Accessibility links

Министры на подозрения депутатов ответили утвердительно


Опрос проходил достаточно напряженно, моментами и опрашиваемые, и члены комиссии открыто демонстрировали раздражение по отношению друг к другу

По делу об убийстве подростков на улице Хорава сегодня были опрошены министры и бывший главный прокурор Грузии. Правда, разговор с главой юстиции Теей Цулукиани получился коротким.

Первыми на вопросы членов комиссии отвечали министр внутренних дел Георгий Гахария и бывший главный прокурор Ираклий Шотадзе. Последний, к слову, подал в отставку в конце мая именно из-за волны протеста, которая поднялась в поддержку отца одного из убитых подростков – Зазы Саралидзе.

Опрос проходил достаточно напряженно, моментами и опрашиваемые, и члены комиссии открыто демонстрировали раздражение по отношению друг к другу. Ираклий Абесадзе, представляющий «Европейскую Грузию», начал с серии вопросов «Знаете ли вы, что...», адресовав их главе МВД.

«Знаете ли вы, батоно Георгий, что следствие в первые две недели после убийства не изъяло те телефоны, посредством которых (подростки) общались друг с другом в социальных сетях, что дало возможность им удалить переписку?»

Министры на подозрения депутатов ответили утвердительно
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:09 0:00
Скачать

Гахария дал утвердительный ответ, но отметил, что следователи сделали это намеренно. Абесадзе продолжил:

«Соответственно, вы знаете, почему следствие оставило телефоны в пользовании несовершеннолетних, но знаете ли вы, что, несмотря на то что телефоны не изъяли, не была проведена прослушка? Я говорю, в том числе, и о сыне Мирзы Субелиани».

«Да, я знаю», – снова ответил Гахария. Члены комиссии задали еще много вопросов относительно Мирзы Субелиани, бывшего сотрудника прокуратуры, подавшего в отставку на следующий день после убийства подростков. В начале июня он был задержан по обвинению в сокрытии информации о преступлении.

Ираклий Абесадзе спрашивал у главы МВД, знает ли он о том, что в отношении сына Мирзы Субелиани не были проведены какие-либо оперативные мероприятия, что он не участвовал ни в одном следственном эксперименте, что у него дома не был проведен обыск и не была изъята его одежда. На эти и другие вопросы Гахария отвечал либо «да, знаю», либо «да, теперь уже знаю».

В конечном счете члены комиссии попросили министра внутренних дел ответить, считает ли он необходимым начать следствие, для того чтобы выяснить, не использовал ли Мирза Субелиани свое служебное положение или связи для того, чтобы повлиять на ход следствия, и возможное участие в этом процессе представителей правоохранительных органов. Гахария назвал это «теоретическим вопросом».

«Я дам на него такой же теоретический ответ. В первую очередь необходимо определить причинно-следственную связь между конечным результатом и теми действиями Субелиани, которые вы оцениваете. Второе – в реальности Мирза Субелиани, которого я вообще не знал на тот момент, и люди, которые связывают его с этим делом – его сын и другие родственники, – это те немногие, кто сотрудничал и продолжает сотрудничать со следствием до сегодняшнего дня».

Позже на встрече с журналистами Георгий Гахария заявил, что он не видит связи между действиями Субелиани и результатами следствия. Однако если она будет доказана, то ведомство предпримет соответствующие меры, сказал министр.

Между тем коротким получился разговор с министром юстиции Теей Цулукиани. Ей, в отличие от Георгия Гахария и Ираклия Шотадзе, задали всего пару вопросов. Говорит председатель парламентской следственной комиссии Серги Капанадзе:

«Относительно Цулукиани был главный вопрос, который касался оценки деятельности Шотадзе. Тогда Цулукиани заявила, что не согласна с его решением подать в отставку, и похвалила его (за проведенную работу). Но после того как Шотадзе ушел, было установлено множество различных обстоятельств – в том числе целый ряд непроведенных следственных мероприятий. Нас интересовало, ввиду всего вышеперечисленного, полагает ли Цулукиани и сегодня, что Шотадзе не должен был уходить в отставку, на что она ответила утвердительно. Тем самым взяла и на себя ответственность», – сказал Капанадзе.

Временная следственная комиссия в парламенте приступила к работе 22 июня. На проведение расследования депутатам дали три месяца.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG