратить внимание на эту ситуацию.

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

XS
SM
MD
LG