Accessibility links

Дежурным скандалом первой половины июня стало дело о рэперах. Полиция арестовала двоих участников рэп-группы под названием «Биржа мафия», найдя у них клубные наркотики, известные в народе как «экстази». Им грозит от 8 до 20 лет лишения свободы. Сами рэперы заявили, что наркотики им подбросила полиция, а реальная причина ареста – их клип, где полицейского держат на цепи как собаку (в грузинском сленге пренебрежительная кличка полицейского – «собака»).

Общество поверило рэперам. Если они правы – что я считаю вполне вероятным, – полиция покорила новый рубеж: никто не может вспомнить после советского времени, чтобы кого-то пытались наказать за то, как правительственные учреждения представлены в произведениях искусства (кто что думает об эстетическом качестве данного клипа, в данном случае никакого значения не имеет).

Возмущение вылилось в акцию протеста, достаточно массовую, чтобы испугать власть. Премьер-министр Квирикашвили сразу ответил постом в социальных сетях, где выразил уважение участникам акции и обещал во всем разобраться. Бера, сын всесильного Бидзины Иванишвили и тоже рэпер, отозвался из Америки, выразив солидарность коллегам. Через два дня апелляционный суд выпустил узников под залог, и прокуратура начала расследование о возможности «подброса» наркотиков. Хотя обвинение рэперам не снято.

Эпизод вызвал некоторую волну оптимизма: спонтанно произошла мобилизация общества, пришла в основном молодежь, которая в целом аполитична, и именно последнее обстоятельство, видимо, заставило власть отступить. Значит, не все потеряно. Я тоже был на акции и считаю, что она создала позитивный прецедент.

Однако основания для оптимизма в данном случае ограничены. Да, участие молодежи в данной акции – факт положительный, но это не значит, что она откажется от позиции гордой и нарциссической аполитичности; вполне может быть, что в данном случае многие скорее поддались эмоциональному импульсу, вызванному тем, что арестованные рэперы были похожи на них самих. Власть вполне может и дальше скатываться к авторитарному правлению, не слишком раздражая хиповую молодежь. У нее есть основания надеяться, что такие вопросы, как неформальное правление миллиардера, гонение против оппозиционного телеканала или похищение азербайджанского журналиста, молодых бунтарей волновать не будут: главное, чтобы за травку не сажали.

Этим мы подошли к другой проблеме. В конце концов оказалось не совсем ясно, против чего народ протестовал. Большинство людей пришло спонтанно, но у акции был конкретный организатор – движение «Белый шум», которое специализируется на вопросе либерализации наркополитики. Одним из, если не главным, вдохновителем была владелица самого популярного в Грузии клуба электронной музыки «Басиани»: у нее прямой интерес лоббировать эту проблему. Этим я не хочу сказать, что все упирается в коммерческие соображения. Мне тоже кажется, что грузинское законодательство слишком строго относится к потребителям легких наркотиков вроде марихуаны или экстази и сажать за это на двадцать лет – маразм.

Но в данном конкретном случае произошла вполне сознательная модификация повестки дня. Вопрос о либерализации наркополитики затмил основное: самоволие полиции и атаку на свободу самовыражения. Связь тут, скорее, тангенциальная: рэперов арестовали якобы за наркотики, но могли подложить и что-нибудь другое. Однако подмена темы оказалась крайне выгодной для властей: дискуссия о либерализации наркополитики политически гораздо дешевле, чем признание того, что полиция наказывает молодых артистов за слишком смелые метафоры. Неудивительно, что в упомянутом заявлении премьер Квирикашвили заострил внимание именно на необходимости смягчить наркополитику и старательно избегал главной темы. На шестой день после акции парламент в ускоренном темпе принял (в первом чтении) законопроект, смягчающий наказание за хранение и употребление марихуаны.

Особенно интересно, что моральный импульс акции искусно использовал Каха Каладзе, вице-премьер и предполагаемый кандидат в мэры Тбилиси от «Грузинской мечты». Сразу после акции он выступил с видеообращением, где убедительно говорил о необходимости смягчения наркополитики. Его политический оппортунизм оказался настолько очевиден, что поползли слухи о связях между владелицей «Басиани» и Каладзе: все, дескать, было согласовано заранее, чтобы представить Каладзе защитником интересов хиповой молодежи. Впрочем, строить сложные теории нет необходимости. Совпадение интересов налицо: «Я буду лоббировать вопросы наркополитики, вы помогите мне поднять имидж среди молодежи».

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG