Accessibility links

Все три выходных дня после прошлой пятницы, да и сегодняшний рабочий день темой для обсуждения номер один в абхазском обществе были события 5-го и в ночь на 6-е января.

Весь 2017 год, как известно, был на редкость спокойным в плане внутриполитической борьбы. Но любой штиль рано или поздно сменяется бурей. И в самые последние дни декабря в соцсетях стали сгущаться тучи этой грядущей бури. Парадоксальным образом среди тех, кто с возмущением стал поднимать тему того, что 25 декабря «втихаря» был освобожден и передан грузинской стороне «убийца и садист» Георгий Лукава, были сторонники действующей власти. Конечно, они не собирались «раскачивать лодку», но далее произошло то, чего уже трудно было избежать...

В этой связи мне представляются крайне наивными встречающиеся порой в эти дни «обличения» в адрес оппозиции – она, мол, воспользовалась этой коллизией в своей борьбе за власть. А как вы думали? Какая политическая оппозиция откажется от такого козыря, попавшего ей в руки? Тем более что, когда речь заходит о пытках и убийствах защитников Абхазии, это очень болезненно и чувствительно для всех, очень бьет по нервам. Да и вообще отношения с грузинской стороной всегда были самой активно используемой темой во внутриполитической борьбе в Абхазии: достаточно вспомнить историю с аннулированной в конце концов паспортизацией жителей восточных районов РА грузинской национальности в период борьбы за отстранение от власти Анкваба.

Уроки января, или «лукавый митинг»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:52 0:00
Скачать

И глядя, скажем, на полемику провластных и оппозиционных участников теледискуссии о законности или незаконности помилования Лукава, я невольно представлял себе, как диаметрально противоположным образом поменялась бы их риторика, происходи подобная дискуссия, допустим, на четыре года раньше, в январе 2014-го. При том, конечно, что отношение к самому Лукава у них, как и сейчас, было бы одинаково негодующим.

Давайте вернемся в ту временную точку, на которой я закончил свой репортаж на «Эхе Кавказа» – в восьмом часу вечера 5 января – словами, что после оглашения решения парламентской комиссии на площадке перед парламентом не стало менее многолюдно. Что же происходило дальше?

Прежде всего – о мгновенной реакции интернет-пользователей. Оппозиционно настроенные были явно разочарованы. «Доукомплектовать Конституционный суд и передать материалы разбирательства в него? Предложить президенту освободить от должности до решения Конституционного суда главу своей администрации?» – гора, мол, родила мышь. И зачем эта «сакральная жертва» – ведь Даур Аршба лишь формально ответственен за принятие указа о помиловании Лукава, а реально он к нему отношения не имел, к тому же президент наверняка не примет последнее предложение комиссии (так оно впоследствии и оказалось). Такое же настроение царило и в основной массе собравшихся перед входом в парламент.

Возможно, оно было бы несколько иным, если бы перед собравшимися был зачитан текст того решения, которое приняла сама комиссия из семи человек, – более развернутый, с критическими оценками действий президента. Но после обсуждения его всем парламентом в нем осталась лишь сухая резолютивная часть. Ясно, что заведенная многочасовым стоянием перед парламентом оппозиционно настроенная масса людей ждала другого. Но чего? Освобожденного и не досидевшего более десяти лет в заключении Лукава из-за Ингура уже не вернуть, это было ясно изначально. Значит, хотели того, что и затевавшие в позапрошлом году референдум – досрочной отставки главы государства! И вот к этой наэлектризованной и не желающей расходиться массе людей вышел председатель закончившей в тот вечер работу парламентской комиссии, бывший министр внутренних дел республики Рауль Лолуа. Он заявил:

«Лично я призываю всех здесь провести бессрочный митинг. Сколько надо будет стоять, сколько надо будет решение принимать, здесь будем принимать это решение. Все согласны с этим? Требование – отставка президента! Все согласны с этим!»

Многоголосое, раздававшееся раз за разом «да» в ответ на это не должно вводить в заблуждение: кричали, конечно, не все собравшиеся там. С оппозиционно настроенными смешались к тому времени и подошедшие с другой стороны здания, от входа в администрацию президента, стояло перед парламентом и немало сотрудников правоохранительных органов. При этом между «оппонентами» начали возникать потасовки, а какой-то «негодяй», как его позднее охарактеризовали в соцсети «Фейсбук», бросил дымовую шашку. Около полуночи Лолуа вновь обратился к собравшимся:

«Начинают формироваться новые силы оппозиции. Происходит объединение. Сформирован штаб. Штаб практически начал свою работу и будет готовить народный сход».

Это уже означало, что надо расходиться, то, к чему призывали ранее и спикер парламента, и парламентарий, экс-президент Александр Анкваб. Кстати, хоть январь нынче в Абхазии и теплый пока, но это все же январь... Пространство перед парламентом стало редеть, а около часу ночи к своим сторонникам у входа в администрацию президента вышел Рауль Хаджимба. Вот в сокращении то, что он сказал:

«Дорогие мои братья, сестры, старшие наши, матери наши! Мы еще раз продемонстрировали, что мы если народ и народ единый, то мы можем многое что сделать. Сегодня если и нашлись единицы людей, которые хотели взбаламутить эту ситуацию, развернуть ее в совершенно ином направлении, то, к счастью, это не произошло... Я говорю вам честно, я никогда не привык врать. Если я виновен, то я сказал бы, что я виновен. Я сделал все по закону. Я говорил сегодня о том, что боль тех родителей, тех близких, которые потеряли своих сыновей от рук этого изверга... я перед ними преклоняюсь. Перед памятью этих ребят. Но мы – государство. Если мы действительно хотим построить страну, то мы должны жить по тем законам, которые сами же приняли для себя. Другого подхода быть не может».

Итак, как и год с небольшим назад, в декабре 2015-го, команда Рауля Хаджимба отбила атаку на свою власть. Нынешняя атака была, конечно, куда менее подготовленной, но в ее спонтанности, в том, как быстро «поднялась волна», были для власти свои опасности.

Каковы же итоги этого январского противостояния (очень надеюсь, что до конца месяца обострения политической ситуации больше не будет) для его основных действующих лиц? Если судить по многочисленным комментариям в абхазском интернет-сообществе, то тут надо, прежде всего, учесть: большинство комментаторов исходили и исходят из своих либо провластных, либо оппозиционных настроений. (Кстати, мне показалась весьма сомнительной идея для выяснения законности помилования Лукава обратиться к «независимым юристам»: во-первых, кто будет определять их имена, во-вторых, как в Абхазии таких найти?)

Вот почему, встретив в соцсетях переиначенное пушкинское «Правитель слабый и Лукава», я сразу понимал, что это пост оппозиционера. А если говорилось про «лукавый митинг» оппозиции (имея в виду непродекларированную его цель) – становилось понятно, что автор поста будет защищать власть до последнего. Но если суммировать все и ориентироваться, прежде всего, на тех, кто старался рассуждать беспристрастно, то можно прийти к следующим выводам.

Конечно, данная история не могла не ударить по имиджу президента, не отнять у него политические очки по сравнению с тем недавним днем, когда он давал пресс-конференцию по итогам 2017 года. Упрекают его, в частности, за то, что долго отмалчивался, в частности, не вышел к митингующим 3 января. (Хотя на это есть свои контраргументы: не хотел вступать в полемику без подготовки, не взвесив, как следует, каждое свое слово). Рауль Лолуа, с одной стороны, показал, что умеет оперативно собирать массы, закрепился в сознании общества как один из трибунов и оппозиционных лидеров, а с другой – проиграл в глазах тех, кто страшится радикализма и общественной дестабилизации и кого в Абхазии в последние годы явное большинство. От сторонников же власти в соцсетях в его адрес предсказуемо посыпались обвинения, где слово «провокатор» было не самым резким.

А вот Александр Анкваб, пожалуй, однозначно набрал очки – разумеется, только не среди своих «закадычных врагов». Ведь миротворческая миссия, взвешенность в таких ситуациях – самая выигрышная позиция. Тем более в сегодняшней Абхазии, так уставшей от потрясений. Вот в переводе с абхазского начало его выступления перед собравшимися перед парламентом, которое активно цитируют в соцсетях его приверженцы:

«Сейчас требуется умение слушать друг друга, нужны сдержанность и мудрость. Мы все, собравшиеся здесь, не чужие друг другу люди, братья, мы все один народ. Надо помнить об этом. Я не учу вас уму-разуму. Но мы не должны допустить того, чтобы своими собственными руками причинить вред нашей стране. Я так думаю и уверен в том, что и вы так же думаете. Вы слышали, что сказали мои коллеги, выступавшие перед вами чуть раньше, что сказал Омар Джинджолия. Мы готовим документы. Они имеют отношение к Конституционному суду...»

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG