Accessibility links

Из должника в клеветники


Многие из тех, кто восстанавливал республику, вполне могут проявить солидарность в отношении коллеги

Российский бизнесмен, строитель из Дагестана Курбан Буганов с ноября прошлого года не может выехать из Цхинвала. Сначала его не выпускали из-за требований погасить долги перед местным заводом стройматериалов, теперь – из-за обвинений в клевете на чиновника.

«Эхо Кавказа» рассказывало о российском строителе из Дагестана, директоре фирмы «Домстрой» Курбане Буганове, который с ноября прошлого года не может выехать из Южной Осетии и находится практически в положении пленника местной бюрократии. Югоосетинский генподрядчик ГУП «Дорэкспострой» в 2011 году привлек «Домстрой» к строительству двух участков дороги, но не рассчитался с ним за выполненные работы, из-за чего у фирмы возникли долги перед рабочими и поставщиком стройматериалом – ГУПом «Завод строительных изделий».

Последний подал иск, и по решению суда Буганову запретили выезд из страны, пока он не выплатит заводу полмиллиона рублей. Все попытки судиться или достучаться до югоосетинских властей ни к чему не привели. В первой половине июля Курбан Буганов обратился в российское посольство с просьбой защитить его от произвола. Вскоре после этого с бизнесмена сняли запрет на выезд, введенный по иску «Завода строительных изделий».

Из должника в клеветники
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:21 0:00
Скачать

19 июля на югоосетинский адрес Курбана Буганова пришли судебные приставы и объявили, что с него сняты все ограничения на свободу передвижений. Но выехать из республики он до сих пор не волен. Оказывается, появилась другая причина удерживать Буганова в Южной Осетии – Генеральная прокуратура возбудила против него уголовное дело по части 1 статьи 306 «Заведомо ложный донос о совершении преступления», и теперь он под подпиской о невыезде. Статья предусматривает до двух лет лишения свободы.

В материале «Приехал, поверил и все потерял», который вышел на «Эхе Кавказа» 3 июля, Буганов рассказал, что с подрядов взимался откат в размере 15%, который он аккуратно передавал председателю комитета по дорожному строительству Эдуарду Гуззитаеву. По его словам, однажды, из-за больших долгов перед строителями и поставщиками, он отказался выплачивать откат, пока с ним не рассчитаются полностью. С этого, убежден Буганов, и начались его проблемы. После выхода материала Эдуард Гузитаев пожаловался на бизнесмена в Генпрокуратуру. Генпрокуратура, в свою очередь, предложила Курбану Буганову объяснить, в чем дело:

«Я предоставил Генпрокуратуре все материалы: с чего все началось, как я работал, начиная с договорных обязательств, которые я выполнил. Показал, как они самовольно уменьшали объемы, как не оплачивали столько времени, как они мучили меня. Я все от «а» до «я» представил в прокуратуру – все бумаги, акты счетной палаты. Я думал, что действительно наконец-то будет дана оценка, из-за чего возникла вся эта ситуация между мной, «Дорэкспостроем» и комитетом по дорожному строительству. Я надеялся, дадут оценку и моей работе, и этим господам, которые меня столько времени мучили, и будет в надзорном порядке прокуратурой сказано слово. Но этого не последовало».

Единственное, что за этим последовало, – против Курбана Буганова возбудили уголовное дело за клевету, а злоупотреблений чиновников в отношении строителя прокуратура не заметила. А зря. Что если на стороне строителя выступят свидетели? Например, другие строители выступят с аналогичными заявлениями? Что если их будет три, пять? Что тогда? Скандал? Многие из тех, кто восстанавливал республику, сейчас в России, в том числе и в Дагестане, и вполне могут проявить солидарность в отношении коллеги.

Даже если не будет ни одного, невозможно будет убедить общественное мнение как в Южной Осетии, так и в России, что с подрядчиков не брали откаты. Тем более в самый разгул воровства – до 2012 года, о чем впоследствии было много и подробно рассказано фискальными органами республиками. Тогда в чем интерес нынешней власти? Означает ли такая жесткая реакция на заявление Курбана, что порочная практика продолжается?

В постановлении о возбуждении уголовного дела указывается, что данное решение может быть обжаловано генеральному прокурору или в Цхинвальском городском суде в порядке, установленном УПК РФ. Курбан Буганов в судебную перспективу не верит:

«Вот я думаю, если заместитель генпрокурора берет это дело под свой контроль и возбуждает уголовное дело, мне теперь что, жаловаться генеральному? Я убежден, что без ведома генерального прокурора его заместитель Битиев Сергей Мерабович не возбудил бы это уголовное дело».

Понятно, что дело неизбежно с политическим оттенком. Гнобят российского гражданина – строителя, приехавшего восстанавливать республику. Сначала его кидают на деньги, а затем, когда он требует вернуть отнятое, его берут в оборот представители государства, дескать, ты можешь потерять не только деньги, но и свободу. И ни одного слова в его защиту. По сути, Буганов оказался как на территории враждебного государства, что как-то не вяжется с заявлениями о союзничестве и об инвестиционной привлекательности республики.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG