Accessibility links

В последние месяцы Грузию сотрясают страсти по новой конституции. Тема эта скучная, как и все, что связано с различными пунктами, поправками, процедурами и прочей бюрократической волокитой. Соответственно, широкого общественного внимания в отношении нее нет.

А зря. Если присмотреться, то нынешние поправки, которые планируется внести в главный закон страны, имеют принципиальное значение.

Пожалуй, редко можно в Грузии наблюдать такое единодушие по каким-либо вопросам, как по этому. Политические партии, общественные организации, правозащитники, неправительственный сектор, аппарат омбудсмена, в конце концов, администрация президента – все единогласно и дружно против него. «Грузинская мечта», разработавшая нынешний проект изменений, стоит одна в синем углу ринга и разминается, готовясь к бою почти со всей мыслящей частью страны.

Не скажу, что я специалист по части конституции, скорее, наоборот. Однако основные пункты, вокруг которых идут дебаты не на жизнь, а на смерть, касаются выборов. Все они на первый взгляд выглядят практически одиозными и очень похожи на избирательное законодательство каких-нибудь глухо авторитарных режимов.

Но это все эмоции. Немного приглядевшись к предложенным изменениям, а также проанализировав весь опыт грузинской многопартийности за прошедшие 28 лет независимости, я пришел к выводу: правящая партия скорее поступает правильно, чем наоборот.

Не представляете себе, какого труда мне стоит такое публичное признание. Мне, не испытывающему никаких симпатий к «Грузинской мечте»... В вопросе, где едины практически все, кроме совсем уж кромешных бидзинистов.

Наверное, стоит пойти к священнику и покаяться, но, увы, мое мнение от этого не изменится – будь я депутатом, то сквозь зубы, через «не могу» поддержал бы нынешние предложения правящей партии по избирательному кодексу.

Первое и самое чувствительное – это проведение парламентских выборов только по партийным спискам, но при условии, что нераспределенные голоса останутся партии власти. Грубо говоря, если в выборах «ГМ» получит 48%, «Национальное движение» в двух реинкарнациях – 28%, «Альянс патриотов», скажем, 6%, то получится общая цифра – 82%.

По замыслу «мечтателей» остальные 18% автоматически должны перейти в копилку «Мечты». Разумеется, с точки зрения нормальной человеческой логики – это возмутительная несправедливость. А вот с точки зрения политики все совсем не так.

Дело в том, что это мошенническое условие выдвигается «Мечтой» в качестве компенсации за отмену по-настоящему грабительской нормы в законодательстве о выборах – одномандатным мажоритарным округам.

Мажоритарные выборы в наших условиях слабой партийной жизни – это настоящая беда. В них правящая партия всегда имеет большое преимущество за счет разрозненности оппозиции, и, в случае ее существования, смена власти в обозримом будущем выглядит чем-то скорее из области фантастики, чем реальной политической жизни.

«Грузинская мечта» сама добровольно отказывается от мажоритарной системы, которая обеспечила бы ее нахождение у власти если не ныне и присно и во веки веков, то уж совершенно точно – надолго.

Мажоритарная система гарантировала преимущество правящей партии не на какие-то там несчастные 18%, а как минимум на 50%. В прошедших в октябре парламентских выборах «Мечта» по партийным спискам получила 48%, а мажоритарным – 99%.

Если совершенно жульническое и несправедливое требование «Мечты» о законодательной форе является условием отмены бандитской мажоритарной системы, – то, что ж, сквозь скрежет зубов я согласен принять такое условие.

Что касается аргументации самих «мечтателей» в этом вопросе, то и она не такая уж взятая с потолка, как кажется со стороны. Проблема в том, что, учитывая разброс мнений в грузинском обществе, очень велика вероятность того, что без подушки безопасности в лице мажоритариев ни одна политическая сила в Грузии не получит даже простого 51%-ного большинства.

Я даже боюсь себе представить, что станет в таком случае с парламентом. Из законодательного органа он гарантированно превратится в гигантскую говорильню, общенациональное грандиозное ток-шоу, которое не сможет принять ни одного, сколь-нибудь важного решения.

Если мошенническое условие «Мечты» является не только платой за упразднение одномандатной системы, но и средством сохранить хоть какую-то стабильность в стране, – опять-таки через «не могу», под дикий скрежет зубов наступлю на горло собственной песне и проголосую «за». В отличие от многих, я слишком хорошо помню, в какой балаган превращались в Грузии парламенты, в которых не было даже простого большинства.

И еще – «Грузинская мечта» планирует сохранить 5%-ный барьер и запретить создание предвыборных блоков. В этом вопросе я только «за», и на этот раз без скрежета зубов.

Будь моя воля, я бы сделал барьер выше, чтобы разного рода карликовые партии, не имеющие никакой ценности, не отвлекали бы избирателей. Вообще же, представление о многопартийности с упором на слово «много» вовсе не является символом демократии. В большинстве нормальных стран в парламент проходит 2-3 партии.

Неужели кому-то в Грузии будет хорошо от того, что в парламент пройдут не три партии, как сейчас, а 10? Станет ли парламент от этого более работоспособным? Или, вообще, зачем нам в таком случае нужен парламент, в чем его предназначение? Если это просто площадка для обмена мнениями, – тогда все нормально, можно впускать в парламент даже бомжей.

Ну а если нам парламент нужен как работающий орган власти, – то многопартийность с упором на «много» – это скорее беда, чем преимущество.

То же самое и с коалициями. Гнать к черту все предвыборные коалиции, где объединяются ежи и ужи, которые после попадания в парламент непременно начинают грызться из-за мелочей...

И последнее: правила избрания президента и набор его полномочий. В общем, стране надо наконец определяться: либо у нас президентская республика, и мы избираем всеобщим голосованием главу государства с полноценным набором полномочий, либо у нас парламентская республика, и тогда президент нам вообще не нужен.

Всякие отговорки типа «парламентско-президентская» и прочие попытки усесться на два стула – от лукавого. Либо у нас президент – полноценный глава государства, либо свадебный генерал вроде... Вы в курсе кто такой Франк-Вальтер Штайнмайер? Думаете, глава МИД Германии? Ага, точно. Он им был. А сегодня – президент Германии, избираемый, кстати, парламентом.

Словом, предложенные «Грузинской мечтой» изменения в конституции нельзя назвать хорошими или оптимальными. Но, по крайней мере, они совершенно точно являются шагом вперед – в конце концов, они позволяют хотя бы думать о спокойной конституционной смене власти...

А это – уже прогресс. Хоть признаться в этом мне было чертовски сложно...

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG