Accessibility links

Судебный процесс о «праздничном побеге» вышел на финишную прямую


Приговор по делу будет оглашен через двадцать дней, после новогодних праздников

В Абхазии близится к завершению суд над несколькими бывшими сотрудниками Драндского СИЗО, которых обвиняют в том, что из-за их халатности из СИЗО был совершен дерзкий побег. И хотя поначалу громогласно заявлялось о предательстве некоторых сотрудников милиции, помогшим преступникам бежать, теперь им грозят только штрафы.

Больше года назад, 1 октября 2016 года, на следующий день после празднования 23-й годовщины победы в Отечественной войне народа Абхазии, абхазское общество всколыхнуло известие, что в третьем часу ночи, воспользовавшись, видимо, праздничной расслабленностью в республике, трое заключенных совершили дерзкий побег из Драндского СИЗО МВД, который выполняет в Абхазии функции тюрьмы. Это была «интернациональная троица» – Гурам Инапшба, Реваз Угрехелидзе и Бачуки Латария. Они через незапертые наружные двери проникли в административный корпус СИЗО, выбрались наружу, а затем скрылись на территории Грузии.

Судебный процесс о «праздничном побеге» вышел на финишную прямую
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:56 0:00
Скачать

Побеги заключенных случались в Абхазии, конечно, и раньше, но никогда еще меры, предпринятые по отношению к работникам пенитенциарной системы, допустившим это, не были столь жесткими. Через день новый тогда министр внутренних дел Абхазии Аслан Кобахия заявил на брифинге, что в связи с побегом из Драндской тюрьмы задержаны девять сотрудников милиции, среди них начальник СИЗО и сотрудница Гальской милиции, которая была сообщницей сбежавших. Участие сотрудников милиции в побеге заключенных Кобахия назвал настоящим предательством. Без помощи стражей порядка, по его высказанному тогда мнению, из мест заключения в Абхазии бежать невозможно.

В дальнейшем, однако, следствие не установило причастности сотрудницы Гальской милиции к побегу, и ее не стали привлекать к ответственности. Остальных задержанных не всех сразу, но постепенно тоже освободили из-под стражи. Четверо из них, просидевшие в заключении до 13 суток, – Дмитрий Айба, Геннадий Чхетия, Грачья Саакян и Мераб Воуба принимают участие в судебном процессе в суде Гулрыпшского района в качестве обвиняемых, находясь под подпиской о невыезде.

С середины лета судебное следствие застопорилось из-за неявки на него в качестве свидетелей руководителей МВД. Сложилась парадоксальная ситуация, когда участники процесса являлись на него, но заседания в силу изложенного обстоятельства откладывались. В какой-то момент подсудимый Айба сделал письменное заявление, что отказывается от присутствия на заседаниях. В конце концов, советник министра внутренних дел Вячеслав Джугелия, который ранее занимал должность заместителя министра и одновременно был куратором СИЗО и ИВС, внял очередной повестке, явился в суд и был допрошен в качестве свидетеля. При этом он подтвердил, что руководство Драндского СИЗО неоднократно обращалось в министерство с рапортами, где поднимало вопрос о необходимости принятия дополнительных мер по усилению охраны заключенных.

На последних заседаниях суда состоялись прения сторон. Гособвинение попросило взыскать со всех четверых подсудимых по статье о халатности штрафы в размере тридцати тысяч рублей, а кроме того бывшему начальнику СИЗО Геннадию Чхетия, у которого на момент побега был выходной, – запретить в течение года занимать руководящие должности, а бывшему начальнику СИЗО по режиму Дмитрию Айба – занимать их в течение трех лет. Защитники подсудимых просили их оправдать.

Подсудимые выступили с последним словом. У Дмитрия Айба текст его был распечатан на семи страницах, и он зачитывал его почти полчаса. Вот небольшой отрывок из этого последнего слова:

«За период моей работы поменялось два министра, и каждый из них по-своему пытался изменить обстановку в СИЗО. Дзапшба Леонид Юрьевич предпринял попытку ужесточения – и опять же лишь после побега (другого, предыдущего), но это все осталось лишь попыткой. Кобахия же в ходе единственного прихода в СИЗО, с момента своего назначения и до дня побега, разрешил заключенным все жизненные блага – бытовую технику, обустройство камер, свидания с женщинами. Но самое страшное для сотрудников СИЗО было то, что он разрешил переоборудовать часть неиспользуемых кабинетов административного корпуса на третьем этаже под комнаты для свиданий. Это ломало полностью режим заключенных, в связи с чем изоляция заключенных от административного корпуса вообще стала невозможной. В связи с нехваткой личного состава проконтролировать хождение заключенных по административному корпусу СИЗО стало крайне затруднительным, да и вообще невозможным. Лично по моему мнению, именно эта предоставленная вседозволенность и дала возможность заключенным обследовать административный корпус и выявить слабые места. Лишь после побега сам же Кобахия отменил свой устный указ. Хотя до побега руководство СИЗО неоднократно ставило вопрос о запрете использовать для свиданий третий этаж административного корпуса».

Судья Эроланд Сангулия объявил, что приговор по делу будет оглашен через двадцать дней, после новогодних праздников.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG