Accessibility links

А эксперты кто?


После опроса свидетелей Изида Чаниа потребовала признать недопустимыми и недействительными доказательствами исследование, проведенное преподавателями литературы Бахия и Каюн

Сухумский городской суд продолжил рассмотрение гражданского дела по иску экс-министра внутренних дел, депутата парламента Рауля Лолуа против журналиста Изиды Чаниа о защите чести, достоинства и деловой репутации. Сегодня в суд были вызваны специалисты, которые провели по решению суда лингвистическое исследование текстов, а ответчица Изида Чаниа задавала им вопросы по его существу. Оба эксперта заявили суду, что не являются лингвистами и у них отсутствует необходимая квалификация.

Предметом иска экс-министра внутренних дел Рауля Лолуа к известному абхазскому журналисту Изиде Чаниа стали две ее публикации. В одной из них – в своем блоге на «Эхе Кавказа» – она описывает события, имевшие место в г. Сухуме во время девятичасового штурма здания МВД силами оппозиции в июле 2016 года. В этой же публикации она приводит высказывание секретаря Совета безопасности Мухамеда Килба, которое было озвучено им на следующий день после штурма на пресс-конференции на камеры и перед журналистами. Килба заявил, что шокирован тем, что в штурме здания МВД участвовали отставные министры этого ведомства. Среди штурмующих здание МВД было замечено несколько отставных руководителей этого ведомства, в публикации Чаниа ни одно конкретное имя не названо, однако Лолуа заявил, что Изида Чаниа имела в виду именно его.

А эксперты кто?
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:04 0:00
Скачать

Во второй публикации Чаниа Лолуа усмотрел оскорбление своего достоинства во фразе: «А Раулю Лолуа я бы посоветовала: прежде чем предъявлять претензии кому-то, проанализировать свою деятельность и в качестве силовика, и в качестве министра, и в качестве руководителя общественной организации».

Лолуа подал иск о защите чести, достоинства и деловой репутации и потребовал от Чаниа публичных извинений, опровержения распространенной о нем информации и компенсации морального ущерба. Иск был подан 3 ноября 2016 года, и с тех самых пор идет судебное разбирательство.

Предыдущее заседание было 23 ноября 2017 года. По какой причине случился семимесячный перерыв, никто не объяснил.

Но большой перерыв случился после выступления на суде российского эксперта-лингвиста Елизаветы Колтуновой, доцента кафедры языкознания, судебного эксперта и действительного члена Гильдии лингвистов-экспертов с двадцатилетним стажем работы и проведения 800 лингвистических исследований и экспертиз. Ознакомившись с лингвистическим исследованием, которое провели по запросу суда преподаватели АГУ Натела Бахия и Наталья Каюн, Колтунова заявила суду, что они в соответствии с абхазскими законами не имели права его делать, так как не имеют никаких документов, подтверждающих квалификацию «лингвистов», их «лингвистическое исследование» она определила как некомпетентное, не имеющее отношения к лингвистическому исследованию. Выводы специалистов выражены в предположительной модальности: «возможно, может быть отнесено», что, по ее мнению, недопустимо при проведении лингвистического исследования и свидетельствует о невозможности выявить и доказать наличие признаков оскорбления или ущемления чести и достоинства.

Елизавета Колтунова является автором альтернативного лингвистического исследования, которое было сделано по инициативе Изиды Чаниа. Главный вывод, который сделала российский судебный эксперт-лингвист, состоит в том, что по содержанию блога Изиды Чаниа на сайте «Эха Кавказа» невозможно установить конкретное лицо, о котором идет речь, и ни в одной из публикаций нет лингвистических признаков, связанных с унижением чести и умалением достоинства Лолуа.

Сегодня Изида Чаниа ходатайствовала о приобщении к материалам дела заключения российских специалистов-лингвистов, которое было сделано по ее инициативе. Ходатайство судья Рустам Чагава отклонил, мотивировав отказ тем, что лингвистическое исследование было проведено ответчиком без решения суда.

Тогда Изида Чаниа заявила устное ходатайство об истребовании из материалов дела лингвистического исследования, сделанного полтора года тому назад по инициативе истца Лолуа преподавателями Абхазского государственного университета. Речь идет о первой экспертизе, заказанной частным образом Раулем Лолуа. И это ходатайство также было отклонено судьей Чагава, который сослался на то, что это исследование было приобщено к материалам дела и не может быть изъято из него.

На суд были приглашены в качестве свидетелей Натела Бахия и Наталья Каюн – преподаватели Абхазского государственного университета, авторы «лингвистического исследования», проведенного по требованию суда. Натела Бахия в соавторстве с языковедом Рицей Отырба готовила и первое исследование по заказу Рауля Лолуа, которое послужило основанием для обращения Лолуа в суд.

Первой суд слушал свидетеля Нателу Бахия, завкафедрой русской и зарубежной литературы АГУ. Изида Чаниа воспользовалась своим правом задавать вопросы свидетелям.

На вопрос о том, какое отношение Бахия имеет к лингвистике, она ответила: «Квалификация моя – преподаватель русского языка и литературы, поэтому к лингвистике я имею непосредственное отношение. Плюс еще 13 лет работы в школе.

Изида Чаниа: Есть ли у вас соответствующий документ, подтверждающий вашу специализацию в области лингвистических исследований?

Натела Бахия: Нет у меня такого документа.

Изида Чаниа: Проходили ли вы в последние пять лет переподготовку как лингвист или хотя бы как языковед?

Натела Бахия: Я ответила вам четко – нет, я не лингвист!»

Требование о прохождении переквалификации специалиста, осуществляющего исследования или экспертизы, содержится в законе.

Несмотря на то что суд уже определил, что о лингвистической экспертизе речи не может быть вообще по причине отсутствия в Абхазии экспертов-лингвистов, Натела Бахия в ходе своего выступления в суде все время называла свое исследование «экспертизой», демонстрируя суду и присутствующим, что не понимает отличия «экспертизы» от «исследования».

Бахия сказала: «Два года я провожу лингвистические экспертизы по поручению моего непосредственного начальника Алеко Алексеевича Гварамия, которому присылают запросы из прокуратуры, из судов, из МВД, даже из роддома был запрос на лингвистическую экспертизу. Алеко Алексеевич нам поручает, потому что больше никто у нас в Абхазии этим не занимается. Все это мы выполняем на общественных началах по поручению ректора. Это его личное мнение о нашей профпригодности.

Изида Чаниа: Так вы литературовед?

Натела Бахия: Да, я литературовед.

Изида Чаниа: Я буду вам очень признательна, если вы объясните мне разницу между литературоведением и лингвистикой?

Натела Бахия: Я лингвистикой не занимаюсь впрямую, я занимаюсь литературоведением!»

Изида Чаниа попросила Бахия назвать лингвистические маркеры, которые указывают на то, что исследуемая фраза имеет отношение персонально к Лолуа. Бахия ответила: «Я сейчас не буду вдаваться в лингвистику. Суд перед нами поставил несколько вопросов. Мы отвечали только на вопросы суда. Смысл выражения журналиста Чаниа состоял в том, что она представила обвинение бывшим министрам. Министров могло быть пять, могло быть десять, мог быть один Лолуа. На всех распространяются ее обвинения, на всех. Мы в своем исследовании написали, что эта информация может быть отнесена и к Лолуа. Мы не утверждаем, мы предполагаем…»

После опроса Нателы Бахия суд приступил к опросу второго специалиста, старшего преподавателя кафедры русской и зарубежной литературы АГУ Натальи Каюн. Как и в случае с предыдущим свидетелем, Изида Чаниа разбиралась в наличии у Каюн квалификации лингвиста.

Наталья Каюн рассказала суду: «Я преподаю предметы литературы, начиная с конца XIX века и по современный период.

Изида Чаниа: Получали ли вы когда-нибудь специализированное образование лингвиста?

Наталья Каюн: Я преподаватель русского языка и литературы, что уже подразумевает лингвистику.

Изида Чаниа: Проходили ли вы в последние пять лет переподготовку как лингвист?

Наталья Каюн: Как преподаватель – да.

Изида Чаниа: А как лингвист?

Наталья Каюн: Нет.

Изида Чаниа: Какой методологией вы пользовались?

Наталья Каюн: Как мы посчитали нужным отвечать, так и ответили».

Изида Чаниа поинтересовалась: «В публикации на «Эхе Кавказа» не указано ни одного имени. Как вы гадали о том, кого я имела в виду?

Наталья Каюн: Ну, вы знаете, как мы гадали, мы же написали: «может быть отнесено». Там есть вопрос вероятности, это решает суд. Это может быть отнесено к министру, если там был не один министр, а 10 министров они тоже могли это отнести на свой счет. Поскольку он был экс-министром, он посчитал, что это относится к нему. Поскольку человек оскорбился, значит, оскорбление было.

Изида Чаниа: В этом случае вы должны были сказать, что эта фраза может быть отнесена как к Лолуа, так и ко всем остальным экс-министрам».

После опроса свидетелей Изида Чаниа заявила третье ходатайство. Она потребовала признать недопустимыми и недействительными доказательствами исследование, проведенное преподавателями литературы Бахия и Каюн. Она указала на полное отсутствие профессиональных навыков лингвистов у преподавателей литературы и литературоведов АГУ, отсутствие у них соответствующего образования, их полную некомпетентность и непонимание поставленных перед ними задач, а также проведение исследования с нарушением закона о государственной судебно-экспертной деятельности в Республике Абхазия, который четко требует наличия специальной подготовки и соответствующей квалификации.

Сторона истца попросила время, чтобы изучить третье ходатайство Изиды Чаниа. Судья предоставил им такую возможность и объявил перерыв на неделю.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG