Accessibility links

Иллона Мирцхулава: «Самозанятых у нас порядка 50% трудоспособного населения»


Иллона Мирцхулава

В Абхазии часто говорят, что в республике очень высокий процент безработицы, называются цифры – 70-80% населения. О том, сколько на самом деле не имеют никакой работы и какова структура абхазской безработицы, мы спросили Иллону Мирцхулава, научного сотрудника Центра стратегических исследований при президенте Абхазии, специалиста в сфере рынка труда и занятости.

Елена Заводская: Какая у нас ситуация с занятостью населения? Дайте вашу оценку, пожалуйста.

Иллона Мирцхулава: Экономисты, конечно, должны опираться на данные статистики, а они таковы, что трудоспособное население у нас составляет 144 тысячи человек. Из них занятыми в экономике считаются 42 тысячи человек. Получается, что у нас более ста тысяч человек остаются безработными. Так ли это на самом деле, остается большим вопросом. В 1991 году был принят закон о занятости населения, который утратил свою силу после введения в 2017 году Трудового кодекса Республики Абхазия. К большому сожалению, в Трудовом кодексе не дается классификация категорий занятых, поэтому непонятно, кого относить к занятым, а кого – к безработным. Там есть лишь определение «занятости», которое звучит следующим образом: «занятым считается человек, который выполняет определенную работу и получает заработок в соответствии с законодательством Республики Абхазия». Но из учета занятых, к большому сожалению, у нас выпала такая большая прослойка населения, как самозанятые. А это в основном люди, проживающие в селе. И из учета выпала такая категория занятых, как индивидуальные предприниматели. Если мы присовокупим эти категории к статистическому числу занятых, то у нас не получится такого уровня безработицы, как 70%, которые нам сегодня дает наша статистика.

Скачать

Е.З.: Поясните, пожалуйста, что с нашими индивидуальными предпринимателями? Если у вас есть данные, назовите их, и какая у них сегодня ситуация?

И.М.: Индивидуальных предпринимателей около семи тысяч человек, и все они выпадают из категории занятых. Приведу конкретный пример. Знакомая родила третьего ребенка и обратилась в органы социальной защиты, чтобы получить пособие. На вопрос: «Где вы работаете?» ответила, что она – индивидуальный предприниматель. А работник соцслужбы относит ее к категории безработных. Почему? Она платит налоги в соответствии с законодательством и должна иметь право на получение социальных выплат в будущем, при выходе на пенсию и, естественно, на социальное ежемесячное пособие на своего третьего ребенка. Тем не менее ее относят к безработным, что противоречит нашему Трудовому кодексу.

Получается, что нет подзаконного акта, который бы классифицировал те или иные категории работающих и относил их к занятым. Обязательно нужно прийти к тому, чтобы эта большая прослойка реально работающих людей не выпадала из статистического учета. И, соответственно, не искажала картину по безработице, которая существует на сегодняшний день.

Е.З.: Кто должен принять этот необходимый подзаконный акт: парламент или кабинет министров?

И.М.: Скорее всего, это должен быть внутренний документ кабмина, это не прерогатива парламента. Нужно дать прозрачность и понимание того, кто относится к категории занятых. Старый закон 1991 года эти категории четко классифицировал. Сюда относились и домохозяйки, и студенты, и военнослужащие, и работающие по найму за вознаграждение. Сегодня такой классификации Трудовой кодекс нам не дает, поэтому возникает большая проблема при учете этой категории занятых.

Е.З.: Как, по-вашему, почему это произошло?

И.М.: Думаю, это упущение, недоработка соответствующих юридических структур. Я не знаю, наверное, еще не возникала ни у кого такая проблема, с которой они могут столкнуться в будущем. Это ведь несправедливо, когда человек, работая всю жизнь и платя налоги, при выходе на пенсию будет получать минимальную пенсию по возрасту, а не по стажу работы. Получается, что свидетельство о регистрации в Министерстве юстиции и индивидуальный номер налогоплательщика, который присваивается в налоговой службе, не являются документами, подтверждающими трудовую деятельность работника. Вот этот момент обязательно нужно законодательно прописать.

Е.З.: А какая ситуация у нас с самозанятыми?

И.М.: К самозанятому населению мы может отнести абсолютно все сельское население, которое производит на своих приусадебных участках какую-то продукцию, вывозит ее на рынок, продает и получает доход. Сюда же можно отнести людей, которые работают по уходу за больными – это няни и так далее. Их деятельность не видна, но они тем не менее получают доход и тоже должны попадать в категорию занятых.

Е.З.: Какова ваша оценка, как специалиста, сколько у нас самозанятых?

И.М.: Если мы говорим, что официально заняты у нас 30% трудоспособных, порядка 20% – это реальная безработица, которая подсчитана экспертным путем, получается, что самозанятых у нас порядка 50% трудоспособного населения. Эти данные были получены экспертным путем 3-4 года тому назад. Экспертная оценка не точная, поэтому на 100% это утверждать мы не можем. Большая часть населения, безусловно, занята, и порядка 25% мы считаем реально безработными.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG