Accessibility links

«Лебединый демарш» президента


Недопонимание возникло после того, как президент потребовал дать ему возможность ответить на вопросы депутатов

Президент и парламент не поделили регламент – Георгий Маргвелашвили сорвал заседание высшего законодательного органа, отказавшись выслушивать критику в свой адрес без права на нее ответить.

Скандалом завершилось итоговое выступление президента Грузии перед парламентом. Георгий Маргвелашвили в знак протеста покинул заседание высшего законодательного органа, после того как ему было отказано в праве отвечать на вопросы депутатов. К слову, вопросы народных избранников больше походили на обвинительные выступления, по времени лишь немногим меньше, чем отчет самого главы государства. Своего возмущения Георгий Маргвелашвили не скрывал:

«Вы знаете, что был объявлен формат дебатов, и я приветствую дебаты. И это не раз было анонсировано. Для меня естественно, чтобы у меня была возможность разговаривать с уважаемыми депутатами и вступать с ними в дебаты. Задавать президенту вопросы в таком формате, что он не может на них ответить, я не вижу смысла. С таким же успехом я могу посмотреть это по телевизору. Исходя из этого, я жду, что парламент как-нибудь создаст возможность сделать так, чтобы я смог вступить в дебаты с уважаемыми депутатами. Нигде не написано, что у президента нет права отвечать на вопросы».

«Лебединый демарш» президента
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:53 0:00
Скачать

Недопонимание возникло после того, как президент, в течение трех часов выслушивавший критику в свой адрес, потребовал дать ему возможность ответить на вопросы депутатов. На что получил отрицательный ответ со стороны спикера. Ираклий Кобахидзе заявил, что это не положено по регламенту:

«Что касается формата дебатов, существует регламент, который действует с 1995 года, когда ваш друг Зураб Жвания был председателем парламента, и с тех пор он (регламент) не претерпел изменений».

И уже в спину уходящему президенту продолжил:

«То, что сделал господин Георгий, к сожалению, является проявлением неуважения к законодательству Грузии, регламент – акт, у которого есть сила закона и авторитет института парламента. У меня есть подозрение, что это был заранее определенный и запланированный шаг, что является еще более печальным».

При этом в упоминании председателем парламента имени Зураба Жвания в данном контексте многие увидели попытку уязвить президента. В ходе своего утреннего выступления Георгий Маргвелашвили также вспомнил покойного политика, когда критиковал правящую партию и правительство за непростую экономическую ситуацию в стране:

«Мой друг Зура Жвания говаривал, что самая хорошая статистика – это холодильник. Откроешь холодильник в семье и поймешь, какового экономическое положение. Сегодня у нас положение с точки зрения трудоустройства таково, что наши граждане готовы не терять работу, даже несмотря на реальный риск лишиться жизни. Некоторые из них ежедневно идут на работу, на которой им грозит смерть».

В тот момент в упоминании имени Жвания наблюдатели усмотрели тактический ход президента – глава государства ненавязчиво дал понять избирателям, чьим другом являлся и чьи убеждения разделяет до сих пор. После реплики Кобахидзе стало ясно: в правящей партии разгадали маневр Георгия Маргвелашвили.

К слову, в «Грузинской мечте» было за что обидеться на президента. За неполные полчаса своего выступления он успел намекнуть, что от той «Грузинской мечты», с которой он пришел во власть и которая выдвинула его в президенты, почти никого в парламенте нынешнего созыва не осталось; дал понять, что после его ухода из Министерства образования реформы в этом ведомстве остановились, а выборы 2016 года и их итоги прямо назвал уничтожением политического класса:

«Мы ослабили самоуправление, получили меньше самоуправляющихся городов. Отменили выборы президента, что было сделано против воли населения, и, самое главное, обещанную десятилетиями реформу парламентских выборов отложили на 2024 год. Шаги, предпринятые против конкретных политиков, на мой взгляд, могут сиюминутно ослабить позиции этого политика, но в конечном итоге ослабляют институциональное управление страной. В связи с этим, когда я смотрю на то, что произошло в 2016 году, я вижу, что выборы 2016 года были целенаправленным уничтожением политического класса. Целенаправленным ослаблением оппозиционных политических партий».

В эту бочку дегтя президент все же добавил ложку меда – сдержанно похвалив руководство страны за политику «стратегического терпения» в отношении России и свободные СМИ, которые с 2012 года, по его мнению, больше не стоят перед опасностью физического уничтожения.

Эти заявления настроили против Маргвелашвили оппозиционную часть парламента. Президента обвинили в поверхностном подходе и умалчивании важных вопросов – в том числе дела «Рустави 2», похищения Афгана Мухтарлы и смерти Темирлана Мачаликашвили. А представитель «Альянса патриотов» Ада Маршания и вовсе заявила, что как президент Георгий Маргвелашвили стране не подходит – Грузии, по ее мнению, нужен более жесткий лидер.

В целом выступление президента явно задело за живое членов правящей партии. Премьер-министр Георгий Квирикашвили оценкой деятельности его команды со стороны гаранта Конституции остался крайне недоволен:

«Я ждал, что последнее выступление президента в этом ранге будет гораздо более глубоким. Я ожидал большего анализа проблем и предложений по их решению. Он (президент) говорил о социальном положении в стране и о проблемах, которые мы не отрицаем. Но при этом ни слова не сказал, что все ветви власти активно работают, чтобы страна продвинулась вперед в этом направлении. Он говорил о неуважении к институциям и умалении роли институтов, в то время как сам проявил неуважение к институции. Честно говоря, я ожидал большего от выступления президента».

В правящей партии премьера полностью поддержали. Все без исключения представители «Грузинской мечты», включая членов правительства, выразили коллективное сожаление столь «безответственным» подходом президента к своему «последнему» выступлению. В том, что оно именно «последнее», в партии власти не сомневаются. Особенно после демарша. По мнению главы фракции «Грузинской мечты» Мамуки Мдинарадзе, президент на фоне конструктивной критики попытался перенести внимание общественности, создав ажиотаж вокруг своей персоны:

«У него был час на то, чтобы поднять те вопросы, которые требуют решения. Таких вопросов и проблем у нас в стране очень много. Он же использовал всего 20 минут. И после этого ставит ультиматумы. Существует регламент, и любой человек, в особенности президент, должен с уважением относиться к такой институции, как парламент. Мне кажется, услышав жесткую и конструктивную критику в свой адрес, он со своими пиарщиками, видимо, решил поднять градус и перенести игру на свое поле».

Впрочем, этот аргумент в оппозиции назвали верхом цинизма – «Грузинская мечта» внезапно вспомнила об уважении к регламенту и законодательному органу, начисто забывая о нем, когда противники власти настойчиво приглашают в парламент представителей правительства, а те с завидным упорством игнорируют требования депутатов. Правящую партию обвинили в манипулировании законодательством и регламентом.

В любом случае, из анонсированных дебатов реальных дебатов не получилось. Парламент в итоге не удовлетворил требование президента дать ему возможность вступить в полемику с депутатами, а глава государства, со своей стороны, отказался возвращаться в зал заседаний для «заключительного слова», очевидно, полагая, что «последнее слово» все равно осталось за ним.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG