Accessibility links

Растущая экономика с нестабильной валютой


Обесценивание лари осенью стало дурной традицией последних пяти лет

Как и в предыдущие годы правления «Грузинской мечты», ситуация на финансовом рынке Грузии в 2017 году была далека от стабильной. Курс грузинского лари отличался высокой волатильностью. И это, по мнению экспертов, стало одной из основных причин, по которой устойчивый экономический рост не привел к росту благосостояния населения.

Нельзя сказать, что Нацбанк и правительство не пытались справиться с волатильностью на финансовых рынках. В самом начале 2017 года Нацбанк с целью недопущения спекуляций на валютном рынке утвердил новое положение, согласно которому при определении курса лари стали учитываться валютные сделки не только между крупными банками, но и с участием микрофинансовых организаций. По задумке регулятора данная мера могла повысить конкуренцию на рынке лари, сделав его менее зависимым от сделок крупных игроков.

Специалисты отнеслись к задумке с определенным скепсисом. Так, банковский эксперт Гоча Тутберидзе хоть в целом и одобрил нововведение, но выразил сомнение в эффективности этой меры. Он рассказал, как работает электронная биржа Bloomberg: банки подключены к системе посредством специального приложения, в котором они подают заявки на куплю или продажу валюты. По итогам сделок, исходя из спроса и предложения, формируется средневзвешенный курс лари по отношению к доллару.

Растущая экономика с нестабильной валютой
please wait

No media source currently available

0:00 0:14:24 0:00
Скачать

«Система Bloomberg является закрытой системой, и за пользование ею игроки должны ежемесячно вносить солидные взносы. То есть раньше курс формировался в закрытой среде, что давало многим экспертам и политикам поводы предположить, что коммерческие банки сговариваются и формируют курс исходя из своих узких коммерческих интересов, в ущерб экономике страны. Я далек от теорий заговора и считаю, что, напротив, электронные торги помогали бизнесу и инвесторам наблюдать за динамикой курса лари».

Георгий Кепуладзе тоже с сомнением воспринял инициативу регулятора. Мера Нацбанка хоть и увеличит конкуренцию на валютном рынке, однако новые игроки не сумеют внести существенный вклад в формирование национальной валюты:

«Микрофинансовым организациям придется подключиться к системе Bloomberg, что связано с серьезными финансовыми затратами, так как сумма за пользование терминалом в год составляет 24 тысячи долларов. По этой причине я очень сомневаюсь, что этот сектор в состоянии оказать какое-либо серьезное влияние на курс лари. По всей видимости, Нацбанк сейчас попросту пытается подключить к торгам новых игроков, чтобы отмести инсинуации о якобы закулисном формировании курса лари. В конечном итоге я все же считаю эту меру позитивной, так как в будущем она повысит конкуренцию на валютном рынке».

Согласно оценкам экспертов, микрофинансовый сектор постепенно становится все более значимым участником валютного рынка, несколько крупных банков выросли именно из микрофинансовых организаций. Об их размахе можно судить по отчетам профильных НПО: например, объем выданных финансовыми организациями кредитов превышает 12 миллиардов лари, что составляет до 16% рынка.

Следует отметить, что эксперты были в целом правы, так как в конечном итоге вышесказанные меры не прибавили лари стабильности. В октябре прошлого года Нацбанк вновь оказался в центре скандала, когда грузинская валюта повторила печальный опыт прошедших лет, обесценившись за неделю в отношении доллара на 14 пунктов. Как в правящей команде, так и в оппозиции выразили удивление и возмущение по поводу неожиданного обвала. Дело в том, что, в отличие от прошлых лет, в прошлом году Грузия демонстрировала устойчивый экономический рост (на уровне 4,7%), и для падения не было предпосылок.

Как напомнил глава НПО «Общество и банки» Георгий Кепуладзе, обесценивание лари осенью стало дурной традицией последних пяти лет. Он согласился с утверждением оппозиции, что фундаментальных причин для обесценивания лари тогда не было.

«За последние пять лет мы привыкли, что лари традиционно обесценивается осенью, сейчас к этому добавилась новая традиция – резкий обвал после выборов. Это тем более странно после заявления главы Минфина, который на днях с гордостью рассказывал нам, что платежный баланс Грузии за первые два квартала улучшился на 700 миллионов лари. Это означает, что у бизнеса скопились негативные ожидания, и он запасается валютой впрок. Думаю, тут веское слово должен сказать Нацбанк, который летом солидно пополнил свои валютные резервы».

Специалисты назвали множество различных версий, приведшим к обесценению лари, но сошлись в том, что девальвация лари и рост цен прямо ведут к обнищанию населения. По словам аналитика Бесо Намчавадзе, в отличие от развитых стран, дрейф лари приводит к самым негативным последствиям для граждан:

«Конечно, осень тут ни при чем, когда по традиции прошлых лет лари обесценивается после третьего квартала. Нынешний кризис имеет несколько причин: во-первых, завершен летний туристический сезон и валюта перестала поступать в казну. Во-вторых, с ноября растут показатели продуктового импорта, и текущий неурожайный год не составил исключения. Ну и, наконец, основная причина состоит в росте объема денежной массы, которая за прошедший год выросла почти на 20%. Эти факторы увеличивают ажиотаж на рынке, и все заинтересованные лица запасаются валютой впрок».

Несмотря на ожидания, в разгар кризиса руководство Нацбанка практически ничего не предприняло для обуздания паники на валютном рынке. По словам главы Нацбанка Кобы Гвенетадзе, инфляция не выходила за пределы коридора, определенного в госбюджете:

«Как и другие центральные банки других стран, Национальный банк Грузии не будет делать комментариев по поводу кратковременных колебаний национальной валюты».

После этих заявлений лари усилил падение и остановился на историческом минимуме года – 2 лари 72 тетри за доллар, обесценившись за месяц на 15%.

По словам экономиста Акакия Цомая, в формировании драматической ситуации виноваты не только руководство Нацбанка, но и непоследовательная экономическая политика «Грузинской мечты», благодаря которой лари год за годом сдает позиции под конец года:

«Нацбанк заявляет, что его интересует целевой уровень инфляции, а не курс лари. Однако следует заметить, что девальвация неминуемо приведет к повышению цен, так как Грузия в большей мере зависит от импорта. Думаю, масла в огонь подливает и непонятная политика правительства, когда большая часть бюджетных трат приходится на последний квартал года».

Перманентное обесценение лари подорвало финансовое положение граждан, которые заняли доллары у различных финансовых институтов. Поэтому в Нацбанке решили предпринять меры и в этом направлении. С начала года была задействована спецпрограмма по снижению зависимости финансовой системы Грузии от доллара. Согласно данным статистики, до 70% займов населения были номинированы в иностранной валюте и все сделки на рынке недвижимости совершались в долларах. Нацбанк предложил конвертировать вклады граждан из доллара в лари по льготному курсу, который был ниже коммерческого на 20 пунктов. На субсидирование этой программы в 2017 году из бюджета страны было выделено 65 миллионов лари. Также коммерческим банкам было запрещено выдавать кредиты в иностранных валютах, если их размер ниже 100 тысяч лари.

По признанию специалистов, назвать программу успешной можно лишь с большей натяжкой, так как предоставленной возможностью воспользовались лишь 4500 клиентов из 27 тысяч. Тогда власти сделали хорошую мину при плохой игре: согласно заверениям министра финансов Дмитрия Кумсишвили, это неплохо.

«В итоге 4500 семей застрахованы от последующих колебаний валютного курса. Хочу выразить благодарность всем тем людям, которые приняли участие в этой программе. В рамках ее реализации конвертировано около 60 миллионов долларов. Кроме этого, изменения, внесенные в законодательство с 1 января 2017 года, предусматривают выдачу займов до 100 тысяч лари только в национальной валюте, что будет способствовать дальнейшей ларизации экономики», – заявил министр.

По мнению банковского эксперта Георгия Кепуладзе, слабый интерес к программе был обусловлен низким уровнем финансовой грамотности граждан, которые так и не смогли просчитать позитивных сторон программы. Как признал Кепуладзе, сам он воспользовался предоставленной возможностью:

«В целом банки при конвертации кредитов в лари руководствовались суммой кредитов и сроками его погашения, но основная процентная ставка по займам в лари не превышала 10-11% годовых. Учитывая субсидирование, можно сказать, что это было выгодным предложением. Однако на фоне негативных оценок, прозвучавших в большинстве СМИ от экономистов и политиков, ни банки, ни государство не проявили надлежащей активности в этом вопросе, чтобы как-то рассеять скептицизм людей. В итоге долларовый портфель кредиторов размером 400 миллионов долларов «похудел» только на 60 миллионов. Это наглядно демонстрирует, что негативные ожидания одержали верх», – заявил эксперт.

Еще одним направлением активности Нацбанка стала борьба с непрофильными активами коммерческих банков, которые, проникнув во все сферы экономики, существенно ограничили конкуренцию на рынках.

В большинство стран мира банкам запрещают владеть непрофильными активами. По информации НПО «Общество и банки», из 138 государств с развитым банковским сектором в 50 странах действует запрет на ведение непрофильной деятельности, в 72-х государствах есть существенные ограничения и лишь в 16 странах разрешена полная свобода деятельности в этой сфере.

До прошлого года Грузия относилась к последней группе, однако в прошлом году деятельность банков ограничили на законодательном уровне. Глава Ассоциации застройщиков Ираклий Ростомашвили пояснил, каким образом банки, располагая внушительными финансовыми возможностями, ограничивают конкуренцию на рынке и мешают развитию бизнеса в стране:

«В первую очередь банковский сектор заинтересовался девелоперским сектором в 2008-2009 годах. Главным условием кредитования с их стороны было назначение параллельного управляющего, который осуществлял надзор за деятельностью компании, за что получал солидный оклад со стороны самой компании. Естественно, в те времена бизнесу не оставалось ничего, кроме как принимать кабальные условия, что зачастую приводило к их банкротству, и имуществом завладевал банк. Банки владеют активами в девелоперском, энергетическом и гостиничном бизнесах, клиниками и ресторанными сетями. В последние месяцы они включились в такие виды предпринимательства, как рыбные хозяйства и производство бочек для виноматериалов».

Нацбанк принял решение о запрете на владение непрофильными активами с третьего квартала 2017 года. Как объяснил вице-президент Нацбанка Муртаз Кикория, банкам запретили инвестировать в бизнес, даже если он находится в их формальном владении:

«Вводится в оборот понятие «банковская группа», и Нацбанк получает право надзора не только над собственно коммерческими банками, но и всеми компаниями, входящими в группу. Если, допустим, банк стал владельцем задолжавшей ему строительной компании, то через определенное время он будет обязан ее продать».

В законе появилось такое понятие, как «ассоциированная компания». Даже если банк владеет не контрольным пакетом, но такой долей, которая позволяет влиять на управление, то компания считается ассоциированной.

По словам специалистов, несмотря на усилия регулятора, банкам удалось сохранить свои бизнес-активы. Рассказывает экономист Акакий Цомая:

«Много говорилось, что банковский сектор оказывает конкуренцию бизнесу, владея непрофильными активами. На самом деле, после ужесточения законодательства этими активами владеют не банки, а члены их правлений, выступающие в роли физических лиц. Думаю, регулятору стоит обратить внимание на этот факт», – объяснил Акакий Цомая.

В результате, по итогам года банковские активы возросли до 34 миллиардов 600 миллионов лари, что сопоставимо с ВВП страны за 2016 год. По словам аналитика Вахтанга Чарая, это произошло из-за некоторых особенностей экономики страны:

«Подобная ситуация весьма характерна для стран с развивающейся экономикой, где активы банковского сектора также сопоставимы с объемами экономики. Другое дело, насколько эффективно эти средства сопутствуют развитию экономики, и в нашем случае нерешенной проблемой является то, что банковский сектор использует эти огромные средства в ущерб экономике. Несмотря на последние законодательные изменения, банки со своими колоссальными ресурсами по-прежнему присутствуют во всех сферах бизнеса, душа конкуренцию».

Тем временем под конец года падение курса лари удалось приостановить и даже повернуть вспять. В немалой степени этому способствовали меры, предпринятые Нацбанком Грузии, – в частности, повышение ставки рефинансирования до уровня 7,25%. Новый год национальная валюта Грузии лари встретила на отметке в 2 лари 60 тетри за один доллар.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG