Accessibility links

Грузия озаботилась терроризмом


Грузии давно пора заняться вплотную антитеррористическим направлением, считают эксперты

В годовщину спецоперации в Панкисском ущелье Служба госбезопасности Грузии решила ознакомить профильных специалистов, представителей гражданского сектора и аппарата Народного защитника с положениями национальной антитеррористической концепции.

Служба государственной безопасности Грузии заканчивает работу над национальной антитеррористической концепцией – документ, посвященный одной из главных угроз мирового масштаба, почти готов. Но перед тем как сформулировать окончательную редакцию, в спецслужбах решили посоветоваться с представителями неправительственных организаций и независимыми специалистами, работающими по данной проблематике.

СГБ на встрече представляли глава администрации Службы госбезопасности Нино Гиоргобиани и глава контртеррористического центра Ираклий Чимакадзе. Последний особой откровенностью относительно содержания будущего документа не отличился:

«Создана специальная межведомственная комиссия – в подготовку документа включены различные государственные структуры. Стратегия представляет видение государства в направлении борьбы с терроризмом и экстремизмом и подчеркивает важность как совместных действий государственных ведомств, так и активного участия гражданского общества и международных партнеров. И все пункты, которые должны быть выполнены в ближайшие три года, детально прописаны».

Грузия озаботилась терроризмом
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:39 0:00
Скачать

Какие именно пункты, Чимакадзе не уточнил. Но заверил: все положения будут доведены до широкой общественности. И именно этот аспект, считают специалисты, наиболее актуален сегодня. Так как борьба с терроризмом – это проблема не только какой-либо конкретной спецслужбы, но и всего общества в целом, считает присутствовавший на встрече политолог Георгий Гобронидзе:

«На моей памяти – это первый такой случай, когда Служба государственной безопасности предлагает общественным, неправительственным организациям так открыто ознакомиться с их стратегией, их видением. И в этом плане эта открытость, этот первый шаг можно оценить положительно. Климат безопасности меняется, угрозы меняются, и я думаю, что подходы к угрозам должны меняться. Потому что сектор безопасности – это не только спецслужбы и силовые ведомства, но на самом деле это и общественные организации, и академические учреждения, имеющие свою определенную экспертизу, которые могут быть полезны в этом случае. И я думаю, что прозрачность в этом плане может послужить очередным положительным фактором для развития видения этих угроз».

С тем, что Грузии давно пора заняться вплотную антитеррористическим направлением, согласен и главный редактор журнала «Арсенали» Ираклий Аладашвили, также принявший участие в дискуссии:

«Мы сами хорошо видим, что происходит в мире. Что террористические организации совершенствуют свою тактику, и каждый день с их стороны появляется новая опасность. И для Грузии, как для члена международного сообщества, эти опасности также существуют. Тем более что Грузия участвует в антитеррористических операциях в Афганистане, а также в Африке. Так что нам тоже надо создавать эффективную антитеррористическую систему, которая сможет работать в таких экстремальных ситуациях, как например та, что была год назад, когда в Тбилиси проходила антитеррористическая операция. Вот чтобы такого не допускать и больше внимания уделять превенции, для этого и надо работать. Чтобы не доводить дело до стрельбы в населенных пунктах».

Георгий Гобронидзе, со своей стороны, также отмечает необходимость совместной работы спецслужб и общественности, чтобы не допустить того хаоса, который наблюдался в ходе операции по нейтрализации террористической группы Ахмеда Чатаева на окраине Тбилиси в ноябре 2017 года. И последовавшей за ней декабрьской операции в Панкисском ущелье, в результате которой погиб 19-летний Темирлан Мачаликашвили:

«...Если мы посмотрим на то, что было во время операции на улице Габриэля Салоси, – там была проблема в области стратегической коммуникации. Общество практически не знало, что там происходит, как там это происходит, не знало, с чем мы имеем дело, и было чувство какой-то запутанности в этом плане».

В частности, в первые часы операции по нейтрализации террористов из группы Чатаева СМИ транслировали перемещения силовиков в прямом эфире, что давало забаррикадировавшимся в квартире боевикам возможность следить за маневрами спецподразделений прямо по телевизору. Позже этот вопрос был решен, но для того, чтобы в будущем избежать подобного «чувства запутанности», Ираклий Аладашвили, по его словам, предложил СГБ более тесно взаимодействовать со СМИ, чтобы в случае угрозы и спецслужбы, и медиа работали скоординировано:

«Я, например, им предложил «симулировать» учения для журналистов, где можно, например, (смоделировать) ситуацию, когда происходит какой-то террористический акт, или террористы взяли заложников, и посмотреть, как журналисты будут действовать в это время».

В целом, отмечают эксперты, шаг СГБ, решившей провести открытые консультации, можно только приветствовать. И то, что у Грузии наконец-то появятся концептуальные документы, посвященные видению безопасности и угроз, хороший признак. Все участники дискуссии отметили важность наличия государственной стратегии по борьбе с экстремизмом, радикализацией и терроризмом. Но при этом очень большое значение имеет не только разработка стратегии по борьбе с терроризмом, но и открытость процесса работы над ней.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG