Accessibility links

Борьба с контрабандой по-осетински


Никто пока не отменяет действующий запрет на проезд грузового транспорта через пункт пропуска. Значит, завозить товар будут теми же маршрутками как ручную кладь

Глава таможенного комитета Южной Осетии Мурат Цховребов сделал сегодня два громких заявления. По его словам, на грузино-югоосетинской границе в месте упрощенного пересечения «Раздахан» будет открыт таможенный пункт. Кроме того, он объявил о возможном открытии в недалеком будущем транзита через Транскавказскую магистраль – из России через Южную Осетию и Грузию в страны Закавказья, Ближнего Востока и Азии.

По сути, организация таможенного поста и фитосанитарного контроля на пункте пропуска «Раздахан» может означать только одно: руководство республики решило вывести из тени импорт грузинских продуктов – зелени, овощей и фруктов.

По словам главы таможенного комитета Южной Осетии Мурата Цховребова, решение принято не вдруг. В августе прошлого года по поручению вице-премьера Дмитрия Козаева на «Раздахане» был организован недельный мониторинг. Югоосетинские пограничники, таможенники и чекисты в течение недели следили за работой пункта пропуска.

Борьба с контрабандой по-осетински
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:33 0:00
Скачать

По словам гражданской активистки из Ленингора Тамары Меаракишвили, мониторинг грузов, ввозимых на территорию Южной Осетии из Грузии, начался буквально на второй день после шокирующего заявления начальника ленингорской милиции Роберта Битарова о том, что, по его данным, ежедневно из Грузии в район ввозится около 200 тонн овощей, фруктов и зелени, т.е. более месячной потребности республики. Тамара говорит, что местные жители были бы рады легализации торговли с Грузией. Она смогла бы оживить депрессивный район, к торговому делу смогли бы пристроиться не только те, у кого есть особые отношения с властью, но и простые добропорядочные граждане.

Говорит Тамара Меаракишвили:

«Легализация торговли стимулирует людей по обе стороны границы. Как я слышала от некоторых грузинских бизнесменов, они хотели бы построить торговые центры неподалеку от границы с Осетией, в которых югоосетинские коммерсанты могли бы приобретать товары непосредственно у производителей, без посредников, по ценам значительно ниже тех, по которым жители района покупают сегодня».

Понятно, что в одностороннем режиме проблематично организовать даже некое подобие таможенного контроля, не говоря уже о полноценном таможенном регулировании. Как, например, таможенники будут проверять происхождение товара? Никто пока не отменяет и действующий запрет на проезд грузового транспорта через пункт пропуска. Значит, завозить товар будут теми же маршрутками как ручную кладь. И взимать плату, скорее всего, таможенники будут за превышение нормы ручной клади – 50 кг. При этом всем понятно, что пресекать контрабанду овощей и фруктов никак нельзя – российское замещение приведет к росту цен на внутреннем рынке по меньшей мере вдвое.

В целом, считают мои собеседники, практическую пользу этот пост будет иметь больше для России. Зная приблизительно потребности жителей республики, можно отследить, сколько грузинских товаров будет уходить в Россию под видом югоосетинских.

Российский экономист, научный сотрудник Института экономики РАН Александр Караваев говорит, что ему куда более интересным показалось другое заявление главы югоосетинской таможни. Мурат Цховребов сказал, что в будущем на территории республики, возможно, будет открыт пост таможенного контроля для транзитного транспорта, направляющегося в страны Закавказья, Ближнего Востока и Азии. С одной стороны, считает эксперт, трудно представить, чтобы руководитель ведомства во время официального интервью произносил слова, за которыми не стоит ничего, кроме его собственных фантазий. С другой стороны, в этом заявлении нет ничего фантастического, невозможного. Во всяком случае, если говорить о возможности обустройства транзита через страны Южного Кавказа, то именно по Транскавказской магистрали он наиболее вероятен, говорит Александр Караваев:

«Осетино-грузинский конфликт – это, в принципе, перевернутая страница. Хотя опасность противостояния еще остается, но какого-то серьезного антагонизма уже не видно. Здесь стороны ближе всего к тому, чтобы обойти проблему статуса Южной Осетии, перенести ее в другой кейс. Иными словами, таможенные органы России и Грузии могли бы непосредственно работать друг с другом, закрывая глаза на статус Южной Осетии. Югоосетинского элемента в этом транзите документально можно не отражать вовсе. По факту она будет принимать в этом деле полноценное участие как партнер России, но без документального подтверждения».

В этом смысле, быть может, неслучайно, согласно новому интеграционному договору и соглашениям в таможенной сфере между Россией и Южной Осетией, в 2017 году закрывается таможенный пост «Рук», а служившие на нем югоосетинские таможенники переходят на российский пост «Нижний Зарамаг», где будут нести службу совместно с российскими коллегами.

Военно-Грузинская дорога, подчеркивает Александр Караваев, которая неделями простаивает из-за камнепадов или снежных лавин, едва справляется с армянским транзитом. Транзитом, который приносит ощутимый доход грузинской казне. Но ведь через Грузию лежит и самый короткий сухопутный путь между Турцией и Россией, а после снятия международных санкций с Ирана она могла бы предоставить транзит и для этой страны. По мнению Александра Караваева, Грузия просто не может больше игнорировать такие возможности, а для их реализации Военно-Грузинской дороги уже недостаточно, необходимо что-то еще, и лучше всего – Транскам.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG