Accessibility links

Религия на службе империи


Тенгиз Аблотия

На днях был свидетелем дискуссии в Facebook о независимости Чечни, хотя собственно пост, под которым развернулись баталии, касался взаимоотношений Джохара Дудаева и Звиада Гамсахурдия.

Все дело в том, что образы обоих политиков в Грузии намеренно лакируются и истинные события, связанные с ними, замалчиваются. Звиад Гамсахурдия – национальный герой, а Джохар Дудаев – большой друг грузинского народа. На самом же деле, Гамсахурдия способствовал падению Абхазии, а Джохар Дудаев посылал боевиков воевать против Грузии, объявлял Тбилиси «зоной бедствия» и грозил терактами. Вот такой вот «друг» получается.

Но, собственно говоря, речь сейчас не об этом, а о вопросе, который в последнее время обрел определенную актуальность на фоне военных провалов России в Украине: возможна ли независимость республик Северного Кавказа, в частности, Чечни? Как я заметил, большинство убежденных сторонников отделения от РФ в этом конкретном обсуждении не жили в Чечне – в основном это были чеченцы в Европе, и говорили они о республике Ичкерия – то есть светской, независимой республике… О теме, которая в самой Чечне уже давно неактуальна.

На самом же деле, ситуация на Северном Кавказе сложилась очень нестандартная, и главным ее отличительным свойством является абсолютное отсутствие какой-либо тяги к независимости. Кавказ стал «ватным». Еще лет 10-15 назад это невозможно было себе представить, но сегодня кавказцы – в авангарде верности империи. Они не помышляют ни о каком сепаратизме, убежденно борются с украинским фашизмом, с агрессией НАТО, повторяют самые одиозные тезисы российской пропаганды, уверены, что Запад борется с Россией, а заодно и с Северным Кавказом, и мечтает сделать всех геями.

please wait

No media source currently available

0:00 0:06:27 0:00

Как такое возможно? Еще 15 лет назад дагестанцев, чеченцев и ингушей не брали в российскую армию из-за их неблагонадежности, а сегодня они в авангарде захватнической, несправедливой и, по сути, бессмысленной войны. Что с ними случилось, что за такую лоботомию им сделали?

На самом же деле, ничего архисложного тут нет. Главным союзником Кремля в изменении сознания людей в данном случае выступила религия. На примере Грузии можно посмотреть, как это работает. Наверное, покажется странным, но ужасные 90-е годы в Грузии не были тотально религиозными, а власть церкви была значительно меньше, чем сейчас. Стремительный рост влияния религии и ГПЦ начался при позднем Саакашвили, году так в 2010-м.

Механизм раскручивания довольно простой: оппозиция начала упрекать власть в антихристианстве и антиправославии, в борьбе с церковью. В ответ на это власть начинает проявлять верноподданнические чувства в отношении религии – дает им большие возможности для пропаганды, финансирует, постоянно говорит о вере, напоказ осуществляет ритуалы, целует ручки командному составу ГПЦ.

В ответ на это оппозиция начинает целовать ручки еще более интенсивно, и начинается в определенном смысле соцсоревнование – «Мы любим нашу церковь и нашего патриарха!», «А мы любим нашу церковь и нашего патриарха больше вас», «Нет, это мы любим их больше вас».

В процессе перетягивания религиозного каната медийное пространство становится ареной для этого соревнования: кто чаще ходит в храм, кто с более вдохновенным лицом присутствовал на какой-нибудь литургии, кто видится с патриархом чаще, кто сделал более проникновенное фото с Илией Вторым.

Не то чтобы идет прямая пропаганда, но, когда о религии так много говорят, когда она везде присутствует и все демонстрируют свою набожность, градус религиозности автоматически растет. Она становится своеобразной модой, быть религиозным становится престижным. Народ украшает дома и машины иконами, ставит рингтоны с голосом патриарха, произносит за него тосты. Истерия нарастает, и, как говорится, клиент дозрел до пропаганды. Теперь под религиозным соусом ему можно впарить любую, самую несусветную чушь. Религия делает сознание граждан догматичным, отучивает их мыслить самостоятельно и задавать неудобные вопросы. Теперь из них можно вить веревки.

Не могу утверждать, что на Северном Кавказе, который в 90-е годы не отличался какой-то особой религиозностью, все было примерно так же, как в Грузии, но очевидно, что рост набожности, несомненно, был связан с пропагандой.

Клиент дозрел. Теперь ему можно объяснять, что наша вера – единственная непреложная истина, а атеистический Запад с ней борется. Что Европа и Америка пытаются отобрать у нас ислам (православие), да и вообще, видите же, как плохо на Западе относятся к мусульманам – всячески их притесняют, обвиняют их в терроризме, мешают им молиться, да и вообще считают врагами…

Вроде бы откровенная чепуха, вроде бы невозможно всерьез поверить России, которая изображает из себя защитника истинной веры и уж тем более ислама, – но многолетняя пропаганда сделала свое дело.

Мне сложно сказать, произошло ли все это своим ходом, естественным путем или же кто-то в высоких кабинетах Кремля придумал этот изощренный, дьявольский способ лоботомии. Однако очевидно, что расчет на архаизм, на утверждение «традиционных ценностей» и религию сработал на все 100%. Сегодня на Северном Кавказе идея независимости ассоциируется с Западом, а Запад ассоциируется с атеизмом, исламофобией, уничтожением традиционных ценностей, ну и, конечно, с геями.

Последнее – это особая тема, которая напрямую связана с религиозностью. Если языческие верования были равнодушны к однополой любви, то три авраамические религии – иудаизм, христианство и ислам – подчеркнуто гомофобны. Добавьте к этому криминальные понятия, на которых выросло большинство жителей бывшего СССР, соответственно, их гомофобия носит куда более неистовый и злобный характер.

Вот и сложился пропагандистский пазл – религия, традиционные ценности, и гомофобия. Запад борется с нашей верой, хочет уничтожить наши ценности и требует от нас проведения гей-парадов и легализации гей-браков. Ну, а единственное место, где мы от всего этого безобразия защищены, – догадаетесь с одного раза, как оно называется?

Трех этих фантомов хватило на то, чтобы народы, которые 15 лет назад были образцом нелояльности, сейчас стоят в первых рядах защитников империи. Я не против независимости Северного Кавказа, даже всячески за. Проблема лишь в том, что от идеи государственности отказались сами народы этого региона.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Тенгиз Аблотия

    Родился в 1970 году, до 17 лет жил в Сухуми. С 1989 года учился на факультете журналистики в Тбилисском государственном университете.

    В 1990 году начал профессиональную деятельность в информационном агентстве «Ипринда». Впоследствии сотрудничал с «Радио России», Русской службой BBC, грузинским агентством бизнес-новостей GBC-news, телеканалом «ПИК», бизнес-радио «Коммерсант», и многими другими.

    Является блогером «Эхо Кавказа» с июня 2010 года.

XS
SM
MD
LG