Accessibility links

«Никогда не говори навсегда». Соцсети о сдаче Херсона


Сергей Суровикин и Владимир Путин

Важнейшая военная новость последних недель и, возможно, одно из главных событий всей войны - генерал Суровикин публично отчитался перед Шойгу о том, что российская армия покидает Херсон.

Олег Лекманов:

Херсон не «наш»! И Крым, даст Бог, не будет! Слава Украине!

Алексей Арестович:

Давайте правильно:
- российская армия не уходит из Херсона.
Она ВЫБИТА из Херсона Силами Обороны Украины.
Выбита с тяжёлыми боями, с потерями, методичным прогрызанием обороны противника, работой по переправам, тяжёлым и кровавым военным трудом.
Уважаемые херсонцы.
Вот мы и возвращаемся.
Вот вы и возвращаетесь.
Добро пожаловать домой.

Антон Орехъ:

После официального распоряжения оставить Херсон, остаются два вопроса.

1. Как так: Запорожская область без Запорожья, а Херсонская область без Херсона?
2. Какую карту России показывать детям в школе? Или какой силуэт Родины рисовать на праздничных открытках?

Чисто прикладные вопросы. Которые сейчас первыми задают совсем не либералы с иноагентами?

Екатерина Шульман:

У меня, как у недобитого легиста, в связи со всей наблюдаемой свадьбой в Малиновке один вопрос: вы зачем конституцию переписывали, малахольные? С такой-то военной фортуной, какая нам сопутствует, можно было благоразумно и подождать. Это ж основной закон, а не Записки у изголовья, туда не все происшествия дня заносить надо. Теперь опять всё править придется - таскать нам, как дураку из сказки, не перетаскать. Сегодня как раз у сенатора Клишаса, конституционалиста души моей, день рождения, пятьдесят лет. Ну что, Андрей Александрович, с юбилеем. Ещё увидимся.

Иван Преображенский:

Нет государства - нет и границ
СпасибоПутинуЗаЭто.
Как там у Кустурицы: Однажды у нас была страна.
Но Владимир Путин вначале уничтожил российскую Конституцию, а теперь своей агрессией против Украины, затем бутафорскими референдумами и, наконец, разгромом оккупационной армии (я бы сказал, "Чудо на Днепре", ВСУ - герои) как ластиком стер российские границы.
Этот человек совершит то, что до сих пормногим кажется невозможным - развалит Россию.
КГБ - развалили СССР, развалят и Россию.
Могут повторить!

Станислав Кучер:

Интересно, что бы сделал Шойгу, если бы вот это сегодняшнее видео, в котором он оправдывает сдачу Херсона заботой о "жизни и здоровье военнослужащих", ему показали в "день защитника отечества" 8 с половиной месяцев назад, 23 февраля 2022-го? Жаль, что история не знает сослагательного наклонения. Впрочем, не менее досадно от того, что ни кремлевских "стратегов", ни их обслугу, ни зомбированных пропагандой людей очередное поражение не заставит изменить отношение к этой позорной и преступной для России войне, самой кровавой в истории Европы после Второй Мировой.

Константин Сонин:

Этот город был захвачен в первые дни войны - из-за такой некомпетентности местных военных и администрации, что это, видимо, было предательство. Так или иначе - это был единственный областной центр в Украине, который удалось захватить российским войскам.
Самое важное для России сейчас - это продолжить вывод войск со всей территории Украины. После вывода войска с новоокупированных территорий Зеленский, я думаю, согласится на какие-то переговоры. Будет легко согласиться на масштабное возмещение ущерба, потому что 300 миллиардов долларов, заблокированных после начала войны, всё равно потеряны для России. Последствия войны придётся разгребать ещё десятилетия, но хотя бы начать восстановление страны и экономики можно начать раньше. Дальше будет всё труднее и труднее.

Павел Каныгин:

Отвод войск из Херсона, хоть и унизительное в информационном плане поражение для тех, кто собрался быть в Украине вечно, но для Кремля все же не такое страшное стратегически. По крайне мере эту мысль транслирует сам Кремль.
Что мол стратегически важнее сейчас добиться передышки, паузы в войне, назови ее перемирием или прекращением огня по случаю Нового года и Рождества. Но по сути это будет лишь временный перерыв.
Он может длиться несколько недель или месяцев, как намекают начальники войны. А дальше мы ого-ого , мы ага-га и прям до самой Одессы, и снова к границам Польши.
Но логичнее, что длиться перерыв — если Москва его добьётся — будет дольше, гораздо дольше. Надо ведь не просто отдышаться, а пересобрать всю армию заново, чтобы добиться от неё хоть чего-то. Причём чем дольше будет перерыв, тем сильнее, как мне кажется, будут ослабевать захватнические аппетиты. На новую большую войну у этого режима уже не будет сил ни людских, ни технических, ни моральных. И чем дольше перерыв, тем сложнее будет возобновить машину войны, мобилизоваться и собрать силы. Тем труднее будет работать пропаганде - особенно в условиях перемирия, когда в отсутствии сводок противостояния с НАТО отовсюду снова полезет безнадёга, нищета, инфляция, воровство и хамство чиновников. Понадобятся годы, чтобы опять наскочить на Украину с какой-то более-менее уверенностью в «положительном наступлении».
Этот перерыв нынешний режим в Россим может не пережить. А если переживет, то стране вряд ли будет до войны. Внутри ее будет происходить страшное с крокодилами против аллигаторов, и миллионами их заложников, некоторых из их числа будут время от время разоблачать как агентов врага и показательно мучать, чтобы другие заложники не утрачивали тоталитарной дисциплины. Кажется, это понимают зачинатели войны: и вот им надо выбрать между двух опций: бесславный и быстрый [конец] сейчас или такой же бесславный, но медленный «без рывков» в течение долгих лет осени патриарха (вариант Путина).
А если насчёт «новой фазы войны», то либо очень скоро. Либо уже никогда. Другой шанс у них вряд ли будет.

Анатолий Несмиян:

Единственный плюс для Путина в истории с Херсоном — он пытается сохранить хотя бы часть кадровой армии. Примерно четверть от той группировки, которая входила 24 февраля. Это очень немного, но хоть что-то. По всей видимости, в Киеве решали дилемму — решить текущую политическую и медийную задачу — освобождение Херсона либо стратегическую — разгромить последние боеспособные части противника. Решено главное отложить на потом.

Рассчитывать, что за время возможной передышки Кремлю удастся собрать новую армию, несколько наивно — Кремль не умеет в созидание. Он может только разрушать. Поэтому построить армию заново ему, скорее всего, не удастся. Да и проблема с вооружением, амуницией и звенящей пустотой на складах вместе с еле живой работой ВПК — это еще одна задача, которую за 9 месяцев так и не потянули решить. А тут еще новая проблема, ничуть не менее сложная.

Чем, в общем-то, катастрофа и отличается от любых других кризисных процессов: начавшись, она развивается только в одном направлении, и любое решение ее только усугубляет. Хороших решений во время катастрофы нет, так как нет самих решений — их пространство сжато в точку.

Хороший политик отличается от плохого тем, что принимая решения, он стремится не столько к их эффективности (что, впрочем, не возбраняется), сколько к расширению возможных вариантов действий. То есть — к расширению пространства решений. Плохой политик (и руководитель вообще), напротив — каждым своим действием постепенно сжимает это пространство, убирая не просто хорошие, а вообще любые варианты. В итоге пространство заканчивается, и такой руководитель вначале попадает в коридор, где выбор всегда только из одного решения. А затем коридор заканчивается тупиком, где решений нет вообще. Это системный кризис, который позволяет лишь развернуться и попытаться выбраться обратным ходом в надежде дойти до какой-нибудь развилки, где появится хоть какой-то выбор — но не более того. А вот катастрофа — это когда тупик заканчивается пропастью, и попав в нее, ты теряешь возможность не только выбирать, но и повернуть. Из нее только один выход — шмяк о дно.

Вот, собственно, режим Путина и летит сейчас к этому «шмяку». Что не мешает ему по пути делать умное лицо, что-то говорить и даже внушать глубинному народу какие-то надежды.

Но «шмяк» в этом сюжете неизбежен. Законы развития обмануть невозможно, тем более таким простым ребятам, как кремлевские.

Самые стойкие патриоты делают хорошую мину.

Борис Якеменко:

Кутузов говорил: «Взять крепость не трудно, трудно кампанию выиграть. А для этого не нужно штурмовать и атаковать, а нужно терпение и время». Не нужно «крутиться», торопить события – лучше потянуть время, но последовательно добиться целей с минимальными потерями. Превосходство всё равно остаётся на нашей стороне, при этом мы сбережем людей и ресурсы. В ситуации с Херсоном цель российских сил – не «взять крепость», а «выиграть кампанию». Поэтому не надо говорить о «сдаче» Херсона. «Сдают» вместе с бойцами. А командование российских войск и сберегло войска и заняло более выгодную стратегическую позицию – удобную и безопасную.

Дмитрий Михайлин:

Обидно? Невероятно обидно. Херсон - по нашим же законам - территория Российской Федерации.
Но ещё обиднее было бы, если бы военачальники, включая главного, ориентировались на общественное мнение. На то, чтобы обывателю понравился процесс.
Логика войны отличается от нормальной - иногда нужно сдать территории, чтобы сохранить жизни. Тут даже бессмысленно вспоминать Москву-1812, не бывает в этом деле прямых аналогов. Обидно.
Но, я надеюсь, они понимают, что делают.

Леся Рябцева:

Херсон мог и должен был стать кровопролитным побоищем — страны Запада и Киев бросили туда большое количество войск. Зеленскому нужна кровь и гибель как солдат, так и мирных жителей, чтобы получить побольше денежек. Западу — чтобы оправдать траты на Украину.

Теперь есть возможность перегруппироваться и воевать на наших условиях. Так думаю. Потому что иначе зачем это все.

Рамзан Кадыров:

Взвесив все "за" и "против", генерал Суровикин сделал сложный, но верный выбор между бессмысленными жертвами ради громких заявлений и спасением бесценных жизней солдат.

Херсон - очень сложный участок без возможности стабильного регулярного подвоза боеприпасов и формирования крепкого, надежного тыла. Почему это не было сделано с первых дней спецоперации? Это уже другой вопрос. Но в данной сложной ситуации генерал поступил мудро и дальновидно - эвакуировал мирное население и отдал приказ о перегруппировке.

Так что не надо говорить о "сдаче" Херсона. "Сдают" вместе с бойцами. А Суровикин и солдат бережёт, и занимает более выгодную стратегическую позицию - удобную, безопасную.
О том, что Херсон - тяжелая боевая территория, знали все с самых первых дней спецоперации. Бойцы моих подразделений также сообщали, что вести бои в этой местности очень сложно. Да, его можно удержать, можно организовать хоть какой-то подвоз боеприпасов, но ценой будут многочисленные человеческие жизни. И такой прогноз нас не устраивает.
Поэтому считаю, что Суровикин поступил как настоящий боевой генерал, не боящийся критики.
Ему отвечать за людей. Ему виднее.

Спасибо, Сергей Владимирович, что бережёте ребят! Мы выполним приказ Верховного Главнокомандующего, врага бить не перестанем и не устанем.

Аббас Галлямов:

Объявляя об отступлении из Херсона, Шойгу сказал, что, мол, «жизнь и здоровье военнослужащих всегда являются для нас приоритетом». Если это действительно так (ну не могут же они постоянно врать), министру имеет смысл рассмотреть вариант отступления и с остальных пока ещё удерживаемых российской армией украинских территорий. Тогда жизнь и здоровье военнослужащих точно будут в полном порядке.

Эта мысль, если вдуматься, только на первый взгляд выглядит кощунственной. Покрутите её немного в голове и вы увидите, что она начнёт нравиться вам всё больше и больше.

Альфред Кох:

Когда случается какое-то событие, которого давно ждут, то когда оно наконец происходит, то уже нет тех эмоций, как если бы оно было сюрпризом.
Так и в этот раз. Случилось то, что должно было случиться: бессмысленность удержания этого плацдарма была ясна уже к августу. Наступать с него у путинских вояк уже не было сил, а сам по себе никакой ценности с военной точки зрения он не имеет и только связывает там группировку войск, которая остро необходима для затыкания дыр на других, стратегически более важных направлениях.
Теперь Суровикин объясняет солдатам, что все это для того, чтобы сохранить их жизни. Мол, нет для русского генерала ничего важнее его солдат. Из надо беречь и все такое. Ему вторит Кадыров, и хвалит Армагеддоныча за заботу о русском солдатике…
Какой цинизм! И тот и другой «берегут» русского солдата под Херсоном не для того, чтобы отправить его домой к семье в целости и сохранности, а для того, чтобы угробить его где-нибудь под Сватово или Бахмутом. То есть там, где по их мнению, от его гибели будет больше толку.
Так пастух защищает свое стадо от холода и хищников не из любви к бедным овечкам, а для того, чтобы сожрать их самому или продать их мясо на базаре. То есть тоже убить, но «с пользой для дела».

Аркадий Дубнов:

Вы, конечно, помните вот это:
"Крым - это что, бутерброд с колбасой, чтобы его туда-сюда возвращать?"
Сегодня этот восьмилетней давности казавшийся скандальным экспромт Навального перестал быть метафорой - настоящим "бутербродом" стал Херсон.
Метаморфоза - историческая!
Но Суровикин не Кутузов, даже если кому-то из военкоров захочется его таким пошлым образом лепить...

Николай Митрохин:

Решение об оставлении правого берега официально озвучено Суровикиным и поддержано Шойгу. Путин и политические фигуры нарочито устранились от процесса.
Устранились, поскольку аргументация Суровикина ярко показывает цену "присоединения" регионов Украины к РФ. Попробуй, про реальный регион РФ военноначальник скажи - ну вот, снабжать другой берег с областным центром сложно, инженерным войскам приходится постоянно чинить переправы, поэтому мы его оставим до лучших времен... Ну там, как Белгородом - обстреливают же его, есть опасность для мирных жителей, давайте их выселим, а город сдадим ВСУ...
Такое (пока) представить сложно, а вот Херсон (и половину области) российские военные сдали легко.
Теперь, правда, следует ожидать что столь же легко они будут уничтожать город огнём с левого берега, как это делают с Харьковом.
Что до погибшего Стремоусова, то не исключаю, что при высокой криминальности российских коллаборационистов, на погибшего "дурачка", который почти до самого конца ездил в Херсон спишут хищения финансов и имущества Херсонской обладминистрации - неизбежные при масштабных переездах и эвакуациях.

Александр Баунов:

Только что все узнали, что "непростое решение" — это не атомная бомба, и не взрыв ГЭС, а все-таки сдача города. "Генерал Суровикин предложил сдать Херсон. Шойгу согласился".
Было довольно понятно, что назначение генерала Суровикина и компания похвал в его адрес была связана в том числе с созданием фигуры с мандатом на такие действия, которые Путин не хотел совершать от своего имени — как страшные, так и — для многих — стыдные.
Кампания похвал Суровикину была отчасти искренней — он стилистически импонировал наиболее воинственным соотечественникам, отчасти искусственной — накачать его славой и авторитетом на любой случай.
Грубо говоря, нужен был русский Де Голль, который в случае чего сдаст этот Алжир, и будет иметь на это право. То есть сдаст его как боевой генерал, а не тыловой коррупционер или штатский бюрократ, пусть даже переодевшийся в китель.
Подавали его как человека, который приведет к победам, но в действительности нужен был человек, который в случае чего возглавит отступление и при этом не поссорит сторонников власти и сторонников победы.
Половину мандата генерал сегодня использовал, теперь от него будут ждать использования другой половины. Для одних это последующее наступление, которое докажет, что все отступления были маневром. Для других — фиксация текущего результата и принуждение к перемирию по формуле Херсон в обмен на мир, свет, воду и тепло в городах.
Если не будет ни первого, ни второго, Суровикиным прикрываться будет все труднее. Или ему придется превращаться в Де Голля и сдавать весь Алжир, но без аналогичной славы и признания в прошлом.

Теперь слово тем сторонникам войны, которые в Суровикине русского де Голля не разглядели.

Дарья Митина:

Жалко, кстати, Суровикина. Нафига испортили мужику репутацию??... Был громовержец сирийский, стал ...... херсонский:(.

Сергей Марков:

Сдача Херсона это крупнейшее геополитическое поражение России с момента распада СССР. Политические последствия этого огромного поражения будут реально большими. Главная причина этого поражения - отказ от реальной войны и катастрофическое запаздывание в принятии необходимых решений.
Сдача Херсона приведёт к миру? Наиболее распространена точка зрения про политические причины сдачи Херсона, что Херсон сдан без боя, потому что Вашингтон обещал после сдачи Херсона начать переговоры и заключить не унизительное соглашение о де факто перемирии без требования капитуляции России. И что именно в этом план Салливана. И что сейчас можно будет увидеть подтверждение этого, если армия России спокойно уйдёт из Херсона на другой берег Днепра, без массовых обстрелов со стороны ВСУ. А если такие обстрелы переправ будут, значит договорённостей с США никаких нет.

Андрей Медведев:

Думаю, что без одобрения Верховного главнокомандующего это решение не было бы принято. Мне решение не сильно нравится. Но у нас война. И решения Верховного в такой ситуации оспаривать не принято. В России, как показывает наша история, это плохо заканчивается.

Но я уже писал. Сердцем я не могу принять этот факт. Военная логика, в решении безусловно есть. Да, сложности снабжения группировки, возможность окружения войск на правом берегу. Логика безусловно есть в том, чтобы отвести на левый берег и спасти боеспособные подразделения.

Какой риск, как я понимаю, видели военные? Можно превратить город в большой укреп, при этом имея сложности с логистикой. Даже оборонять его можно. Только это серьёзные потери среди мирного населения и личного состава, включая мобилизованных.
Выбирали, как видно, из двух плохих вариантов. Выбрали тот, где меньше крови. И то, как меньше...
Нацисты в любом случае будут мстить тем, кто даже зарплату в рублях получал.
Да, многие уехали. Но столько же осталось.

И повторю в очередной раз. Современные военные конфликты это не только бои на линии фронта. Это ещё идеология и психика противостоящих сторон. Отход из Херсона, особенно на фоне трагической гибели Кирилла Стемноусова, это серьёзный информационный удар по нам. И сейчас Запад и Киев начнут раскручивать, как безоговорочную победу Украины.

Город, который недавно стал столицей нового региона России вдруг оставлен. Вряд ли кто-то у нас сейчас видит в этом позитив. Однако, это означает, что рано или поздно, Херсон мы будем возвращать.

Но люди вот прямо сейчас ждут объяснений. Что дальше и как теперь живём. Повторю: страна, которой можно еще было иногда что-то не объяснять, осталась в феврале.

Ярослав Белоусов:

Отступление России из Херсона – это отложенное следствие отношения к украинскому конфликту, как к «феодальной войне», не требующей напряжения широких масс и элит.

Несмотря на проведенную частичную мобилизацию, последствия прошлых ошибок продолжают тянуться и будут преследовать нас еще долгое время. А если элиты продолжат свое житие-бытие, как и раньше, то потерей Херсона наш позор не ограничится.

Мне кажется излишним искать в происходящем политические сигналы для «дорогих западных партнеров». Мы все без исключения, причем даже самые упрямые пессимисты и скептики, переоценили военные возможности РФ, и потому постоянно ждем предательского подвоха, когда реальная причина поражений кроется в банальном бессилии.

Дмитрий Ольшанский:

В этом году меня обманули две вещи.
Официальное участие России в конфликте.
Не "гибридное", не "их там нет" и прочее "мы помогаем шахтерам", а официальное.
Официальное присоединение территорий.
Не серая зона, не "народные республики" в непризнанном статусе, а официальная интеграция.
После всех событий четырнадцатого года у меня - и, может быть, не у меня одного, - возникла, как теперь понятно, дурацкая наивная вера в то, что вот эти две вещи, "ввести войска" и "принять в состав России" - это такая волшебная палочка, панацея, спасение от позора.
Казалось, что уж если когда-нибудь сделают сначала одно, а потом и другое, то образуется тот уровень ответственности, тот уровень взятых на себя обязательств и необходимости поддержания престижа государства, что просто заставит шевелиться, работать, защищаться, атаковать, не сливаться и так далее.
Судьба Крыма и судьба Донбасса восемь лет назад была такой яркой иллюстрацией этой идеи - в одном случае сделали то и другое, а в другом воздержались, и мы знаем, что произошло там и там в следующие годы, - что просто невозможно было не поддаться этой сладкой иллюзии.
Что если уж скажут "да", если уж однажды махнут рукой, мол, "поехали", включат зеленый свет, подпишут документы, то все. А если нет, то тогда все печально, но именно из-за этого.
И даже ранний сентябрь в Изюме не опроверг эту, уже тогда весьма неоднозначную теорию. Это же была серая зона, да? То ли дело когда в конце сентября все желаемое решили и подписали.
Теперь все иначе.
И оценивать произошедшее, оценивать то, что мы знаем и видим теперь, можно только как в анекдоте про Рабиновича, раздающего на Красной площади пустые листовки.
- А чего писать, и так все ясно.

Захар Прилепин:

Нужно понять, какое должно быть заявление вослед за новостью о том, что мы оставляем Херсон.

Я вижу это заявление примерно таким.

«Мы оставляем Херсон, это беда, но это не финал истории. Против нас огромные силы, и мы принимаем вызов.

Мы вели войну, спустя рукава, надеясь, что удастся победить малой силой и малой кровью. Мы поняли, что были неправы.

Мы подтверждаем главную и единственную цель: война закончится в Киеве.

Мы объявляем политическую и духовную мобилизацию. Больше не позволим никакого саботажа и очковтирательства. Отныне все мы не живём по мирным правилам. Война объявлена всем нам.

Вставай, страна огромная».

Елена Иваницкая:

Население РФ не воспринимало всерьез "референдумы", "воссоединение навек" и сейчас ни в малейшей степени не чувствует, будто мы сдаем "наш, русский" город Херсон "врагу". Для россиян этот город -- украинский.
Население хочет, рвется и мечтает, чтобы "все это" прекратилось и мирная жизнь вернулась.

Так или иначе, отход российских военных ещё не закончен (и даже не все верят, что он вообще начался)

Юрий Касьянов:

Никогда не верю русским. Не по национальности, а кремлёвским царям. Когда говорят они о необходимости "сбережения жизней российских солдат". Как будто не было жуковщины и сотен других примеров уничтожения своих людей ради "славы и величия". Как будто жизнь человеческая когда-то чего-то стоила в российской империи... Поэтому не верю. Даже если они уйдут из Херсона - не верю. Это ещё не конец войны.

XS
SM
MD
LG