Accessibility links

Адгур Ардзинба: «Сейчас время весьма неспокойное»


Адгур Ардзинба

Председатель Абхазского народного движения Адгур Ардзинба и члены Высшего совета организации Роман Качарава и Омар Смыр на минувшей неделе находились с визитом на Северном Кавказе. Об итогах поездки лидер АНД Адгур Ардзинба рассказал в интервью «Эху Кавказа».

– Адгур Амиранович, расскажите о поездке на Северный Кавказ, с кем вы встречались?

Мы в Абхазии живем и иногда забываем, что есть на Северном Кавказе наши братские народы, поэтому я решил со своими коллегами, со своими соратниками поехать туда, повстречаться с людьми

– Северный Кавказ и наши братские народы, которые проживают на Северном Кавказе, – для абхазского народа это приоритет №1. Абхазский народ – это многонациональный народ. Мы всегда в Абхазии ценили разность культур, разность отношений, но все мы во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг., когда пришел агрессор, – абхазы, русские, армяне, кабардинцы, адыгейцы, абазины, черкесы, – все те, кто видел Абхазию своим домом, имел какое-то духовное отношение к Абхазии, все встали на защиту Абхазии с оружием в руках и защитили ее. Наши братья, которые проживают на Северном Кавказе, к ним, на мой взгляд, в последние годы, в последнее время немного, мягко скажем, уделяется мало внимания. Моя поездка на Северный Кавказ – это часть той ответственности, того дела, которым я занимаюсь, общественно-политической жизнью, которой мы в Абхазии живем и иногда забываем, что есть на Северном Кавказе наши братские народы, поэтому я решил со своими коллегами, со своими соратниками поехать туда, повстречаться с людьми.

please wait

No media source currently available

0:00 0:11:21 0:00

У меня были встречи в г. Майкопе (Республика Адыгея) с адыгейскими активистами, представителями организаций, объединяющих адыгейское движение. В Черкесске у меня было две встречи, я встречался с руководителями черкесской общины. Я встречался также с абазинами, с руководителями и членами организации, объединяющей абазин Карачаево-Черкесской Республики. Также я посетил город Нальчик – это столица Кабардино-Балкарской Республики. Там у меня было много встреч и в местном парламенте, я встречался с общественниками и с представителями Общественной палаты, встречался, естественно, с ветеранами войны, с добровольцами, которые воевали в Абхазии. Посетил памятник погибшим в Абхазии. Как известно, уроженцы Кабардино-Балкарии воевали в Абхазии, и 59 человек из них сложили свои головы в Абхазии. Шесть человек получили посмертно звание Героя Абхазии. Всего двенадцать человек получили звание Героя Абхазии. Встречался с активистами, с представителями разных общественных организаций. Мы обсуждали вопросы сближения наших народов. И, конечно, текущие проблемы, которые существуют в наших отношениях. Они, к сожалению, имеют место быть.

Направление Северного Кавказа, конечно, по внешним связям – это приоритет №1. У нас одна ментальность, одна кровь, мы все братья, у нас одна история, и нам надо сделать так, чтобы у нас было одно настоящее и одно будущее

Яркий пример: в Кабардино-Балкарии до 2004 года работало постоянное представительство Республики Абхазия, после 2004 года оно перестало существовать. У нас с Кабардино-Балкарской Республикой заключено соглашение, подписанное в 1994 году. И в рамках этого соглашения прописан целый ряд вопросов, по которым мы можем иметь отношения – это культура, экономика, социальная сфера и т.д. Я боюсь, что в этом отношении мало что сделано. Мы сейчас проходим, конечно, определенный этап развития. Но те соглашения, которые были подписаны до момента признания независимости Республики Абхазия, до 2008 года, эти соглашения являются «золотыми», потому что, когда нас еще никто не признал, были люди и в Российской Федерации, руководители ряда республик и регионов, такие как Татарстан, Кабардино-Балкарская Республика, Краснодарский край и другие, которые выстраивали прямые отношения. Эти соглашения нельзя отбрасывать в сторону, увлекаясь только сегодняшней жизнью. Люди, которые не помнят добра, неблагодарны, они потом будут обречены оставаться одни, если будут проблемы. Поэтому направление Северного Кавказа, конечно, по внешним связям – это приоритет №1. У нас одна ментальность, одна кровь, мы все братья, у нас одна история, и нам надо сделать так, чтобы у нас было одно настоящее и одно будущее. Я считаю, что контакты с северокавказскими республиками, с нашими братскими народами нужно интенсифицировать. Это не последняя, надеюсь, моя поездка. Мы уже обговорили ряд вопросов, которые встанут на повестке. Я знаю, что и во власти, если я не ошибаюсь, президент давал поручения о том, чтобы возобновить работу постоянных представительств на Северном Кавказе. Пока, к сожалению, этого не происходит, но будем надеяться, что в ближайшее время это произойдет.

– На встречах с представителями республик Северного Кавказа какие вопросы вам задавали? Что их волнует, связанное с Абхазией?

– Они очень сильно переживают за то, что происходит в Абхазии. Они внимательно отслеживают внутриполитическую ситуацию. Они беспокоятся за судьбу нашей республики, переживают за наши отношения с Грузией. Они переживают за те процессы, которые происходят у нас внутри в стране, они переживают, что у нас слабо развита экономика. Те переживания, которыми мы, внутри Абхазии, здесь переполнены, такие же переживания присутствуют там. Это действительно, с одной стороны, приятно, с другой стороны, хотелось бы, конечно, нашим братьям говорить о том, что у нас определенная динамика, определенное идет направление к успеху, но есть, конечно, проблемы, о которых приходится говорить. Это первое, второе – есть вопросы чисто технические, которые нужно решать. Например, есть ряд людей, которые хотят делать в Абхазии бизнес.

Инвестиции – это, конечно, хорошо, никто с этим не спорит, но чрезмерное какое-то тяготение, когда иностранному инвестору приписываются какие-то магические свойства, это неправильно

Мы сейчас в оголтелом режиме, честно говоря, не очень я понимаю подход главы государства, когда у нас инвестор в приоритете, самый главный человек – это инвестор. Инвестиции – это, конечно, хорошо, никто с этим не спорит, но чрезмерное какое-то тяготение, когда иностранному инвестору приписываются какие-то магические свойства, это неправильно. Мне кажется, если вопрос инвестиций, деловой активности, нужно давать приоритет нашим братьям и на Северном Кавказе тоже. Там много бизнесменов, предпринимателей, довольно успешных с хорошим опытом и хорошей практикой. И нужно с ними работать, это целевая аудитория, которую мы почему-то игнорируем. Можно предусмотреть отдельные какие-то льготы и преференции. Когда мы говорим об инвесторе, когда мы говорим о человеке, который приходит в Абхазию с капиталом, было бы хорошо, чтобы человек, который приходит с капиталом, чтобы он разделял с нами наши исторические ценности и ментально был бы близок к нам. Это же решает сразу несколько задач. Тем более там люди в сфере бизнеса, – тоже с ними встречался, – которые во время войны помогали финансово, оказывали огромную поддержку. Мне кажется, что и здесь нужно работать.

Конечно, вопросы гражданства интересуют многих людей, с кем я встречался. Есть масса технических вопросов, опять же если вернуться к началу, постоянные представительства нашей республики там, они снимали бы много мелких технических вопросов. И о них не приходилось бы сегодня говорить.

– По какой причине перестали действовать эти представительства?

– Мне сложно ответить на этот вопрос, я не могу вам ответить, но это большая ошибка.

– Адгур Амиранович, читала в СМИ, что вы повезли медали ветеранам Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. и вручили их, поясните, почему именно вы, а не представители государственных структур?

– Нет, я ничего не повез. Дело в том, что эти медали «За победу», которые были присуждены им соответствующим Указом президента Республики Абхазия Рауля Джумковича Хаджимба в 2018 году. Это медали, которые были выпущены к 25-летию Победы. Их передали на Северный Кавказ. Видимо, так случилось, что не всем успели вручить. Если говорить про Кабардино-Балкарию, там было принято решение. Знаменитый ансамбль «Кабардинка», он внутри республики постоянно гастролирует, в селах, в городах, и они приняли решение, что в каждом селе, где они будут давать концерт, в торжественной обстановке представитель села будет вручать эти медали добровольцам. Мое нахождение в Нальчике совпало с тем, что, завершая этот цикл, они в городе Нальчике вручали эти награды. Меня, как представителя Абхазии, как члена той команды, с которой работал в тот период, попросили вручить эти медали. К сожалению, больше никого из представителей Абхазии там не было. Таким образом, эту важную миссию я исполнил с удовольствием, потому что это честь для меня.

Добровольцев, ветеранов войны, которым я вручал медали, я очень хорошо знаю, потому что я учился в Нальчике. В студенческие годы я много времени проводил в представительстве Абхазии, которое возглавлял Вячеслав Викторович Ардзинба. Я туда приходил после учебы, и добровольцы, ветераны там всегда собирались, и мои студенческие годы с ними связаны. Поэтому можно сказать, что это мои старшие друзья, братья.

– Почему именно сейчас вы поехали на Северный Кавказ, это как-то связано с какими-то событиями?

Мы их и в Абхазию пригласили, они тоже будут приезжать в рамках тех возможностей, которыми мы обладаем, общественно-политические организации Абхазии. Мы будем делать все, чтобы эти контакты носили системный характер

– Нет, это не связано ни с какими событиями. К сожалению, я раньше не мог поехать, меня всегда приглашали. Я надеюсь, что в ближайшее время, в перспективе эти поездки, контакты будут более интенсивные, потому что мы их и в Абхазию пригласили, они тоже будут приезжать в рамках тех возможностей, которыми мы обладаем, общественно-политические организации Абхазии. Мы будем делать все, чтобы эти контакты носили системный характер. До этого ездили представители ветеранской организации «Аруаа», они участвовали в открытии сквера памяти добровольцев. Это не единовременный контакт, так или иначе контакты присутствуют. Но нужно еще больше интенсифицировать эти контакты. Плюс ко всему, вы понимаете, что сейчас время весьма неспокойное, и вокруг нас, в нашем регионе происходят события, которые могут коснуться непосредственно всех нас. И в этих условиях нам тоже нужно сверять часы, нужно находить понимание общего будущего.

Грузинская пропаганда, грузинские активисты весьма эффективно поработали на Северном Кавказе, и Абхазия, к сожалению, в этом направлении ничего не противопоставляла в последние годы. Мы почему-то относились к Северному Кавказу знаете как? По принципу, это наши братья и так пойдет, и так сойдет. Нет, к сожалению, это так не работает. Даже родные братья если общаться не будут, они могут стать посторонними людьми. Поэтому здесь, конечно, большие пробелы у нас. Я хочу вам сказать и тем, кто нас слышит и читает: наши братья как были, так и остаются нашими братьями. Везде, где я присутствовал, общался, везде я получил однозначное понимание того, что в случае, не дай бог, агрессии со стороны Грузии, все наши братья как один встанут рядом с нами, даже больше, чем это было в 1992 году. И это очень радует. Но при этом, конечно, нужно работать, нужно более интенсивно общаться с нашими братьями, это наша обязанность, наш долг, потому что, еще раз повторю: наряду с тему национальностями, которые проживают в Абхазии, наряду со всеми нами братья с Северного Кавказа пролили за нашу землю кровь, это нельзя ни в коем случае забывать.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Форум

XS
SM
MD
LG