Accessibility links

«Президент решил усилить свою власть»


Аслан Бжания

В абхазском обществе неоднозначно отреагировали на предложенную президентом конституционную реформу, проект которой уже направлен в парламент. «Эхо Кавказа» поинтересовалось у жителей Абхазии, какую цель, на их взгляд, преследует Аслан Бжания, предлагая поправки в основной закон.

– Как вы думаете, какую цель преследует президент, предлагая конституционную реформу?

Адгур Лагвилава, гражданин Республики Абхазия: Очень амбициозно называть предложенные поправки реформой. Это, я считаю, просто очередной инструмент, чтобы увеличить полномочия исполнительной власти и оказать давление на парламент. Реформой, я считаю, это называть не совсем корректно. Реформа предполагает какие-то позитивные изменения. В предложенных поправках никаких позитивных изменений, к сожалению, не видно. И что касается мировой практики, – обычно подобные полномочия по роспуску парламента президентом компенсируются возможностью парламента выдвигать импичмент президенту. У нас получается такая односторонняя норма, которая, к сожалению, приведет к еще большему дисбалансу между исполнительной и законодательной властью.

Хына Думаа: В реформе, предлагаемой президентом, вижу серьезные риски. Считаю, что президентская власть и так сильно наполнена большими полномочиями, а здесь президент решил усилить свою власть. Это уже будет не демократическое государство, а монархия, где глава государства будет в роли царя. Наблюдаются, на мой взгляд, попытки выстраивания элементов диктатуры в нашей стране, иначе как объяснить стройку в администрации президента, где власть отгородилась от своего народа высокими заборами? Единственный элемент власти от народа остается наш парламент, который хотят оставить без права голоса. То есть лишить наш народ права волеизъявления. Мы не к этому стремились сотни лет, мы стремились всегда к свободе, и мы никому не позволим нас лишить этого. Конституция Республики Абхазия четко определяет разделение ветвей власти, и нарушать этот принцип просто неприемлемо, на мой взгляд.

Денис Соломко: Очевидно, что в том виде, в котором реформа сейчас предлагается, – это попытка усилить и без того сильную должность президента. Хотя на самом деле президент шел с лозунгами об ограничении президентской власти, практически безграничной. Поэтому, когда предлагается механизм роспуска парламента, и при этом никак не прорабатывается механизм импичмента президента, я считаю, что мы идем к какой-то монархической системе, в которой абсолютное единовластие будет у одного человека, и без того наделенного практически безграничными полномочиями. Это первое, и второе: в свете последних скандалов, связанных с энергетикой, с недвижимостью и т.д., минимальный вообще уровень доверия к подобным инициативам, исходящим от ныне действующей власти.

Анзор Маршан, историк: Я не думаю, что дело дойдет до глубокой реформы. Вряд ли все три ветви власти реально будут уравновешены в своих полномочиях. Глава государства не пойдет по пути урезания своих полномочий, данных ему действующей Конституцией РА. Я думаю, что, скорее всего, будет некая имитация реформ, либо будет проведена полуреформа, которая существенно ничего не изменит. Настоящая конституционная реформа сверху не произойдет, и это очевидно. Для полномасштабной реформы Конституции РА, я считаю, что необходимо подключение к процессу широкого круга людей. Необходимо, чтобы в этом процессе участвовали специалисты, эксперты, юристы, правоведы, представители всех трех ветвей власти, партий и общественных организаций. В таком важном деле нужен широкий диалог для нахождения общего компромисса.

Алхас Аджинджал, гражданин Республики Абхазия: Мне сложно говорить, потому что не было озвучено, какая именно цель, но, на мой взгляд, все же нужно перераспределение полномочий в сторону парламента и местного самоуправления. Должна быть выборность глав городов, в парламент нужно избираться по партийным спискам, партии должны выдвигать своих кандидатов. Правительство должно быть подотчетно парламенту.

Леуан Лагулаа: Логика конституционной реформы заключается в том, что уже несколько десятилетий политические силы, общественные круги, юристы говорят о том, что в Абхазии слишком большой крен в сторону полномочий президента и нужно больше власти дать парламенту, провести распределение полномочий, сделать нашу политическую систему более сбалансированной. Насколько я понимаю, идея конституционной комиссии, которая работала в течение года, заключалась в том, чтобы перераспределить полномочия в пользу парламента, сделать менее громоздкой всю систему. Вразрез с этой логикой президент берет и хочет еще больше укрепить свою власть. Хочет на себя взять такую роль, где он может даже распускать парламент. Это вообще вносит огромный дисбаланс в политическую систему и делает суперпрезидентскую власть еще более «супер» – не знаю, как ее назвать. Эта идея включить в полномочия президента право роспуска парламента идет абсолютно в разрез со всем тем, что говорилось в абхазском обществе в последние десятилетия. Мне кажется, что это какая-то издевка над обществом, вносить такие инициативы.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Форум

XS
SM
MD
LG