Accessibility links

Нехитрый план Иванишвили


Дмитрий Мониава

На минувшей неделе самым популярным направлением грузинской политологии вновь стало «бидзиноведение». Экспертное сообщество изучает большое интервью Бидзины Иванишвили, как Шампольон египетские иероглифы, и каждый день обнаруживает что-то новое.

Подтекст в Грузии важнее текста еще с советских времен, с тех пор как политическая и культурная элита республики научилась облекать крамольные мысли и метафоры в идеологически безупречные формы. Поиск скрытых смыслов – любимый национальный спорт на грани конспирологии; мы чаще размышляем не о том, что сказал политик, а о том, что он якобы подразумевал. Но когда общество пытается понять, что имел в виду Бидзина Иванишвили, возникают сложности, поскольку риторику ему преподавал явно не Демосфен. Эксперты работают с его монологами, как британские криптоаналитики с шифровальной машиной «Энигма», и зачастую ищут намеки там, где их нет и в помине и все лежит на поверхности.

Вот заявление, которое шокировало многих комментаторов: «То, в чем меня обвиняют и называют неформальным правлением, путают с общественным контролем. Я часто говорил, что у меня есть определенное доверие общества и я могу воспользоваться им в любой момент и раскритиковать любого представителя власти... Обществу из-за недостатка опыта не удается контролировать эффективно... и я выполняю его функцию и усиливаю его». Он совсем чуть-чуть не дотянул до фразы «Общество – это я!», но важнее другое. Мы, в неведении своем, полагали, что Иванишвили управлял страной, он же утверждает, что был то ли античным эфором (как вариант – народным трибуном), то ли библейским пророком, обличавшим нечестивых властителей.

Нехитрый план Иванишвили
please wait

No media source currently available

0:00 0:07:06 0:00
Скачать

Разумеется, наша (как бы) демократическая или, как ее еще называют, психиатрическая республика бедна и слаба, но у Грузии есть одно важное преимущество – здесь всегда дышалось свободнее, чем в любой из соседних стран. Даже небольшое усиление авторитарных тенденций вызывает настороженность, а когда правитель начинает нести несусветную чушь, коллективный инстинкт самосохранения не утихает ни на секунду, как сирена на борту тонущей подлодки. Общество не созрело для полноценной демократии и согласно принять как меньшее зло персоналистский режим и смотреть сквозь пальцы на причуды лидера, но лишь в том случае, если он будет рационален, адекватен и, по мере возможности, честен. И сегодня, когда Бидзина Григорьевич, подобно гражданину Папишвили из фильма «Мимино», указывая на бывшего премьера (и некоторых его сотрапезников), будто бы восклицает «Да это не мой ребенок!», жители Грузии нервно переглядываются. Не исключено, что они захотят развить кинематографическую метафору и поступить, как гражданин Мизандари в ресторане «Алазани» города Телави 15 октября 1967 года.

Иванишвили рассказал душераздирающую историю о том, как бывший премьер-министр, при содействии министра экономики прятал от народа (в сейфе? в пещере?) доклады UNICEF и МВФ о нашей ужасающей бедности и даже не пытался обуздать банкиров, выступавших в роли вампиров, а затем и вовсе утратил способность к управлению. Здесь опять следует предоставить слово Иванишвили:

«Начиная с октября прошлого года, я увидел, что ситуация тяжелая, и сказал ему (Квирикашвили), что я сейчас выйду в общество и скажу, что вообще не вмешиваюсь в дела вашего правительства. И не звони больше ни по каким-либо вопросам, ни вообще. Именно это его обеспокоило. Он сказал, что его команда полностью распадется. Но больше, чем о распаде команды, он переживал о том, что может потерять определенный ресурс в обществе. Вот что называют неформальным правлением».

Как бы там ни было, через несколько месяцев неформальное правление стало напоминать форменный бардак. И в мае Иванишвили пришлось вернуться в публичную политику, так как, по его мнению, «существовала серьезная опасность развала команды и процесс уже начался… контроля извне было недостаточно».

И ведь все сам! Сам возвысил Квирикашвили, сам выпустил вожжи из рук, сам спровоцировал кризис и сам бросился спасать свою партию - обессилевшая оппозиция и занятые другими проблемами внешние игроки молча наблюдали за этим моноспектаклем.

Идеологические разногласия не имеют для лидеров «Грузинской мечты» практического значения; все серьезные конфликты в партии связаны с расширением сфер влияния в политике и бизнесе. До недавнего времени противостоящие друг другу группировки постоянно апеллировали к Иванишвили как к верховному, формально беспристрастному арбитру, пытаясь доказать, что действия оппонентов наносят вред всей партии. Если осенью 2017-го, когда якобы прозвучала мелодраматическая реплика «И не звони мне больше!», Иванишвили лишил Квирикашвили «права на апелляцию», но оставил ему властные полномочия, старая система не могла не пойти вразнос. В середине весны руководители среднего звена начали затравленно метаться, получая противоречивые сигналы из «стеклянного дворца», парламента и Госканцелярии. Но Иванишвили, тем не менее, презрев «опасность развала», не принудил бывшего фаворита к отставке и сделал это лишь 12 июня на собрании лидеров «Грузинской мечты» (премьер беспрекословно подчинился).

Сторонники Иванишвили используют «теорию хитрого плана» как спасательный круг. Специально для них власти дозированно впрыскивают в социальные сети информацию о том, что Квирикашвили не только плодотворно сотрудничал с главой банка TBC Мамукой Хазарадзе, но и собирался вместе с ним создать партию к выборам 2020 года. Фигуранты никогда не были бунтарями, а в появлении еще одного политического объединения «лоббистского типа» ничего криминального нет. Но Хазарадзе, в силу ряда факторов, в случае необходимости, быстрее других влиятельных людей сумел бы найти общий язык со столичной элитой. А она, хоть и заключила с Иванишвили пакт, решивший судьбу старого режима, но в целом относится к нему с неприязнью, считая выскочкой и чужаком.

Если Верховного правителя что-то напугало, тянуть время он мог разве что для того, чтобы оппоненты в экстремальной ситуации, когда над Квирикашвили сгустились тучи, задействовали значительную часть своих клиентов и каналов влияния, а Иванишвили, выждав, накрыл бы всю «сеть» разом. К слову, сейчас в структурах исполнительной власти идет практически бесшумная масштабная «чистка». Есть и другие версии, объясняющие почему Иванишвили медлил полгода, несмотря на усложнение ситуации. Особо ретивые комментаторы дошли до того, что приписывают ему желание создать себе нового комфортного противника (своего рода Эммануэля Голдстейна, если по Оруэллу), вместо Саакашвили, которого в данный момент всерьез воспринимают только его последователи. «Теорию хитрого плана» укрепляют и противники Иванишвили, рассуждая о преступных замыслах вселенского масштаба.

Часть обозревателей полагает, что лидер «Грузинской мечты» вновь выйдет сухим из воды, взвалив всю ответственность на очередного козла отпущения. В целом они правы, но, возможно, именно после этого противоречивого интервью начнет умирать миф о том, что хозяин «стеклянного дворца» дьявольски проницателен, а его стратегические планы безупречны. Вот уже шесть лет он помогает режиму чувствовать себя уверенно и поддерживать иллюзию стабильности. Если же станет очевидно, что единственный секрет Иванишвили заключается в том, что он по мере поступления проблем просто концентрирует деньги и другие ресурсы в нужном направлении, зачастую совершая ужасные ошибки, ореол таинственности исчезнет, а чары рассеются, после чего все закончится достаточно быстро. В Грузии с этим просто – там, где нет тайны, нет и власти.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG