Accessibility links

Права человека в Абхазии: равнодушие и некомпетентность чиновников


Встречу открыла Уполномоченная по правам человека Асида Шакрыл

В аппарате Уполномоченного по правам человека в Абхазии прошел круглый стол, приуроченный к 70-летию Всеобщей декларации прав человека, участники которого поговорили о нарушениях прав человека в Абхазии и попытались обозначить наиболее острые проблемы.

Встречу открыла Уполномоченная по правам человека Асида Шакрыл, которая с удовлетворением отметила, что Конституция Абхазии гарантирует права человека, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека. В то же время нарушений прав человека в разных областях немало, поэтому надо обозначить проблемы и разобраться в их причинах, чтобы понять, как их решать.

В Абхазии регулярно нарушаются права пенсионеров; инвалидов, лишенных возможности выйти за пределы своего дома из-за отсутствия лифтов, пандусов и подъемников; детей с психиатрическими заболеваниями из-за того, что в Абхазии нет детских психиатров и детского отделения в психиатрической больнице. Выросло поколение неграмотных молодых людей, которые не ходили в школу и не получили образования. Нарушаются права малоимущих семей и несовершеннолетних осужденных, которые отбывают наказание вместе со взрослыми преступниками. Отсутствует статистика по всем категориям нуждающихся в социальной поддержке граждан. С многочисленными нарушениями процессуального законодательства сталкиваются люди в судах, при обращениях в прокуратуру и в Министерство внутренних дел. Причем, подчеркнула она, ответственность за нарушения законов должностными лицами отсутствует.

Права человека в Абхазии: равнодушие и некомпетентность чиновников
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:52 0:00
Скачать

Руководитель аппарата Уполномоченного по правам человека Дана Куджба проинформировала о статистике и содержании обращений граждан: «За восемь месяцев работы офиса Уполномоченного к нам обратились 50 человек. Жалобы, которые принимает Уполномоченный, должны быть по вопросам, которые прошли какую-то стадию, прошли судебные процессы, были тяжбы, и человек не смог доказать свое право в судебном процессе. Круг проблем, с которыми к нам обращаются, достаточно широк, начиная с простейшего права на доступ к информации и заканчивая правом на судебную защиту. Общее число завершенных дел, в которых получили положительный результат, – это 19% (девять человек) от общего числа обратившихся».

Одной из наиболее острых проблем Дана Куджба назвала отсутствие понимания со стороны чиновников, она сказала: «С правоохранительными органами у нас, в принципе, барьер, потому что они на контакт идти не хотят. Считают, что мы подменяем их или пытаемся выполнять несвойственные нам функции. Мы сталкиваемся с тем, что госслужащие, как руководители, так и рядовые, просто не знакомы ни с нашими полномочиями, ни со своими полномочиями. Это очень большая проблема, потому что нам приходится им это разъяснять, приходится сидеть и общаться на темы, которые работники той или иной сферы должны знать, что в их компетенции находится. У нас очень длительные переписки с некоторыми госорганами, которые просто не хотят идти на контакт».

Она также пожаловалась на то, что в некоторых ведомствах «отношение к людям «нечеловеческое».

Юрист аппарата по правам человека Гудиса Мамацев сообщил, что наиболее серьезные проблемы возникают и у граждан, и у сотрудников аппарата Уполномоченного в реализации права на доступ к информации, которое закреплено во всех международных документах, а также в Конституции и законах Абхазии. Гудиса Мамацев конкретизировал: «Уполномоченный по правам человека в своей деятельности практически каждый день сталкивается с нарушениями права на доступ к информации. По обращениям к принятым заявлениям мы пишем письменные, а в отдельных случаях делаем устные запросы в другие ведомства. Практика сегодня складывается такая, что на устные запросы граждан, звонки или обращение при личной встрече в большинстве случаев идет либо грубость, либо игнорирование этих запросов граждан в большинстве органов. Многие жалуются на то, что служащий не может дать компетентного ответа и просит написать письменные запрос, что бюрократизирует процесс. Если ты можешь помочь человеку в течение пяти минут, но не знаешь, как это сделать, потому что не компетентен, ты просишь его написать запрос».

Такие проблемы возникают чаще всего при обращении в Министерство внутренних дел.

Асида Ломия, председатель Детского фонда, заявила, что количество малообеспеченных семей растет и увеличивается число детей, у которых нет доступа к образованию и качественному питанию. В Абхазии нет ни одного кризисного или реабилитационного центра, куда можно было бы направить ребенка, который столкнулся с серьезными проблемами в семье, нуждающегося в материальной, психологической или иной помощи.

Лиана Миканба, глава офиса «ООН-женщины» продолжила тему кризисного центра: «Не только шелтер для детей необходим в Абхазии, но и очень необходим шелтер для женщин, пострадавших от домашнего насилия. Существуют моменты, когда женщине, пострадавшей от домашнего насилия, просто некуда идти, и она рискует быть преследуемой своим насильником. У нас есть консультационные центры при Ассоциации женщин Абхазии и гальской организации «Женский фонд развития». Там женщины могут получить юридическую и психологическую поддержку, но, к сожалению, как такового шелтера, то есть кризисного центра, у нас нет, потому что у нас нет закона о домашнем насилии. Если мы создадим такой шелтер, то это будет чревато всякими последствиями. Необходимость создания закона о домашнем насилии является очень актуальной сейчас».

Юрист общественной приемной при Центре гуманитарных программ Майя Широкова, обобщив практику, предложила разработать закон о бесплатной юридической помощи. Это связано с тем, что у большинства людей, обращающихся за юридической помощью, нет финансовой возможности оплачивать услуги адвокатов или юристов.

Уполномоченный по правам человека Асида Шакрыл подвела итог обсуждению и сообщила, что в ближайшее время на основании прозвучавших предложений будет принят документ, в котором будут обозначены планы и направления работы офиса по правам человека.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG