Accessibility links

Коба Ликликадзе: «Президент Маргвелашвили призвал ускорить прием Грузии в НАТО»


Президент Грузии Георгий Маргвелашвили и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг

ПРАГА---О брюссельских встречах президента Георгия Маргвелашвили и итогах саммита для Грузии мы поговорили с журналистом Грузинской службы Радио Свобода Кобой Ликликадзе, который сейчас находится в Брюсселе.

Нана Плиева: Президент (Георгий) Маргвелашвили встречался с американским президентом Дональдом Трампом. О чем шла речь на этой встрече и как президент Трамп оценил стремление Грузии стать членом Североатлантического альянса?

Коба Ликликадзе: О чем шла речь, об этом мне неизвестно. Стороны остались довольны, как они сегодня комментировали. Дональд Трамп на пресс-конференции сказал, что грузинский президент произвел хорошее впечатление, хотя говорил о бедственной ситуации, в которой Грузия находится. Что касается шансов на членство в НАТО для Грузии, он сказал, что пока это невозможно, но возможности в дальнейшем будут, – такой вот короткий ответ дал президент Дональд Трамп во время своей пресс-конференции. Со своей стороны, Маргвелашвили думает и надеется, что сегодня был дан старт новой фазы подготовки Грузии к членству в НАТО, и есть все механизмы, уже существующие инструменты, такие как ежегодная программа – комиссия Грузия-НАТО и т.н. Essential Package, который помогает Грузии подготовиться к тому дню, когда все члены альянса будут готовы к тому, чтобы принять нового члена.

Скачать

Нана Плиева: Генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что Грузия станет членом альянса. Это подтверждение обещания, данного в Бухаресте, или существует какая-то другая, конкретная «дорожная карта»?

Коба Ликликадзе: Нет, всегда, когда подписывается декларация саммита НАТО, в ней говорится о том, что обещания, данные Грузии и Украине на Бухарестском саммите, остаются в силе, и члены НАТО будут в дальнейшем помогать Грузии совершенствовать и реформировать свои военные и политические системы, чтобы, когда настанет время, стать членом альянса.

Нана Плиева: Некоторое время идет дискуссия о том, может ли Грузия в ускоренном порядке, без МАРа, войти в альянс. Насколько это реалистично и говорили ли об этом на Брюссельском саммите?

Коба Ликликадзе: Опять-таки в 65-м пункте декларации говорится о том, что МАР – это необходимый инструмент. Но также говорится о том, что Грузии имеет все инструменты для подготовки к членству в НАТО. Президент Маргвелашвили надеется на то, что Грузия уже почти готова, и он сегодня призывал в своем выступлении руководителей государств-членов НАТО ускорить прием Грузии в НАТО, что Грузия уже выполнила все условия для того, чтобы быть полноправным членом альянса. Маргвелашвили также подчеркнул, что Грузия вносит самый большой вклад, как партнер, в натовскую операцию в Афганистане, и что Грузия выполняет основные требования НАТО, которые чуть не стали сегодня яблоком раздора, когда президент Трамп в очень резкой форме потребовал созвать внеочередную сессию и еще раз призвал лидеров государств-членов НАТО, чтобы увеличить свои ВВП на оборонные расходы на 2%, как это было уже обусловлено и оговорено на предыдущем саммите. А Грузия уже выделяет 2% из своего внутреннего валового продукта на оборонные нужды, так что президент Маргвелашвили считает, что благодаря этому Грузия и готова уже стать полноправным членом НАТО.

Нана Плиева: Вы говорили о непростой атмосфере, которая была на Брюссельском саммите между президентом Трампом и его европейскими союзниками. (Петру) Порошенко и Маргвелашвили даже пришлось покинуть одну из встреч. Как эта атмосфера повлияла на повестку дня грузинской делегации?

Коба Ликликадзе: Все встречи потом были отложены на час-полтора, потому что это смещение в графике НАТО, т.к. ничего подобного запланировано не было, и президент Трамп, прямо, когда шло это заседание НАТО-Грузия-Украина, потребовал от своих коллег, чтобы те перешли уже в другой формат, и попросил президентов Грузии и Украины, как говорится в кулуарах и пресс-центре НАТО, покинуть заседание. Там шел разговор как будто о том, что он пригрозил выйти из НАТО, если они это условие не выполнят, и когда уже на пресс-конференции Дональда Трампа спросили о том, на самом ли деле он так ставил вопрос, то он сказал, что, да, конечно, он бы это смог сделать. Но в этом уже не было необходимости, потому что договоренность была достигнута. Канцлер Германии Ангела Меркель сделала заявление о том, что Германия знает, что надо увеличивать расходы на оборону, и это увеличивается. Другие страны также готовы увеличить оборонные расходы – сейчас, по-моему, их пять, как сказал Йенс Столтенберг, в скором времени это число достигнет восьми, и уже как бы затраты членов альянса – 33 миллиарда долларов, и эта сумма неукоснительно растет. Т.е. тенденция уменьшения военных бюджетов уже прекратилась, она идет к росту, и, как сказал Дональд Трамп в заключительном слове, с сегодняшнего дня НАТО стала сильнее, чем была до этого.

Нана Плиева: Президент Маргвелашвили в Брюсселе много говорил о том, что Грузия практически технически готова к членству в НАТО, соответствует и параметрам по бюджету, и вовлечению во многие международные проекты, и тем не менее в НАТО остаются скептики, и одним из таких скептиков принято считать Францию. Сегодня президент Маргвелашвили встречался, насколько мы знаем, с президентом (Эммануэлем) Макроном – удалось ли ему его переубедить?

Коба Ликликадзе: Во-первых, еще неясно, только ли Франция скептически настроена, или у других стран тоже есть какие-то соображения на этот счет. Это всегда почва для спекуляций, и, честно говоря, ответа на это я не знаю. В любом случае президент Маргвелашвили, к сожалению, об этом не говорил, потому что ни у кого этого вопроса не возникло, чтобы спросить об этом, но я думаю, что в случае консенсуса тут не только Франция «виновата», президент Трамп тоже ведь сказал: «нет, не сейчас, но возможности в дальнейшем будут». Наверное, это и отношение Соединенных Штатов Америки, потому что есть какие-то моменты, которые надо еще выполнить до конца. Какие именно, об этом мне сложно судить, потому что, по заявлениям президента Грузии, отсутствует консенсус среди членов альянса, как это было, между прочим, в случае с Македонией, которую пригласили уже начать процесс подготовки к членству в НАТО. Так что такая ситуация – сложно что-либо прогнозировать.

Нана Плиева: Брюссельский саммит проходит в преддверии встречи (Владимира) Путина и Трампа в Хельсинки. Что говорят об этом в кулуарах альянса, какие ожидания?

Коба Ликликадзе: В кулуарах альянса ожидания были, можно сказать, плачевными, пока не было сделано заявление Дональдом Трампом, буквально позавчера, когда он в резкой форме раскритиковал позицию Германии в отношении того, что она строит вместе с Россией газопровод «Северный поток-2», и, по словам лидера Соединенных Штатов Америки, этим Германия как бы финансово усиливает Россию, опасность, исходящая от которой, потом является самой большой угрозой для Европы, и предотвращение которой требует от Соединенных Штатов Америки очень многого, чуть ли не 70-80% целого бюджета НАТО. Вот такое отношение Трампа, что вот именно в отношении России была озвучена такая критика, немного смягчила ситуацию, в том смысле, что Дональд Трамп не будет сдавать никаких позиций во время встречи в Хельсинки. Он сегодня подтвердил, что будет разговаривать, конечно, и о Сирии, и о ситуации в Украине, но он также сказал, что Крым был аннексирован во время президентства Барака Обамы, и если бы он тогда был лидером нации, то этого бы не произошло, но сейчас ситуация такая. А что касается его отношение к Путину, Дональд Трамп сказал, что он не видит в Путине врага, а, скорее всего, соперника, и не исключено, что этот соперник станет другом, но хотя он об этом не знает точно, потому что он мало знает Владимира Путина. Вот был такой ответ во время пресс-конференции лидера Соединенных Штатов Америки.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG