Accessibility links

«Табачный скандал» и выбор из двух зол


Дмитрий Мониава

Доминирующую идею предвыборного периода можно выразить с помощью всего двух испанских слов – «No pasaran!» Ведущие политические партии все реже пытаются выставить себя в лучшем свете, вероятно, потому, что электорат знает их как облупленных, и, по сути, просто предлагают поддержать меньшее зло в борьбе с бóльшим, приговаривая: «Главное, чтобы они не прошли, а остальное приложится».

Комментаторы постоянно подчеркивают, что добрая половина избирателей еще не определилась, и зачастую описывают ситуацию так, словно эти люди лихорадочно подыскивают лучшего кандидата в президенты, как партнера на сайте знакомств, прильнув к экранам и возбужденно прикидывая шансы. На самом деле, большинство из них испытывает к выборам и к политикам сложное чувство, представляющее токсичную смесь безразличия и отвращения.

«Грузинская мечта» начала кампанию пассивно, уступила трибуну «националам» и дала им возможность сформировать (точнее - подновить) биполярную, манихейскую матрицу предстоящей схватки («мы или они», «Иванишвили или Саакашвили») – именно благодаря ей правящая ныне партия выиграла все выборы последних лет. 1 октября, в шестую годовщину победы над «Нацдвижением», Бидзина Иванишвили сказал, что ключом к успеху является «мобилизация». Это не самое радостное слово, и в нем намного больше принудительного, чем добровольного. Если раньше значительная часть избирателей «Грузинской мечты» шла на выборы с энтузиазмом, то в 2016-м властям пришлось запугивать электорат угрозой реставрации старого режима. Страх стал одним из основных инструментов мобилизации и в 2018-м. Ведущие политические силы заняты, прежде всего, демонизацией оппонентов и пытаются довести избирателей до той степени душевного исступления, которая вынудит их прийти на участки, дабы заступить путь рвущемуся к президентскому креслу монстру. Негатив низвергается Ниагарой, и укрыться от него можно разве что в камере сенсорной депривации.

«Табачный скандал» и выбор из двух зол
please wait

No media source currently available

0:00 0:10:15 0:00
Скачать

В данном контексте весьма примечателен скандал, начавшийся после того, как владелец «Омега групп» Заза Окуашвили обвинил влиятельных представителей «Грузинской мечты» (включая Бидзину Иванишвили) в вымогательстве. Он позволяет увидеть, как заинтересованные стороны стремятся предстать перед общественностью в роли «меньшего зла», поскольку содеянное не позволяет им рассчитывать на лучшее.

Вскоре после прихода к власти Михаил Саакашвили прикрыл принадлежавшую Окуашвили телекомпанию «Иберия» – 19 февраля 2004 года (задолго до разгрома ТВ «Имеди») туда ворвался спецназ. Помимо этого, по оценке бизнесмена, «Омеге» был нанесен ущерб в размере 25 миллионов лари. После смены режима «Иберия» вернулась в эфир; Окуашвили также хотел, чтобы государство компенсировало ему убытки. По его словам, для коммуникации с властями он нанял сына знаменитого футболиста, бывшего министра спорта Левана Кипиани, и тот организовал ему встречу с Иванишвили. А правитель якобы препоручил его заботам бывшего главного прокурора Отара Парцхаладзе – многие эксперты полагают, что он продолжает выполнять соответствующие функции, но уже в «теневом государстве». Окуашвили рассказал «Рустави 2», что спустя какое-то время Парцхаладзе явился на встречу «с вооруженными до зубов людьми в состоянии наркотического опьянения» (эдак по-колумбийски) и потребовал 4 миллиона за решение вопроса. Владелец «Омега групп» отметил, что позже эти притязания были подтверждены лично Бидзиной Иванишвили. После ряда перипетий с участием нынешнего руководителя МВД, а тогда бизнес-омбудсмена Георгия Гахария, премьер-министра Квирикашвили и Левана Кипиани – его, по словам Окуашвили, бывший генпрокурор сотоварищи бросил в подвал и угрожал изнасиловать (O tempora... O mores...) – запрошенную сумму перечислили на счет некой компании, зарегистрированной днем ранее. Бизнесмен говорит, что его визави, помимо всего прочего, обеспечили выдачу банком денег в нерабочие часы, что, однако, отрицает TBC Bank.

Окуашвили упомянул о том, что беседовал с Иванишвили о сложности ведения табачного бизнеса и о проблеме демпинга, и, вероятно, именно это обстоятельство следует считать ключевым. Встреча с правителем якобы произошла в начале 2016-го, т.е. вскоре после того, как компания Philip Morris решила отказаться от сотрудничества с «Омегой» и сменить дистрибьютора. Вспыхнул конфликт; «Омега» обратилась в суд. Transparency International – Georgia, ссылаясь на свои источники, сообщает, что в тот период министр экономики (с 13.06.16 – первый вице-премьер, с 13.06.18 – в отставке) Дмитрий Кумсишвили требовал от Philip Morris восстановить прежние отношения с «Омегой».

Но кульминация конфликта между местными и иностранными компаниями наступила чуть позже, в феврале 2017-го, когда суд счел, что Philip Morris и British American Tobacco прибегли к противозаконному демпингу, и обязал их выплатить «Тбилисскому табаку» и «Омеге» 93 и 270 миллионов лари, соответственно. Он не принял во внимание заключение Агентства конкуренции, посчитавшего, что табачные компании закона «О конкуренции» не нарушали. Решение суда вызвало негативную реакцию на Западе; вопроса несколько раз коснулся посол США в Грузии Ян Келли. В середине 2017-го апелляционный суд отменил скандальный вердикт.

Окуашвили, вероятно, очень рассчитывал на эти деньги, так как борьба с могучими конкурентами способствовала накоплению многомиллионной задолженности по налогам, но не получил их. «Омега» постепенно приближалась к лобовому столкновению с властями; если кто-то и обещал решить ее проблемы в начале 2016-го, – он этого не сделал. 22 февраля нынешнего года на совместном брифинге с руководителем Американской торговой палаты в Грузии Майклом Коугиллом председатель Национального комитета Международной торговой палаты Фади Асли сказал, что, потерпев окончательную неудачу в Верховном суде, «Омега» перешла к «безответственным и клеветническим заявлениям по отношению к правительству». И, наконец, в сентябре из сейфов посыпался компромат, а из шкафов полезли скелеты.

В аудиозаписи, обнародованной «Рустави 2» 21 сентября (беседуют, предположительно, Леван Кипиани и один из руководителей «Омеги»), речь идет о покупке автомобилей и, возможно, о денежном вознаграждении для Кумсишвили и бывшего министра финансов Нодара Хадури – к слову, когда он возглавил Агентство конкуренции, то упомянутое выше, столь важное для иностранных компаний заключение было аннулировано. Интересна и опубликованная 17 сентября запись беседы Окуашвили с представителями «Тбилисского табака» Вано Чхартишвили (тоже, кстати, бывший министр) и Ираклием Чубинашвили (посол в России в 2006-08 гг.). Первый из них, ссылаясь на лондонских экспертов, утверждает, что аудиозапись смонтирована, второй говорит о фразах, вырванных из контекста. Фигуранты обсуждали якобы имевшее место предложение весьма деятельного кузена Иванишвили Учи Мамацашвили о создании объединенной дистрибьюторской компании – по 25% от ее доходов получили бы «Омега» и «Тбилисский табак», а 50% «партия», именуемая в разговоре также «фондом». 24 сентября была обнародована запись беседы между Окуашвили и (предположительно) Чубинашвили, рассуждавшими о том, как следует подойти к вопросу финансирования «партии», которым занимается «министр». Примерно 99,9% комментаторов полагает, что речь шла о «Грузинской мечте» и Дмитрии Кумсишвили, соответственно.

Очевидно, что цена вопроса намного выше четырех и даже 25 миллионов, а проблема не сводится к отвратительной сцене в подвале бывшего главпрокурора, хотя именно ее обсуждает общество с особым, несколько болезненным интересом. Табачный бизнес, подобно другим высокоприбыльным, всегда являлся своего рода айсбергом – его бóльшая часть скрыта от любопытных взглядов.

Влияние этого скандала на выборы, вероятно, будет не столь значительным, как могло показаться вначале. Телезрители путаются в многочисленных версиях – судя по реакции в соцсетях, им трудно втиснуть их в рамки борьбы добра и зла и назвать Окуашвили невинной жертвой, в том числе, и потому, что «националы» в 2004-м приложили немало усилий для того, чтобы запятнать его имидж. Есть еще два важных нюанса – представители низов почти никогда не сочувствуют миллионерам, а элита считает Окуашвили скорее чужаком, чем своим. Если бы в июне, когда проправительственные источники вопили о «заговоре банкиров», нечто подобное произошло, например, с главой банка TBC Мамукой Хазарадзе, верхушка общества, скорее всего, начала бы беспокойно ворочаться и даже роптать, но это не тот случай.

Заза Окуашвили, возможно, совершил тактическую ошибку, когда, отказавшись от нейтралитета, заявил, что поддерживает на президентских выборах представителя «Нацдвижения» Григола Вашадзе. Его шаг показался многим весьма эксцентричным, так как в самом начале эпопеи, в 2004-м, активы Окуашвили атаковали именно «националы». Но главное, что после этого все противники Саакашвили (а не только сторонники Иванишвили), по сути, перестали слушать владельца «Омеги», власти же получили возможность направить дискуссию в старое русло. Связанные с ними пропагандисты в промежутках между сеансами полного отрицания принялись исподволь намекать, что «раньше пытали и насиловали, а теперь только угрожают», «раньше отнимали все, а теперь просят лишь долю малую – 50%» и т.д., подводя аудиторию к выводу «Грузинская мечта» в любом случае является меньшим злом» (последователи Саакашвили доказывают обратное). Продолжение истории зависит от того, существуют ли другие записи и будут ли они обнародованы или станут аргументом в тайных переговорах о восстановлении статус-кво. Но это, в конечном счете, лишь тактические нюансы – важнее другое.

Вне зависимости от деталей рассмотренного дела, абсолютное большинство жителей Грузии знает, что взаимоотношения власти и бизнеса развиваются именно в таких формах в ходе приватизации лакомых объектов, решения хозяйственных споров, «распила» бюджетных средств и т.д. И следует из этого только одно: грузинское государство в нынешнем виде является Mafia State, и его отличие от других подобных заключается лишь в том, что, благодаря врожденной артистичности, оно умеет выглядеть привлекательно. Использование государственных институтов для личного обогащения и пополнения «общака» правящей партии и ее неформальных фракций носили системный характер и при Шеварднадзе, и при Саакашвили, и при Иванишвили. И каждый, кто в этой связи начинает говорить об относительных преимуществах того или иного режима, углубляясь в «теорию меньшего зла», мешает общественности понять суть проблемы. Но, возможно, она и рада уйти от ее обсуждения, поскольку ей невыносимо стыдно и больно чувствовать себя заложницей бандитов – то из одной, то из другой шайки, – которые мало что измываются над ней 24 часа в сутки, так еще и допытываются, любит ли она их.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG