Accessibility links

Четверть века назад: тамышский десант, «смертники» на нижнем гумистинском мосту и направление главного удара


Двадцать пять лет назад, в ночь с первого на второе июля 1993 года, высадкой морского десанта с баржи в селе Тамыш Очамчырского района, а затем через сутки захватом небольшого плацдарма на левом берегу реки Гумиста началась продолжавшаяся десять дней июльская наступательная операция абхазской армии в ходе Отечественной войны народа Абхазии.

Сегодня в Абхазии прошли памятные мероприятия, посвященные 25-летию высадки Тамышского морского десанта, в которых приняли участие президент Абхазии Рауль Хаджимба, другие руководители республики. Глава государства возложил цветы к Мемориалу славы в селе Тамыш и принял участие в митинге. «Единство, подобное тому, что мы проявили в годы войны, необходимо и для строительства государства в мирной жизни. Вечная память героям, сложившим головы за свободу Родины! Вечная слава всем тем, кто по зову сердца пришел защищать Абхазию! Пусть всегда царит мир на нашей земле! Желаю вам процветания и успехов», – сказал, в частности, он.

Началу июльской наступательной операции предшествовало восемь с половиной месяцев войны, а до завершения оставалось, о чем, конечно, никто тогда еще не знал, три месяца…

Четверть века назад: тамышский десант, «смертники» на нижнем гумистинском мосту
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:17 0:00
Скачать

Морской десант с «большой земли» на Восточный фронт отправлялся не впервые, был уже опыт конца 92-го, но на сей раз абхазы постарались учесть все допускавшиеся ранее ошибки. В десанте приняло участие 300 человек (позже главнокомандующий Владислав Ардзинба назвал их: «триста спартанцев») под общим руководством Заура (Лакута) Зарандия. В этой операции, как пишет в своей книге 2010 года «Грузино-абхазская война 1992-1993 гг. (боевые действия) военный историк Валико Пачулия, были задействованы все три полка Восточного фронта (командующий – Мираб Кишмария, ныне – министр обороны РА). Ошибок все же не удалось избежать – баржа подошла к берегу в темноте на границе сел Тамыш и Киндыг, личный состав высадился, но выгрузить технику там было невозможно. Уже на рассвете баржа подошла к берегу в Тамыше, где ее ждали тамышская и рекская группы под общим командованием Зазы Зантария. Противник открыл артиллерийский огонь из Очамчырского морпорта и не дал выгрузить все снаряды к уже выгруженной военной технике. Десантники стали выдвигаться трассе Черноморского шоссе, в бою на подходе к тамышской средней школе был разгромлен Душетский батальон «Аваза».

Соединившись в районе Черноморского шоссе в Тамыше с подразделениями абхазской армии, воевавшими на Восточном фронте, десантники перерезали трассу и до 9 июля контролировали коридор около 10 километров, не давая возможности грузинскому военному командованию перебрасывать подкрепления в район Сухума, сдерживая натиск восьми мотострелковых батальонов противника и проводя совместные операции с подразделениями Восточного фронта. Затем, взорвав мосты на этом отрезке трассы, они отошли на постоянные позиции у абхазских сел в Очамчырском районе. В ходе той операции погибло 60 абхазских бойцов.

В ночь со 2 на 3 июля началось наступление на Гумистинском фронте. Перед 1-й бригадой (командир – Мухамед Килба, ныне секретарь Совета безопасности РА) стояла задача сковать основные силы противника на правом фланге фронта. Непосредственно операцией, которую называли отвлекающим маневром, руководил заместитель командира бригады Виталий Смыр. Вначале по нижнему шоссейному мосту через Гумисту перебежала первая пятерка бойцов 3-го батальона, а затем последовали другие. Разведрота прикрывала наступавших. Через мост перешли 149 бойцов и командиров, которые удерживали занятый плацдарм на левом берегу реки 17 часов, почти сутки, сковав силы четырех батальонов противника. Потом они отошли на правый берег, потеряв 35 человек убитыми, 87 получили ранения.

Впрочем, ранее планировалось начать эту операцию на сутки раньше, одновременно с высадкой десанта в Тамыше. В своей заметке «Смертью смерть поправ», опубликованной в газете «Республика Абхазия» в номере от 12 августа 1993 года, я более подробно рассказал об этой героической странице в истории абхазской армии – со слов комиссара роты Рауфа Кутарба, который сам был тяжело ранен, долго лежал на левом берегу без сознания, но во время отхода роты его смогли перетащить к своим. Накануне форсировать Гумисту и имитировать крупномасштабное наступление абхазских сил вызвалось 18 добровольцев вместо необходимых 15. (Их в народе называли «смертниками».) Но глубина реки в этом месте оказалась слишком большой, а течение слишком стремительным – поток воды чуть не унес одного из бойцов. Вот почему было решено отложить операцию на сутки и переходить на левый берег по мосту, снова в те же 2 часа 16 минут. Это было сделано после небольшой артподготовки. Перешло мост 38 добровольцев из роты. Они забросали окопы первой линии обороны противника гранатами, противник бежал, оставив в окопах трупы. Рауф Кутарба, который в довоенной жизни был главным инженером Гагрского предприятия по ремонту и эксплуатации машинотракторного парка, рассказал мне, что их рота заняла позиции слева от моста, выше по течению, другая – справа. Вскоре противник понял, что на левый берег перешли незначительные силы, и начал бить по своим прежним позициям из артиллерии, гранатометов… Трое из роты числились пропавшими без вести, среди них и мужественно сражавшийся командир Александр (Сандро) Джотович Цугба из села Абгархук. Только 31 июля его тело было найдено на поле боя, а 2 августа его с почестями похоронили в родном селе.

Я особенно подробно остановился здесь на этом эпизоде июльского наступления и войны в целом потому, что о нем писалось и рассказывалось за минувшие годы относительно немного. Направлением же главного удара в ходе июльской операции стал левый фланг Гумистинского фронта. После январской и мартовской неудач командование абхазской армии поняло, что лобовым наступлением Сухум взять слишком сложно, и основные боевые действия теперь развернулись севернее города. В ночь на 3 июля, перейдя Гумисту в районе двуречья, абхазские силы в течение нескольких дней заняли села Гума, Ахалшени, Каман, а также СухумГЭС.

Но критический момент был утром 3 июля. У подножия высоты Цугуровка на маленьком лесном пятачке площадью около трехсот квадратных метров скопилось около 1200 человек живой силы из трех батальонов 2-й бригады (командир – Геннадий Чанба, начальник штаба – Аполлон Шинкуба, ныне председатель Совета старейшин республики). Впереди было открытое поле, но попытки выхода на него сопровождались подрывами на минах. Начались панические настроения, немало бойцов стало самовольно уходить и уезжать с линии фронта. Когда Владиславу Ардзинба доложили о происходящем, он немедленно выехал на фронт и стал по дороге останавливать паникеров. Ситуация постепенно стабилизировалась, и наступление было продолжено.

В ходе наступления абхазских сил был взят в плен грузинский генерал Мамулашвили. 9 июля в 22 часа бойцы вооруженных сил РА вошли в село Шрома, где к 24 часам сопротивление противника было сломлено. Над этим крупным населенным пунктом был поднят флаг Республики Абхазия.

Дальнейшее наступление абхазских войск приостановилось, однако и войска Грузии не могли выбить их из Шромы и близлежащих сел.

В Сухум в очередной раз прилетел Шеварднадзе. В СМИ появилась информация о том, что разжалован в рядовые за отказ отправиться со своими курсантами на войну начальник высшего полицейского училища в Тбилиси Гиви Кванталиани. Министр обороны Грузии Гия Каркарашвили, блефуя, предъявил абхазской стороне свой очередной ультиматум: если формирования вооруженных сил РА не будут в течение суток к 14 июля отведены из Шромы и Ахалшени, грузинские войска пойдут в наступление на Гудауту. 18 июля председатель Совмина АРА (Автономной Республики Абхазия) Тамаз Надареишвили со ссылкой на состояние здоровья подал в отставку.

Челночная дипломатия личного представителя президента России Бориса Пастухова, который постоянно курсировал в те дни между Гудаутой и Тбилиси с Сухумом, привела в конце концов к подписанию 27 июля в Сочи соглашения о прекращении огня в Абхазии и механизме контроля за его соблюдением. Его подписали с абхазской стороны Сократ Джинджолия, с грузинской – Вахтанг Гогуадзе, с российской – Андрей Козырев. Соглашением, в частности, предусматривался перевод абхазских и грузинских (из местного населения) вооруженных подразделений на казарменное положение и создание в дальнейшем из них полиэтнических внутренних войск Абхазии... Даже тогда, впрочем, этот план выглядел как нереалистичный.

Подписание Сочинского соглашения вызвало недовольство как на грузинской стороне (бурно протестовали против «капитулянтства» оппозиционеры, в частности, председатель Партии национальной независимости Грузии Ираклий Церетели), так и на абхазской. Но в передышке нуждались обе стороны: грузинские военные опасались, что не удержат Сухум, а абхазские силы испытывали серьезный недостаток в боеприпасах. Однако абхазская сторона вышла из сражения с большими приобретениями, контролируя стратегически важные высоты над столицей Абхазии.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG