Accessibility links

Парадоксы президентских выборов


Гиа Нодиа

Прошедшие выборы принесли серию парадоксов. Ожидалось, что они будут проходными, потому что президент по Конституции – чисто церемониальная фигура и ничего не решает. Но они оказались самыми драматичными и конкурентными в течение последних лет.

Первый тур оставил впечатление, что Грузия приблизилась к демократии, а второй – что движение идет в противоположном направлении. После первого тура казалось, что, если власть теряет популярность, что без сомнения сейчас происходит, ее можно сменить через выборы. Если оппозиция, в принципе, может выиграть объективно второстепенные президентские выборы, то же самое возможно и на парламентских. Но когда после первого тура перспектива победы кандидата оппозиции, Григола Вашадзе, стала выглядеть реальной, власть стала широко и систематически применять явно незаконные методы: массовое запугивание и подкуп избирателей с активным привлечением криминальных элементов. Это оказалось эффективным.

Наблюдатели, местные и международные, строго критиковали поведение власти, но результаты выборов признали. Отчасти это вызвано тем, что наблюдатели всегда боятся стать источником дестабилизации и предпочитают дипломатические формулировки. Но, кроме этого, действительно, невозможно однозначно доказать, что результаты выборов решили именно незаконные действия власти.

Парадоксы президентских выборов
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:08 0:00
Скачать

Во втором туре пришло более чем на двадцать процентов больше людей, чем в первом, и, скорее всего, их абсолютное большинство проголосовало за Саломе Зурабишвили, фактического кандидата «Грузинской мечты». Во многом это стало результатом давления и подкупа со стороны правительства. Но был и другой фактор: возможная победа Григола Вашадзе была воспринята как шаг к возвращению во власть Михаила Саакашвили, что само по себе привело к мобилизации тех, для кого это неприемлемо. Но какой из этих двух факторов был решающим? Этого мы так и не узнаем.

Так что ответа на самый главный вопрос – возможно ли, в принципе, в условиях режима Иванишвили сменить власть в Грузии конституционным путем, мы так и не получили. Я оставляю надежду на перспективу конституционного изменения власти, но дать четкий ответ на этот вопрос не может никто.

Еще один парадокс касается отношения к России. Зурабишвили больше всего досталось за ее высказывания о войне 2008 года, в которых она, пусть отчасти, обвиняла в войне Саакашвили. Без сомнения, подобные высказывания будущего президента Грузии были на руку российской пропаганде. Многие ее оппоненты искренне считали ее пророссийским кандидатом. Но интересно, что и Вашадзе пытались бить той же картой: ему припоминали, что он в свое время был советским дипломатом и долгое время жил в Москве. Сказанную им в старом интервью фразу, что «русская культура является частью моей жизни», крутили в рекламных роликах как страшный компромат. Так что обе избирательные кампании изобличали противника в скрытой пророссийскости.

Еще один мини-скандал разразился в связи с тем, что фотограф Юрий Мечитов сказал на «Аль-Джазире», что пребывание в российской империи было для Грузии благотворно, и ничего страшного, если бы она там осталась. Это вызвало бурю возмущения, прежде всего, потому, что Мечитов некоторое время проработал заместителем министра культуры в правительстве Бидзины Иванишвили. Фотографу пришлось публично извиняться.

На самом деле выборы выявили, что в грузинской политике выражение благосклонности к России – путь к поражению. В своем первом же после избрания интервью британской BBC Зурабишвили высказывалась крайне критично по отношению к России, в частности, сказав, что «сейчас Грузия не готова к сотрудничеству с Россией». Как видно, работа российской пропаганды в Грузии пока не слишком продуктивна.

На фоне всего этого некоторые западные комментаторы сочли самым интересным в грузинских выборах то, что президентом впервые избрали женщину. В Грузии это вызывает недоумение, особенно со стороны феминисток. В предвыборном процессе Саломе Зурабишвили никак не олицетворяла усиления «женской власти». Очевидно, что выборы выиграла не она, а партия во главе с мужчинами. После первого тура, как только дело приняло серьезный оборот, Зурабишвили практически отстранили от предвыборной кампании. Даже на большинстве плакатов, призывающих за нее голосовать, были изображены лидеры «Мечты» мужского пола. На самом деле, в Грузии есть женщины, которые являются сильными и независимыми политическими лидерами, но Саломе Зурабишвили – не одна из них.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG