Accessibility links

Крест и корона: пробуждение консерваторов


Дмитрий Мониава

16 декабря в Телави, под сенью дворца Ираклия II, прошла церемония инаугурации нового президента Грузии. Европейцам было бы трудно представить присягу главы ФРГ в Сан-Суси или, на худой конец, у Старого дворца на Унтер-ден-Линден, как и первую речь его французского коллеги в Версале. Но грузинская республика не смеет отдалиться от монархии, подобно пугливому ребенку, который постоянно оглядывается на властную мать. Многим клерикалам и радикальным консерваторам понравилось, что Саломе Зурабишвили (не без помощи руководства правящей партии) выбрала для инаугурации именно это место, поскольку тем самым она подтвердила уважение к Традиции.

Кто же выиграл выборы на самом деле? Кажется, опять Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II. После первого тура противоборствующие стороны, по сути, простерлись ниц перед патриархией, словно кающиеся грешники. Даже их риторика стала какой-то «воцерковленной». «Для меня, как для сына Церкви, каждое слово Святейшего является важнейшим», – заявил Григол Вашадзе. Михаил Саакашвили рассказал о том, как перед первым туром он «под страшным дождем пошел в храм и поставил свечку и простудился», и добавил: «Господь нас услышал». Правительство молниеносно припрятало законопроект о производстве марихуаны в Грузии, который так не нравился ГПЦ, и в очередной раз выделило ей земельный участок. А Саломе Зурабишвили, должно быть, тысячу раз пожалела о том, что высказалась за реставрацию старых храмов вместо возведения новых, «безликих», а также выразила недовольство в связи с вмешательством священнослужителей в предвыборные процессы. За день до второго тура Илия II еще раз принял ее; в СМИ и соцсетях появились фотографии патриарха, благословляющего Зурабишвили – подобные сцены, как правило, влияют на настроения паствы.

Крест и корона: пробуждение консерваторов
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:40 0:00
Скачать

Администрацию президента возглавит руководитель Фонда патриархии Лаша Жвания. Весьма высока вероятность того, что духовные власти вскоре получат от светских новые земельные владения и иные бонусы. В патриархии, скорее всего, ожидают, что президент будет способствовать продвижению монархического проекта, который может усилить и без того огромное влияние Церкви. В 2017-м Зурабишвили назвала восстановление монархии «единственным путем вхождения в Европу и собирания территорий под общей короной».

Так или иначе, патриархия еще раз с легкостью доказала, что легитимность в современной Грузии едва ли возможна без санкции Церкви. Так обычно и бывает, когда абсолютное большинство населения считает, что элита владеет властью и деньгами не по праву.

12 декабря после бурной перепалки в парламенте Ирма Инашвили из «Альянса патриотов» предложила Никанору Мелия из «Нацдвижения» выйти с ней из зала заседаний для выяснения отношений. Если мы еще раз попробуем провести параллели с Европой, нам придется представить, как Марин Ле Пен кричит (например) Бенуа Амону: «Пойдем выйдем, кому говорю!» Даже если инцидент был случайным, его символическая связь с недавними событиями не вызывает сомнений.

За три дня до второго тура президентских выборов «Альянс патриотов» вывел на площадь Свободы тысячи сторонников. Его лидеры продемонстрировали готовность бороться с «Нацдвижением» как на выборах, так и на улицах в случае угрозы реставрации старого режима. Таким образом, они не только оказали услугу «Грузинской мечте» и ее кандидату, но и попытались привлечь к себе граждан, полагающих, что разговор с партией Саакашвили должен быть коротким и жестким, как лозунг на одном из транспарантов того митинга: «Мечтателям» – пощечина, «националам» – удар кулаком!»

Идейные предпочтения в Грузии второстепенны, но не учитывать их нельзя. Анализ результатов выборов и социологических данных показывает, что часть раздраженных избирателей-консерваторов ушла от «Грузинской мечты» навсегда. Для того чтобы уменьшить риски, связанные с «блужданием» их голосов, правящей партии, возможно, придется посодействовать усилению партнеров из консервативного лагеря. Реальность вынуждает ее руководителей вернуться к идее, которая обсуждалась в 2014-15 годах и была отвергнута из-за стремления к «фактической однопартийности». Но теперь перспективы вассальных партий, притягивающих и консолидирующих потерянные «Грузинской мечтой» голоса, вновь обсуждаются в верхах.

Вероятно, именно поэтому «Альянс патриотов» всячески подчеркивает, что он будет защищать традиционные ценности и атаковать «Национальное движение», т.е. делать то, от чего уклоняется «Грузинская мечта», по мнению значительной части разочаровавшихся в ней избирателей. На передний план вышел грубый символизм физического противостояния, кажущийся рельефным на фоне (почти) общепризнанной импотенции правящей партии. Судя по реакции в СМИ и соцсетях, целевой аудитории это понравилось, несмотря на то, что вскоре после инцидента Инашвили заявила: «Я женщина, и никогда не подниму руку на мужчину».

Примечательно, что радикалы из «Грузинского марша» также собираются создать политическое движение и принять участие в парламентских выборах. Они вернулись на авансцену после того, как 7 декабря Конституционный суд решил, что запрет на продажу сельскохозяйственных земель иностранцам противоречит Основному закону. Поскольку после вступления президента в должность (с 16 декабря) в силу входили новые запретительные поправки, для переоформления участков оставалось всего несколько дней. 10 декабря представители «Грузинского марша» и ряда других организаций выставили пикет у входа в Дом юстиции, что привело к перебоям в его работе – многим иностранцам и гражданам Грузии не удалось попасть внутрь. Комментируя эти события, министр юстиции Тея Цулукиани заявила: «Сегодня ни один сельскохозяйственный участок не был оформлен на иностранца, а значит, волнения неуместны и не надо ломиться в открытую дверь». Политика и риторика умиротворения указывает на то, что правительство не хочет лишний раз раздражать наиболее неистовых консерваторов и националистов.

Для Грузии характерна быстрая и безоглядная радикализация. Перед парламентскими выборами Алеко Элисашвили попытается мобилизовать умеренных консерваторов, а Давид Усупашвили – умеренных либералов; теоретически они даже могут создать предвыборный блок и добиться неплохих результатов. Но чем жестче будет конфронтация между либералами и консерваторами, а также сторонниками и противниками «Нацдвижения», тем больше голосов отхлынет от «центра» к «краям», к радикалам, готовым демонстрировать силу и решимость. Исходя из этого, даже «травоядным» политическим объединениям придется рычать и скалить зубы.

Проблему «блуждающего» консервативного электората понимает и Михаил Саакашвили. То, что он перед выборами говорил о национальных интересах, мигрантах и туристах, Виктор Орбан вряд ли рискнул бы повторить даже в страшном сне. Но ни «Национальное движение», ни «Грузинская мечта», исходя из своего прошлого и статуса «партии власти», не могут отойти от условного центра слишком далеко, поэтому им, скорее всего, придется использовать вассальные партии; шансы Иванишвили на данном направлении выглядят предпочтительнее. А вот создание единого консервативного фронта, который снесет всех конкурентов, подобно Джаггернауту, следует признать крайне маловероятным, прежде всего, из-за традиционных для Грузии сложностей с самоорганизацией и целеполаганием.

Сегодня многие клерикалы и радикальные консерваторы прямо говорят, что они принесли Зурабишвили (а значит, и Иванишвили с «Грузинской мечтой») большую часть из полумиллиона (532 129) «дополнительных» голосов, обеспечивших ей победу во втором туре, и намекают, что долг платежом красен. В ожидании консервативного ренессанса они приосанились как львы, которые раньше держали царский герб, а сегодня держат республиканский – он тоже увенчан короной, а над ним плещутся белоснежные флаги с красными крестами. Старые и новые символы, по сути, идентичны, но особого противоречия здесь нет, в том числе и потому, что мы все еще не открыли для себя республику, и она служит оболочкой, скрывающей некую гибридную форму государственного правления – экзотичную крипто-монархию с элементами теократии и олигархии. Ее анатомия ужасает, поэтому значительной части общества проще закрыть глаза и верить, что мы живем в образцовой парламентской республике и 16 декабря у нас появился новый президент.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG