Accessibility links

Братья Миная: час, перевернувший жизни


Оставшееся у населения Абхазии после войны, не изымалось: робкие попытки поднять эту тему вызывали, даже и после 2008 года, бурное негодование

Абхазское общество всколыхнуло на этой неделе новое ЧП с человеческими жертвами – на этот раз в Ткуарчале. Погибли двое – человек, попавший под шальную пулю, выпущенную из автомата после ссоры и драки, и один из «автоматчиков», через полчаса после этого пустивший себе в голову пулю из пистолета.

Согласно информации пресс-службы Генпрокуратуры республики, трагические события развивались стремительно. В понедельник 4 сентября, примерно в полседьмого вечера, на перекрестке ткуарчальских проспекта Свободы, улиц Шовгенова и Нартов, перед магазином «Баракиат» произошла ссора, переросшая в драку, между Миная Ахрой Сергеевичем, 1975 года рождения, и Миная Тимуром Сергеевичем, 1968 года рождения, с одной стороны, и группой неустановленных лиц, с другой. Братья уехали, но спустя полчаса вернулись и открыли стрельбу из АКМ по людям перед магазином. В результате огнестрельные ранения получили Лакирбая Эрик Амеранович, 1972 года рождения, и Хашба Дмитрий Шалвович, 1976 года рождения. Братья скрылись с места происшествия. После того как раненых доставили в Ткуарчальскую центральную райбольницу, Лакирбая (вообще-то эта фамилия обычно пишется через «е», а имя «Амиран» через «и», но так, наверное, записано в паспорте) скончался, а Хашба был отправлен в Республиканскую больницу в Сухум. А еще через полчаса, в 19:30 в Ткуарчале, по ул. Шовгенова, Тимур Миная из имевшегося при нем пистолета Макарова выстрелом в голову покончил жизнь самоубийством.

Поскольку заранее знаю, что от правоохранителей в таких случаях вряд ли добьешься каких-то дополнительных сведений сверх официально опубликованной информации, далее буду говорить, опираясь на разговоры со своими знакомыми выходцами из Ткуарчала, которые знают братьев Миная, а также других людей, наслышанных об этой истории.

Взгляды их расходятся. Скажем, одна дальняя родственница братьев описывала ситуацию так: они зашли за покупками в магазин «Баракиат», и тут к ним привязались их знакомые, которые стали оскорблять и унижать одного из них. Называлась и фамилия обидчика, или обидчиков, но я не буду, естественно, озвучивать услышанное по «сарафанному радио». Завязалась потасовка, в ходе которой один из противостоящих братьям стал стрелять из пистолета им «по ногам». Тогда один из Миная сказал ему: «Подожди, я научу тебя стрелять». И братья уехали за автоматом. Когда они вновь появились, открыли огонь по людям, стоявшим перед магазином. Звучали разные версии о том, где в тот момент были обидчики, но все собеседники сходятся в том, что покойный Лакирбая не имел к ним отношения. В частности, говорят, что пули попали в него рикошетом. Кое-кто из моих собеседников характеризовал братьев как неуправляемых, а про одного из них рассказывал весьма неприглядную историю, имевшую место ранее. Так это или нет, утверждать не берусь.

В любом случае, в течение всего одного часа произошли события, перевернувшие и их жизни, и жизни людей, с которыми они столкнулись. Младший из братьев Миная по-прежнему в розыске.

Мне вспомнилась другая ужасная история, где можно увидеть немало параллелей с этой. Произошла она около двух десятилетий назад, в самом центре Сухума, на проспекте Мира, и я тогда был ее очевидцем. Там тоже фигурировали братья, но они стали жертвами. Это были два брата-репатрианта из Турции, участники Отечественной войны народа Абхазии, открывшие одно из самых первых кафе в послевоенной Абхазии, напротив универмага «Гумиста». Проходя по проспекту мимо этого кафе, увидел скопление встревоженных людей перед ним и мелькнувшее на заднем плане белое, как полотно, лицо одного из братьев. Кто-то из встреченных знакомых рассказал, что только что тут была крупная ссора владельцев этого кафе с какими-то ребятами, которые повадились сюда кутить за «итабуп» («спасибо» по-абхазски). Слово за слово – и вот эти ребята поехали за автоматами... Я прошел дальше всего лишь до конца квартала, метров сто, и тут сзади раздался страшный грохот автоматных очередей. Все прохожие рядом со мной попрятались за угол здания... И тогда погибли не только братья-репатрианты, но, как и в Ткуарчале, люди, к конфликту отношения не имевшие, простые прохожие, «попавшие под раздачу». Убийц судили (мне даже довелось быть на том суде свидетелем, хотя и не особо ценным), приговорили к большим срокам заключения. А о дальнейших их судьбах ничего не знаю.

С приятелем, знавшим одного из братьев Миная, мы сегодня долго рассуждали о подобных случаях, когда людей определенной категории, что называется, «заклинивает», сносит у них «крышу», и они совершают действия, ломающие чужие и их судьбы. Происходило это во всех странах и в разные эпохи. Я поделился воспоминанием о том, какое впечатление на меня когда-то, в советское время, произвел попавшийся на глаза приговор суда. И не сказать, что история была какая-то уникальная, но она поражала своей типичной иррациональностью. Два сельчанина, живших по соседству, тоже вполне зрелых человека, сидели у одного из них, мирно выпивали. И вдруг, в результате «внезапно вспыхнувшей ссоры», один из них бросился к себе домой, схватил охотничье ружье и убил соседа. Далее: похороны в одной семье, пожизненный сиделец – в другой, и вражда соседних семей на вечные времена. И все случилось за несколько минут... Не раз возвращался мысленно к той истории. И все больше склонялся к тому, что вряд ли там гром грянул среди абсолютно безоблачного неба, скорее всего, были какие-то многолетние наслоения неприязни. Словом, никогда ничего не происходит вдруг, ни с того ни с сего.

И еще. В российских СМИ время от времени затеваются дискуссии на тему, стоит ли разрешить в стране свободную продажу огнестрельного оружия, как в США. И мне кажутся более убедительными в них доводы тех, кто доказывает: негатив здесь – рост числа убийств на бытовой почве – наверняка перевесит позитив (возможность обороняться от преступников). В Абхазии, как известно, эта дилемма вообще не стоит: оружие, оставшееся у населения после войны, не изымалось. Робкие попытки некоторых поднять данную тему вызывали, даже и после 2008 года, бурное негодование: «А если завтра снова война?» Автоматы переходят от отцов к сыновьям, и эта перенасыщенность оружием, конечно, влияет на криминальную обстановку. Примеров тому в последние годы можно привести много.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG