Accessibility links

Черкесия. Возвращение


Основная масса черкесских репатриантов из Сирии должна получить гражданство в 2018 году

По словам председателя черкесской общественной организации «Адыге Хасэ» Краснодарского края Аскера Сохта, основным направлением его деятельности на протяжении последних почти семи лет была репатриация черкесов из объятой войной Сирии, их обустройство на исторической родине, интеграция в российское общество.

За время сирийской войны около пяти тысяч черкесов приехали в Россию, из них около двух тысяч осталось, остальные перебрались в Турцию или Европу.

Первые репатрианты, говорит Аскер Сохт, прибыли в Россию в 2012 году, и через пять лет проживания, т.е. в 2017 году, уже получили гражданство, а те из них, кто достиг призывного возраста в прошлом году, пошли служить в армию:

«Я считаю, что это выдающееся достижение, потому что на первоначальном этапе крайне прохладно государство относилось к репатриации сирийских черкесов, с большой подозрительностью, с опаской. И вот за этот короткий промежуток времени молодые люди, родившиеся в Сирии, проделали большой путь – вернулись в Россию, выучили русский язык, получили гражданство, и теперь государство призывает их в вооруженные силы, доверяет им оружие. Это беспрецедентное событие, потому что, как мы знаем, из многих регионов России стараются не призывать в вооруженные силы, крайне ограничен призыв в Дагестане, Ингушетии и Чечне».

Черкесия. Возвращение
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:18 0:00
Скачать

Основная масса репатриантов должна получить гражданство в 2018 году. По наблюдениям Аскера Сохта, гражданство люди получают беспрепятственно, в первую очередь потому, что не вызывают опасения властей.

Кстати, получил российское гражданство и Анзор Арсланук, буквально на днях его вызвали в Министерство внутренних дел Адыгеи для восстановления гражданства по приказу МВД России.

Напомню обстоятельства этой громкой истории. Анзор Арсланук получил российское гражданство в трехлетнем возрасте, в 1994 году, вместе с матерью Тамарой Стас и младшей сестрой. Он вписан в графе «Дети» в российском паспорте матери и по закону является российским гражданином.

В 2011 году, когда начался вооруженный конфликт, Анзор в экстренном порядке по студенческой визе прибыл в Россию – оформлять гражданство в Дамаске просто не было времени. Он попытался сделать это в Майкопе, но местные миграционщики не стали себя утруждать перепиской с МИДом и предложили ему прокатиться в Дамаск, чтобы там, в российском посольстве, собрать все документы, подтверждающие его гражданство. Уже после окончания срока студенческой визы его задержали на границе с Абхазией как незаконного мигранта и передали адлерскому суду, а тот в свою очередь отправил его в Центр временного содержания иностранных граждан и лиц без гражданства в Гулькевичах для последующего выдворения в Сирию.

История получилась резонансной. С одной стороны, Абхазия предложила ему убежище, с другой стороны – в России к его защите подключилась масса людей. Эти усилия не оказались напрасными, говорит Аскер Сохт:

«К его защите подключились российские правозащитные организации, о существовании которых мы даже не знали. Они первые направили адвокатов для его защиты в центр депортации. Откликнулись молодежь, юристы Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгеи, Москвы. Его защищали три адвоката. В помощь молодому человеку осуществлялся сбор средств. Отдельные слова благодарности депутату Государственной Думы Вячеславу Резнику. Мы не ожидали от него помощи, после того как критиковали его в период выборов за то, что он выдвигается от Адыгеи не будучи жителем республики. И тем не менее он непосредственно подключился к защите Анзора, в то время как другие депутаты и сенаторы от республики Адыгея предпочли промолчать. А вот Резник не промолчал – он направил депутатский запрос в МИД и довел ситуацию до правового завершения».

Главная неудача прошедшего года, говорит Аскер Сохт, – нам не удалось добиться восстановления прямых всенародных выборов главы Адыгеи. Как и прежде, он был назначен парламентом по представлению президента России.

По мнению общественника, эту борьбу с административным ресурсом гражданское общество Адыгеи проиграло, в том числе и потому, что активность людей в этом вопросе была недостаточной. Многие просто не верили, что они могут повлиять не решение федерального центра, добиться прямых выборов. Говорит Аскер Сохт:

«Наше общество проиграло, Тяжело было бороться институтам гражданского общества с такой консолидированной позицией власти. Гражданская активность подавлялась, потому что имел место сговор республиканских и федеральных структур Адыгеи. Когда премьер-министр республики метит на пост главы субъекта, а руководитель территориального подразделения ФСБ идет в сенаторы от республики, конечно, проломить этот тандем очень сложно, но и гражданская активность здесь была низкой. Мой основной вывод состоит в том, что, в принципе, если граждане активны, в состоянии проявлять солидарность, гражданскую позицию, то любые проблемы разрешимы».

По мнению председателя кабардинского конгресса Аслана Бешто, главное событие прошлого года было со знаком минус – это сокращение, по отмашке Владимира Путина, обучения национальных языков в российских школах до символических двух часов в неделю, да и то только до 9-го класса.

На фоне урбанизации эта корректировка школьной программы выглядит как принудительная ассимиляция. Люди переезжают из села в город, где нет стихии родного языка. Родители не могут противостоять ассимиляции, потому что целый день на работе и видят детей перед сном, говорит Аслан Бешто:

«Это вызвало тревогу, если не сказать, панику в черкесском обществе. Люди начали искать альтернативные возможности обучения родному языку детей.

Если, например, говорить о соседствующих с нами тюркских народах, то им исчезновение родного языка не грозит, потому что в России, да и в мире, очень много носителей тюркских языков. А у нас других родственников во всем мире нет. Более того, именно мы на Северном Кавказе являемся хранителями языка – мы после падения железного занавеса организовали обучение языку в диаспорах. И если здесь, на родине, будет нанесен ущерб родному языку, то нигде и никогда он больше не возродится».

Аслан Бешто вспоминает о массе проблем, с которыми столкнулись черкесы в пошлом году. Проблем зачастую нелепых, диких, вызванных невежеством или даже воинствующим национализмом региональных властей, как, например, в Краснодарском крае. Как людей, участвовавших 21 мая в традиционном черкесском молебне у тюльпанового дерева в Головинке, власти края судили по обвинению в организации несанкционированного митинга.

В знак протеста участник молебна шапсугский старейшина Руслан Гвашев провел трехнедельную голодовку. Произвол краснодарских властей вызвал волну возмущений по всему миру – в странах, где проживают черкесские диаспоры, прошли акции в поддержку Руслана Гвашева. Однако это не повлияло на решение кубанской Фемиды.

Еще одно тревожное событие в Краснодарском крае: за исполнение национального танца в Геленджике была арестована и предана суду группа молодых людей – туристов из Кабардино-Балкарии. Говорит Аслан Бешто:

«Один из танцевавших – Салим Ахабеков получил год исправительных работ. Это нонсенс! На этом дело не закончится, я думаю, оно будет одним из перовых серьезных вопросов, которые встанут перед нами в новом году».

Этот список происшествий можно продолжить, говорит Аслан Бешто, но эти события не прошли даром – они стали ценой опыта, который набирает национальное движение, говорит Аслан Бешто:

«Черкесское национальное движение отказалось от ярко выраженного лидерства в пользу сетевого взаимодействия. Мы научились требовать соблюдения своих прав, требовать цивилизованного к себе отношения, не давая повода для официальных репрессий».

Советник черкесского конгресса из Израиля раввин Авраам Шмулевич считает одним из важнейших событий для черкесского общества в прошедшем году международную конференцию «Черкесы в XXI веке: идентичность и выживание на родине и в диаспоре», которая прошла в шведском городе Мальмё на базе Malmö University с 22 по 25 ноября.

Авраам Шмулевич подчеркивает, что это была не политическая, но научная конференция, в которой приняли участие лингвисты, антропологи и политологи из вузов Европы США и Ближнего Востока. Говорит Авраам Шмулевич:

«Обсуждались различные аспекты – демографические, история, тендерные исследования, социология, религиозные вопросы. Как сказал один из ведущих специалистов по черкесской теме профессор Уолтер Ричмонд из Калифорнии, который выступал на этой конференции, черкесоведение сформировалось в отдельную науку. То есть изучение черкесской истории, цивилизации, культуры представляет отдельную научную дисциплину. Если раньше конференции, которые проводились на Западе, включали черкесов как часть Кавказа, то сейчас понятно, что исследование черкесов представляет интерес для всех отраслей кавказоведения и гуманитарных дисциплин вообще. В этом, я считаю, главный итог конференции.

– И все-таки не очень понятно, чем вызван такой интерес к черкесской тематике?

– Черкесы – древняя цивилизация и интересная культура Они показали замечательный пример национального выживания в очень сложной ситуации, и сейчас мы наблюдаем черкесское национальное возрождение. Это феномен, который сам по себе достоин изучения. Черкесы доказали своей историей, что они являются одним из важных элементов мозаики мировой цивилизации. Второе, что представляет интерес для исследователей, – это их политическая роль в процессах, которые происходят на Ближнем Востоке. Мы знаем, что они проживают в ключевых странах Ближнего Востока – в первую очередь Турции, Сирии, Иордании и Израиле. Представляет интерес и их роль на Северном Кавказе».

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG