Accessibility links

После взятия под контроль российскими пограничниками грузино-абхазской границы количество терактов в Абхазии значительно уменьшилось. Ситуация в приграничном с Грузией Гальском районе, где грузинские диверсионные группы еще пять-шесть лет назад совершали нападения на военнослужащих абхазской армии и правоохранительных органов, похищали мирных жителей, кардинально изменилась. Сегодня трудно сказать, что граница на замке, так как ее неофициально пересекают не только контрабандные товары из Грузии, но и заключенные, которые с удивительным постоянством бегут именно на территорию сопредельного государства. И все же ситуацию в приграничном районе в последние годы можно назвать контролируемой.

Наверное, поэтому никто из абхазских правоохранителей не связал с Грузией самоподрыв террориста, который приводил в рабочее состояние самодельное взрывное устройство в понедельник на рассвете на территории Абхазского государственного телевидения (парковая зона – нецентральный вход в здание телеканала). Официальных версий происшествия пока нет – правоохранители соблюдают осторожность и до исследования вещественных доказательств, обнаруженных на месте взрыва, предпочитают обходиться общими, ничего незначащими фразами.

Но пока молчат официальные источники, люди делятся своими мыслями, предположениями, делают далеко идущие выводы. Версия, что в страну проник ИГИЛ, не заслужила внимания, так же, как и грузинский след.

Зато активно обсуждалась блогерами в соцсети «Фейсбук» версия о связи между попыткой теракта и созданием ИКЦ (совместный российско-абхазский информационно-аналитический центр, против которого высказывается часть общества).

Если отбросить деликатность высказываний на этот счет, то получается, что российские спецслужбы пытались взорвать черный вход на абхазское телевидение для того, чтобы абхазы согласились на создание в Абхазии российско-абхазского ИКЦ, в составе которого будет 10 россиян. И я бы поверила в эту версию, если бы не три «бы». Если бы при создании этой российско-абхазской структуры речь шла о внедрении в правоохранительную систему Абхазии не десяти, а хотя бы десяти тысяч российских специалистов. Если бы полемика по ИКЦ не лежала на поверхности и не была главной темой трехнедельной битвы сторонников и противников.

Но если не подгонять события под политические цели, то получается следующее. Место случайного взрыва – возвышенность, а вернее, лестница, по которой лишь изредка проходят сотрудники телевидения. Зато она у главной трассы, по которой в понедельник утром движется нескончаемый поток машин – школьники, студенты, учителя, министры, президент. С этой лестницы вид на центральную часть города, в шаговой доступности объекты социального назначения, комплекс правительственных зданий, силовые структуры. Фотографии всех этих объектов обнаружены у подорвавшегося на своем же взрывном устройстве террориста.

Теракты в Абхазии, думаю, не сильно отличаются от терактов в какой-либо другой стране, и рассчитаны они, прежде всего, на громкий медийный эффект и общественный резонанс. И я не думаю, что громкий медийный эффект интересен кому-либо за пределами нашей маленькой страны. А вот для местного потребления в условиях подготовки к очередному запланированному сходу он может прийтись весьма кстати.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG