Accessibility links

Олигарх и Патриарх


Дмитрий Мониава

Сегодня Тбилиси напоминает Рим эпохи Борджиа. Горожане обсуждают достоинства и недостатки епископов, ход борьбы за высшие церковные должности и особенности действия различных ядов. Средневековье, широко раскинув крылья, ястребом кружит над грузинской столицей, и страшные слухи мечутся по переулкам старого города, словно чумные доктора.

Похоже, что Бидзина Иванишвили решил вмешаться в дела Грузинской православной церкви. Так поступали многие правители до него, впрочем, никто из них не действовал в откровенно рейдерском стиле.

Предпосылки очевидны – борьба между конкурирующими группировками в патриархии обострилась, а «проблема престолонаследия» стала обсуждаться слишком часто. Иванишвили стремится ослабить и подмять под себя все институты, в недрах которых может зародиться угроза для его режима, – наступление ведется и на судебную систему, и на Гостелерадио (лукаво именуемое в Грузии «Общественным вещателем»), и патриархия вряд ли станет исключением.

У Звиада Гамсахурдиа были непростые отношения с руководством ГПЦ, и он, скорее всего, не сумел бы их наладить, даже если бы имел в запасе больше времени. Эдуард Шеварднадзе вернулся к власти благодаря перевороту, столкнулся с острейшим дефицитом легитимности и в обмен на поддержку предложил церкви щедрые дотации и особый статус, закрепленный конкордатом. Михаил Саакашвили стремился к доминированию, но, не умея действовать системно, не добился решающих успехов, а когда началась коррозия его режима, тщетно пытался задобрить ГПЦ и привлечь ее на свою сторону. Анализируя опыт предшественников и социологические данные, указывающие на огромное влияние Патриарха и церкви в целом, Иванишвили вполне мог прийти к выводу, что сидеть сложа руки нельзя.

Олигарх и Патриарх
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:50 0:00
Скачать

Считается, что Илия II хочет, чтобы новым Патриархом стал его племянник митрополит Димитрий. Также в этой связи в разное время упоминались митрополиты Даниил, Иов, Авраам и некоторые другие иерархи. Оценивая перспективы кандидатов, следует учесть, что на их условный «рейтинг» воздействуют три важных фактора: 1) влияние в Священном синоде; 2) отношения с властями и элитой в целом; 3) популярность среди низшего духовенства и паствы. Однако до последнего времени преимущество владыки Димитрия не вызывало сомнений.

Именно его выдвиженцем называют протоиерея Георгия Мамаладзе. 13 февраля, в черный для грузинской церкви понедельник, в те часы, когда немецкие врачи оперировали Патриарха, главный прокурор Ираклий Шотадзе заявил, что задержанный в аэропорту Мамаладзе намеревался вылететь в Германию с цианидом натрия в багаже. У аудитории сложилось впечатление, что протоиерей хотел отравить «духовное лицо высокой иерархии», хотя главный прокурор сказал это не от себя, а сослался на свидетеля обвинения. Данный нюанс крайне важен, потому что большинство слушателей его не уловили и решили, что речь идет о Патриархе, особенно после того, как премьер Квирикашвили и его соратники, пренебрегая презумпцией невиновности, заговорили о предотвращении преступления против Грузии и «коварного нападения на церковь».

Общество зарокотало как вулкан перед извержением. У адвоката Георгия Мамаладзе взяли подписку о неразглашении, что поставило стороны в неравные условия в самые важные часы. И лишь через пару дней прокуратура соизволила уточнить, что ее руководитель говорил не о «духовном лице высокой иерархии», а просто о некоем «лице». И это было только начало.

Митрополит Петр, который активно сотрудничал с прежними властями и, возможно, ищет точки соприкосновения с нынешними, заявил, что отец Георгий, недавно возглавивший отдел управления имуществом и клинику патриархии, мог стать жертвой интриг секретаря-референта Илии II Шорены Тетруашвили – она считается более чем влиятельной персоной. Сразу после этого в СМИ вбросили информацию о том, что жертвой покушения должна была стать именно она. Одним из союзников Тетруашвили владыка Петр назвал хорепископа Иакова, председателя финансово-экономического совета патриархии. А лидеры Республиканской партии рассказали о тесных связях рвущегося, по их мнению, к патриаршему престолу хорепископа с премьер-министром.

Вероятно, следует обратить внимание и на попытку связать с этим делом зятя митрополита Димитрия Сосо Оханашвили, руководящего охраной Патриарха, и вспомнить, что владыка Иаков обрушился на него с критикой еще в декабре.

Что бы не произошло в аэропорту в тот злополучный день, очевидно, что власти со всей дури нанесли мощнейший информационный удар не только по протоиерею Георгию или митрополиту Димитрию, но и по церкви в целом. В кратком заявлении прокурора (как и в сопутствующих комментариях) важны все нюансы – и сложносочиненное описание преступного умысла, и четырехкратное упоминание яда, будто бы воскрешающее в памяти телезрителей ужасающие слухи об отравлении как минимум одного из иерархов, который мог быть избран Патриархом после Давида V в 1977 году. Подобные версии не подкреплены фактами, но они подталкивают общество к конспирологической трясине и влияют на его мнение.

Все произошедшее вряд ли является цепочкой совпадений, а не демонстрацией силы, и за ней, безусловно, может скрываться желание Бидзины Иванишвили стать верховным арбитром в споре о патриаршем престоле, а это ключ к контролю над ГПЦ. В 90-х годах в определенных кругах было принято приглашать заинтересованные стороны к диалогу именно в таком, настойчиво-агрессивном стиле. И еще – даже если премьер Квирикашвили и владыка Иаков благоволят друг к другу, у других иерархов тоже есть высокопоставленные друзья, и говорить об окончательном выборе властей в пользу хорепископа пока нельзя. Для Иванишвили, вероятно, важны не персоналии, а принципы взаимоотношений, и они, скорее всего, представляются ему бесконечно далекими от идеалов юстиниановой «симфонии властей».

Патриарх назвал ситуацию, связанную с Георгием Мамаладзе, «странной и какой-то ненормальной», добавив, что «слышал о нем и видел от него только хорошее». Его взвешенный комментарий чем-то напоминал ход шахматного короля, окруженного сильными фигурами противника, но он тем не менее изменил баланс сил на доске. Заявление Илии II было опубликовано в виде двух видеороликов на сайте Зугдидской и Цаишской епархий, и между концом первого и началом второго «потерялась» весьма интересная реплика – в подстрочном переводе она выглядит так: «Что случилось? Почему случилось, что отец Георгий говорит то одно, то другое? По чьему заданию происходит это?» Когда выяснилось, что заявление «подредактировали», скандал вышел на новый уровень, а прокуратура пообещала, что обнародует имеющиеся у нее доказательства по делу Мамаладзе после возвращения Патриарха из Германии.

Сколь изощренным не был бы план властей, им нельзя забывать, что нескольких, вовремя сказанных с амвона слов достаточно для того, чтобы сотни тысяч верующих отвернулись от Иванишвили. Но если «Олигарху всея Грузии» удастся преодолеть и этот кризис без ощутимых потерь (имиджевые проблемы отдельных чиновников не в счет) и значительно увеличить свое влияние в патриархии, прочность его режима, вероятно, возрастет на порядок.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG