Accessibility links

В последнем номере газеты «Эхо Абхазии» помещены две публикации под общей рубрикой «Встретились два письма». Можно сказать, что они на одну тему – о балансе в использовании и развитии в республике двух языков: государственного абхазского и «официального языка государственных и иных учреждений» – русского. Но авторы писем исходят из совершенно разных интересов и, соответственно, диаметрально противоположных позиций.

Первое из них, подписанное инициалами «В.З.», называется «Очень тонкая грань, или Мы не хотим превратиться в неграждан». В редакционном комментарии к обоим письмам сказано, что в редакции известно имя этого автора и некоторые дополнительные обстоятельства, побудившие ее к написанию данного текста. Это пенсионерка, переселившаяся из России несколько лет назад. И вот, попав однажды на некое мероприятие, где подавляющее большинство было абхазами и где говорили по-абхазски, она испытала дискомфорт, поскольку ранее с подобным не сталкивалась. В то же время В.З. понимает, что ее письмо вызовет шквал недовольства у многих окружающих, потому и подписалась так завуалированно. Тем не менее ей очень хотелось поделиться своими страхами. Кто-то внушил ей, что, согласно Закону «О государственном языке», все жители республики Абхазия должны говорить и писать по-абхазски и все мероприятия с 2017 года повсеместно должны проводиться только на абхазском языке. «Возникает, – пишет она, – естественная обеспокоенность у жителей славянской национальности тем, что у нас в РА, как и в Прибалтике, предполагается, видимо, разделение жителей на ГРАЖДАН (владеющих абхазским языком) и НЕГРАЖДАН (не владеющих абхазским языком)… Видимо, идет к тому, что в органы власти будут выдвигаться люди только абхазской национальности и еще те, кто в совершенстве знает этот язык, хотя вряд ли армяне или русские в совершенстве овладеют им».

В редакционном комментарии к письму В.З. объясняется следующее. В законе РА «О государственном языке», принятом в ноябре 2007 года, было предусмотрено поэтапное введение в действие некоторых положений – через полгода после публикации закона, а также с 1 января 2010 года, с 1 января 2015 года. Так, с 2015 года все руководители государственных органов власти Абхазии, руководители их структурных подразделений, депутаты парламента, руководители органов местного самоуправления обязаны владеть и пользоваться государственным языком республики. Языком оригинала нормативно-правовых актов должен быть государственный язык Республики Абхазия… Но еще задолго до этой «роковой даты» стало ясно, что этого не произойдет, что в существующих реалиях такое недостижимо. Наоборот, в силу определенных обстоятельств (среди абхазов увеличился процент выросших в городской, многонациональной среде) во властных структурах стало, увы, расти число лиц, не владеющих родным абхазским языком.

Что касается деления на «граждан» и «неграждан» в Прибалтийских республиках, то в Литве его нет. По той простой причине, что там литовцы составляют доминирующее большинство населения (85 процентов), и у них нет опасения, что лица, не представляющие титульную нацию, путем демократических выборов придут к власти и будут проводить политику, противоречащую национальным интересам литовского народа. В Латвии и Эстонии ситуация кардинально иная. Но в основе различий между гражданами и негражданами там лежит вовсе не языковой принцип, а то, являются ли жители республик приехавшими туда в течение пяти советских десятилетий или родившимися от таких людей в те полвека. Число неграждан в обеих прибалтийских республиках за последнюю четверть века значительно сократилось; в Латвии – втрое и составляет там около 250 тысяч из примерно 2 млн населения. Очевидно, что в будущем число таких постепенно сойдет на «нет». Что касается Абхазии, то в гражданстве страны у нас отказано только тем, кто имеет гражданство Грузии: такое двойное гражданство противоречит абхазскому законодательству.

В отличие от, прямо скажем, беспочвенных, хотя и реально существующих панических настроений немногочисленных единомышленников В.З.., опубликованное тут же письмо Ладико Адлейба, педагога абхазского языка сухумской очно-заочной школы, отражает весьма часто поднимаемые в абхазских СМИ настроения многих и многих в республике, кто озабочен ситуацией с сохранением и развитием государственного языка, тем, что закон о нем не выполняется. Заголовок публикации – «Сохранять абхазский язык надо всеми доступными средствами» – говорит сам за себя. Автор письма предлагает ряд мер, которые могли бы способствовать достижению поставленной цели, хотя и не рассматривает их как панацею. И при этом с горечью констатирует, что сегодня, когда никто и ничто не препятствует изучению абхазами родного языка, некоторые не предпринимают ровным счетом никаких усилий, чтобы его знали их дети, подрастающие в среде, где языком межнационального общения является русский. Объективная реальность такова, подчеркивается в комментарии газеты, что уж чему-чему, а русскому языку в Абхазии ничто не угрожает, а вот за сохранение и развитие абхазского приходится сражаться ежедневно и ежечасно.

Очевидно, именно желанием усилить работу по выполнению задач, заложенных в принятом десятилетие назад законе «О государственном языке», было продиктовано решение властей Абхазии в конце прошлого года заменить существовавший с начала нулевых годов Государственный фонд развития абхазского языка во главе с Гундой Квициния Госкомитетом по государственной языковой политике с гораздо большим штатом сотрудников. Но сотрудники бывшего фонда 6 февраля провели пресс-конференцию, на которой обратились к абхазской общественности с заявлениями, что многое в проходящей реорганизации им непонятно и со многим они не согласны. Я рассказал об этой пресс-конференции в тот же день на «Эхо Кавказа» в публикации «Непонятки» с фондом развития абхазского языка».

Через день, 8 февраля, на заседании кабинета министров Абхазии заместителем председателя Госкомитета по государственной языковой политике была назначена Тамила Аршба. И на следующий день госкомитет распространил в СМИ сообщение, которое можно рассматривать как ответ на прозвучавшее на упомянутой пресс-конференции. В нем Тамила Аршба поясняет, что комитет состоит из следующих отделов: по созданию детской литературы, возглавляемый Гундой Квициниа; по переводу, возглавляемый Гундой Саканиа; по обучению абхазскому языку, руководителем которого является Диана Шамба. Предельная численность комитета – 23 штатные единицы, 10 из которых являются сотрудниками реорганизованного фонда. В обязанности работников бывшего фонда по развитию языка входит контроль над качеством выполняемой работы. «Конечно, никто не отрицает, – отмечает Аршба, – что фонд провел большую работу по развитию абхазского языка. Но, по мнению абхазского народа, работа, проводимая по развитию языка, не дает нужных результатов. Государство обязательно должно контролировать этот процесс. Также были выполнены не все задачи, включенные в государственную программу по развитию абхазского языка. Поэтому сегодня главной задачей комитета является увеличение эффективности и качества работы реорганизованного фонда. Что касается проектов, после создания комитета был принят ряд правил, одно из которых гласит, что каждый проект должен контролироваться государством. Поэтому до рассмотрения и утверждения государственной комиссией по государственному языку всех проектов их действие временно приостановлено».

Безусловно, любая работа может и должна быть улучшена. И дай Бог, конечно, чтобы в данном случае количество (число штатных сотрудников) перешло в качество работы. Хотелось бы, впрочем, высказать такое соображение. По моему глубокому убеждению, ни одной отдельно взятой госструктуре, будь то фонд или госкомитет, не под силу самостоятельно добиться того, что предусмотрено в законе «О государственном языке». Тут надо решать целый комплекс сложных задач. А если кто-то вновь займется созданием (такие публичные рассуждения порой доводится слушать) курсов по изучению языка для взрослых, подобных тем, которые создавались в Абхазии на протяжении последних 30-40 лет, результат их работы будет все тем же – нулевым. В фонде правильно делали ставку на работу с детьми, с прицелом на будущее. Но и эта работа пока, увы, не дает необходимых результатов.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG