Accessibility links

«Пятые колонны» и «охота на ведьм»


Виталий Шария

В последние десятилетия выражение «пятая колонна», мне кажется, все чаще звучит в СМИ в ироническом ключе, не как нечто реальное, а как вымышленный объект нападок любителей устраивать «охоту на ведьм», подобную распространенной в средневековой Европе. «Охотники на ведьм» – популяция чрезвычайно распространенная, ведь «острая интеллектуальная недостаточность» довольно равномерно распространены по всем городам и весям, континентам и государствам.

Нетрудно сформулировать, на чем сейчас строятся самые популярные подозрения «охотников на ведьм» во многих известных нам странах: в США, России, на Украине, в Грузии и др.

В ходе последних президентских выборов в Грузии (особенно второго их тура), побивших, как говорят, все рекорды финансовой затратности и словесной агрессии, самым ходовым и болезненно-острым, «убойным» обвинением со стороны обоих противостоящих политических лагерей было обвинение соперников в пророссийскости. Да, так сложилось, так повелось у наших юго-восточных соседей в последние десятилетия (достаточно вспомнить введенный в активный словооборот еще во времена Звиада Гамсахурдиа термин «агент Кремля»), что ориентация на Москву там воспринимается как чистой воды национал-предательство. Вот почему о своей проросийской ориентации в Тбилиси сознательно заявляют только такие политические экзоты, как малочисленная партия «Альянс патриотов» с ее неиссякающей верой, что если очень хорошо и слезно попросить Москву, то та «вернет» Грузии «оккупированные территории» (словно проживающие там абхазы и южные осетины суть нечто неодушевленное). Но «хождение в Москву» для грузинского общества тождественно черной метке и незамедлительно негативным образом сказывается на популярности как «Альянса», так и гораздо более весомой в Грузии политической фигуры – Нино Бурджанадзе.

«Пятые колонны» и «охота на ведьм»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:06 0:00
Скачать

В абхазском сегменте соцсетей некоторых пользователей, не очень, по всей видимости, внимательно следивших за ходом избирательной кампании в Грузии, неприятно удивило заявление Саломе Зурабишвили, которое она поспешила сделать в интервью сразу после избрания ее президентом, – о том, что она не видит смысла в переговорах с Россией, «пока та не признает оккупацию двух грузинских регионов», то есть Абхазии и Южной Осетии. По-видимому, эти абхазские интернет-комментаторы приняли за чистую монету фейковые утверждения ярых противников Зурабишвили в разгар избирательной борьбы в Грузии, что та выступает за признание независимости Абхазии и Южной Осетии. На самом же деле процитированное заявление нового президента вполне вписывается в логику грузинской внутриполитической жизни; ведь ранее калбатоно Саломе пришлось спешно корректировать свои неосмотрительно высказанные в начале избирательной кампании слова об августовской войне 2008 года таким образом: мол, не то чтобы ненавистный ей Саакашвили начал войну с Россией, но он не сделал того, что нужно было, чтобы ее избежать…

Но приверженцы «ориентации – Север» в грузинском обществе все же реально есть, даже несмотря на то, что они понимают: предание данной позиции огласке делает их в Грузии политическими маргиналами. Они исходят из прагматического рассуждения, что бесконечно конфликтовать с огромным северным соседом, задираться с ним – себе дороже.

А вот в абхазском обществе разномыслия по вопросу взаимоотношений с Грузией не существует вообще. Да, оно имелось в преддверии и во время грузино-абхазской войны, но сторонников подчинения Абхазии Тбилиси было среди абхазов мизерное число, и после того, как четверть века назад абхазская армия одержала оглушительную победу, а лидеры коллаборационистского «Комитета спасения Абхазии» оказались в политэмиграции, альтернативы раздельному существованию Абхазии и Грузии в абхазском общественном сознании не стало. Причем это не некое «спущенное сверху», директивное единомыслие, а основанное на логике жизни. Тут есть и рациональная, и эмоциональная (как можно предать память павших защитников Абхазии?) составляющие. Что касается политиков, то даже если кто-то из представителей старшего их поколения в первые дни войны не сразу сориентировался в ситуации и не занял твердой позиции, то это давно в прошлом. Всем понятно: отступить в современном абхазском обществе от идеи независимости – это пойти против своего народа.

Но если в обществе нет «пятой колонны», это вовсе не значит, что в нем нет пресловутых «охотников на ведьм». Куда же без них?

Было бы странно, во-первых, если бы в ходе избирательной борьбы, которая в Абхазии время от времени достигала «точки кипения», самыми убийственными обвинениями в адрес политических оппонентов не становилось соглашательство с Грузией. Впрочем, нередко попытки вброса подобных компроматов оказывались контрпродуктивными, ибо многих в обществе возмущало применение подобного черного пиара. Добавлю к этому, что в процессе борьбы за власть, и не обязательно во время выборов, обвинения в соглашательстве и даже сотрудничестве с грузинской стороной, а также в дезертирстве во время войны звучали в адрес представителей то одной политической команды, то другой, соперничающей с ней.

Во-вторых, было бы странно, если бы излюбленной мишенью «охотников» не стали контакты представителей разных групп абхазского общества с грузинскими представителями, особенно организуемые западными международными организациями. Тот факт, что за прошедшие после войны четверть века таких встреч никто из абхазских их участников так ни разу ничем не предал национальные интересы, «охотников» совершенно не смущает: просто так устроен их мозг, подозревать – их призвание и страсть.

Не так давно мне показали пост пользовательницы абхазского сегмента соцсетей, в котором она возмущалась публикацией моей сухумской коллеги на радио «Эхо Кавказа». Возмущалась не потому, что в публикации было что-то искажено, а потому, что темой ее оказались события из криминальной хроники Абхазии. Эта незнакомая мне интернет-пользовательница убеждена (причем она уже «устала об этом говорить»), что на данном ресурсе наши журналисты «печатают» только негатив – чтобы показать Западу, как «мы не состоялись»; ведь за позитивные статьи они гонорары не получают. На какие же доказательства, документы, свидетельства она опиралась, чтобы утверждать такое? Разумеется, ни на какие. Сомневаюсь, что эта интернет-дама изучала соотношение «негативных» и «позитивных» публикаций абхазских авторов на сайте «Эха Кавказа» за какой-то временной отрезок.

Если бы изучала, то, наверное, ей должен был прийти в голову логичный вопрос: зачем же тогда эти авторы, которые в штате «Эха» не состоят, окладов не получают, писали такое множество «позитивных» материалов, не получая за это гонорары? Интересно: а когда они писали на внешнеполитическую тематику и полемизировали с грузинской точкой зрения по вопросам грузино-абхазского урегулирования, у них, может, за это даже из ранее начисленных гонораров вычитали?.. Но, разумеется, такие завсегдатаи соцсетей поиском доказательств не заморачиваются: «осенило» – и написала!

Кстати, обличительница милостиво разрешает все же нашим журналистам писать о негативе, но только в абхазских СМИ. Не против она и того, чтобы «наши политики и политологи» давали интервью иностранным изданиям, где рассказывали бы о нашей стране в позитивом ключе и тем самым продвигали ее в мире. Тут приходит в голову множество вопросов и ассоциаций. Как-то на рубеже нынешнего и прошлого веков, в доинтернетовскую эпоху в Абхазии, один оратор на некоем съезде обрушился на две имевшиеся в то время в республике независимые газеты (все остальные СМИ были тогда государственными) за их критические статьи: ведь эти газетные номера, о, ужас, могут попасть за Ингур, где их прочтут наши враги! Иными словами, журналисты льют воду на их мельницу… Сейчас очевиден прогресс: в абхазских СМИ критика «охотниками» уже разрешена. Но при этом как-то упускается из виду общеизвестное: интернет превратил все СМИ в единую информационную систему, и то, что опубликовано в Рунете, допустим, в Сухуме, незамедлительно становится известно в самых разных странах, воспроизводится в самых разных интернет-изданиях. Неслучайно же возникло это выражение – «всемирная паутина».

Что касается рассуждения, что вот из-за этого-то «мы проигрываем информационную войну», то… Прежде всего, непонятно, на что опираются люди, любящие поговорить на тему, кто тут что проигрывает, а что выигрывает. Или они на полном серьезе полагают: если бы наши политики, политологи и журналисты смогли очаровать окружающий мир рассказами о том, как в сегодняшней Абхазии все замечательно, все цветет и благоухает, то западные правительства кинулись бы признавать независимость нашего государства, а российские туристы – писать сплошь положительные отклики в соцсетях о впечатлениях от ее посещения, и так далее, и тому подобное? Будем, кстати, реалистами: отношение западных политиков и обществ к урегулированию грузино-абхазского конфликта и подобных ему строится вовсе не на том, правда какой из конфликтующих сторон покажется им правдивее, а просто на современном геополитическом раскладе и встроенных в него собственных интересах этих государств. Хотя при этом мы стараемся и будем всегда стараться донести до них свою правду, изложить аргументы своей стороны в конфликте. Так же, как и югоосетинские авторы, участвующие в проекте «Эха Кавказа», и грузинские.

Замечу, что, как ни покажется многим в Абхазии и Южной Осетии удивительным, но с самых первых месяцев работы «ЭК», то есть почти девять лет назад, и в Тбилиси стали раздаваться голоса, им недовольные: как, мол, так, сепаратистам предоставлена трибуна!..

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG