Accessibility links

Чем активнее жизнь на абхазской политической арене, тем чаще возникает ощущение, что это герои Кафки сошли со страниц и, поселившись в Абхазии, пытаются заставить всех жить по их правилам, подчиняя все общество «огромному, страшному процессу» под названием «борьба за кресла». Нынче политическое безумие вступило в кульминационную фазу. Ничем другим объяснить нелогичность решений, заявлений и уж тем более действий наших политиков я не могу.

Более полугода назад власть и оппозиция, чтобы окончательно не подраться, заключили между собой соглашение, которое выходило за рамки не только закона (с ним все обращаются достаточно вольно), но и здравого смысла. Согласно бумаге, подписанной сторонами, власть (законодательная и исполнительная) договорилась с оппозицией о том, что оппозиция представит кандидатуры на должность генпрокурора, членов Центральной избирательной комиссии и членов Конституционного суда.

В соглашении не оговаривались важные детали. В частности, вообще не было понятно, какое влияние на своих соратников по политической борьбе имеют и какими полномочиями наделены оппозиционные политики, подписавшиеся под этим наспех состряпанным документом. Но это еще полбеды. В соглашении не учитывалось и то, что голосовать за кандидатуры, представленные оппозицией, должны 35 депутатов парламента, у каждого из которых есть не только свое мнение, но и бремя обязательств (не перед избирателями, конечно, а перед своими группами политической поддержки).

Ну, ладно. Спишем все на заботу о простых людях – спешили, чтобы снизить «напряженности в обществе».

Конечно, у депутатов парламента был (и есть сегодня) разумный выбор, не выходящий за рамки «правового поля». Они могли принять поправки в законы, гарантируя оппозиционным силам места в исполнительной власти. Но такое простое решение почему-то не устраивало стороны. Вместо этого они объявили, что оппозиция и власть пришли к компромиссу. Для людей это означало, что стороны будут искать приемлемые кандидатуры и заботиться о том, чтобы эти джентльменские договоренности не привели к новому витку напряженности. А мы отдохнем от митингов и штурмов.

Но на практике оказалось, что стороны не намерены врачевать и умиротворять общество, создавая «коалиционное правительство».

На должность судьи Конституционного суда оппозиция представила человека, который по определению не соответствовал данной должности и, потрясая заявлениями о выходе из соглашения, записал себе в актив «нарушение» пунктов соглашения со стороны власти. Затем в состав ЦИКа был предложен человек, которого подозревали в совершении преступления (уголовное дело было закрыто прокуратурой). Тут власть, испугавшись еще одной «желтой карточки», не стала возражать.

Так, с горем пополам сторонам удалось утвердить кандидатуры от оппозиции на должность генпрокурора – Зураба Ачба, на должность членов ЦИКа – Гудису Агрба, Астамура Пачалия, Романа Герия и Вячеслава Квеквескири. Но как дамоклов меч завис Конституционный суд. За одну кандидатуру от оппозиции – Диану Пилия – проголосовали депутаты прошлого созыва парламента. А вот вторая кандидатура – бывшего генпрокурора Сафарбея Миканба – не нашла поддержки в парламенте уже этого созыва.

Оппозиция, возмущенная действиями депутатов, не пожелавших безропотно принять их выбор, сразу заявила, что выходит из соглашения с властью. Это значит, что все кандидаты от оппозиции должны покинуть свои должности в знак протеста.

Но как на практике будет выглядеть этот «выход»? Ведь механизм отзыва не прописан в «джентльменском» соглашении между властью и оппозицией.

Конечно, выборы в парламент прошли, и теперь ЦИК безболезненно могут покинуть представители оппозиции – никакого интереса в пребывании на этой неоплачиваемой должности у них теперь нет. Скорее всего, вздохнет с облегчением, сложив с себя полномочия, и генпрокурор Зураб Ачба.

Но вот представитель оппозиции в Конституционном суде вряд ли согласится с требованием своих соратников. Хорошая зарплата, должностные привилегии и 15 гарантированных лет независимости и от всех ветвей власти, и от оппозиции. И механизма давления на судью, избранного парламентом на 15 лет, не существует ни у одной из сторон.

А будет ли считаться выходом из соглашения частичный выход? Или «отряд не заметит потери бойца»? Скорее всего, второе мое предположение более реалистично.

Здесь я вернусь к началу. Соглашение подписывалось для того, чтобы разрядить общественно-политическую обстановку, чтобы «не столкнуть людей». Так может ли цель – получение должности судьи бывшим генпрокурором Сафарбеем Миканба – отменить эти благие намерения и заботу о благополучии страны и спокойствии народа?

Господа политики, когда «арба перевернется», у вас не останется шанса даже делить кресла.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG