Accessibility links

«Мечта» и Суд


Гиа Нодиа

Для Бидзины Иванишвили проблема контроля над судом переплелась с проблемой контроля над собственной партией. Внутри ее парламентской фракции появилась группа «бунтарей», которые открыто противопоставили себя председателю парламента Ираклию Кобахидзе и по умолчанию – создателю и лидеру «Грузинской мечты» Бидзине Иванишвили.

Поводом стал список новых судей Верховного суда, который Совет юстиции представил в парламент для утверждения. Согласно новым установлениям, судьи назначаются бессрочно. Руководство парламента хотело сделать утверждение быстрой формальностью, но список вызвал широкие протесты, в том числе со стороны нескольких представителей правящей фракции. В результате процесс пришлось приостановить. В стане бунтовщиков оказались бывший председатель комитета по юридическим делам Эка Беселия, председатель фракции «Грузинская мечта» Бидзина Гегидзе и другие.

Диссиденты от «Мечты» представляют себя защитниками независимости суда. Судьи, попавшие в пресловутый список, были назначены во времена правления Саакашвили и, по мнению критиков, запятнали свою репутацию несправедливыми, политически мотивированными приговорами.

«Мечта» и Суд
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:39 0:00
Скачать

Впрочем, похоже, что эти и многие другие судьи были верны не Саакашвили, а идее, что судебная власть должна следовать желаниям политической. Если они были подвержены давлению со стороны «националов», на их совести также активное участие в политически мотивированном преследовании этих же «националов», когда те стали оппозицией. Но это восставшие представители «Мечты» грехом уже не считают. Можно предположить, что ими движет не забота о независимости судебной системы, но личная или групповая месть: эти люди сажали «наших» и должны за это пострадать.

Есть еще важный аспект внутренней политической борьбы. Многих из «старых» активистов «Мечты» раздражают «молодые», т. е. Ираклий Кобахидзе и его команда, которые ведут себя весьма бесцеремонно. Список судей может быть лишь поводом.

Иванишвили и Кобахидзе рассуждают более логично и рационально. Если цель в том, чтобы иметь управляемый суд, прошлые прегрешения судей значения не имеют. В условиях «тирании Саакашвили» они вели себя так, как было естественно делать на их месте. Сейчас, когда к власти пришли хорошие люди, они ведут себя хорошо, т.е. послушно. Зачем искать кого-то еще?

Но Бог с ними, с Иванишвили и его бунтарями. Что делать с грузинскими судами? Пусть попавшие в список судьи плохие, но главный вопрос: как сделать, чтобы суд стал хорошим?

Поэтому проблема не в моральных качествах отдельных судей (хотя они, конечно, важны), а в том, что судебная реформа в Грузии оказалась в концептуальном тупике. Все критикуют суды, но не могут толком объяснить, как исправить положение.

Такая ситуация сравнительно нова. Еще лет десять назад считалось, что нужно провести определенные институциональные реформы, которые отражают международный консенсус о том, как вообще нужно строить судебную систему. Препятствием считалось отсутствие политической воли со стороны власть имущих. После смены власти в 2012-м году появилась иллюзия, что сейчас такая воля есть. Некоторые реформы действительно провели – но оказалось, что все опять плохо.

Практически все правильные реформы, которые советовали делать мудрые европейцы, уже проведены, начиная с конца 1990-х. Общую концепцию, которая лежит в основе реформ, можно суммировать так: сначала, через объективные экзамены надо обеспечить, чтобы судьями становились лишь самые достойные. Затем нужно законодательно определить, чтобы эти судьи, индивидуально и как судейский корпус, были максимально независимы от политического класса, т.е. превратились в саморегулирующуюся корпорацию. Все это практически выполнено. Бессрочное назначение судей, в том числе в Верховный суд, должно было стать логическим завершением. После этого у политиков почти не оставалось рычагов, чтобы воздействовать на судебный корпус.

Но именно тогда, когда сага о судебной реформе двигалась к хеппи-энду, оказалось, что внутри корпорации всем заправляет некий клан Чинчаладзе-Мурусидзе, через который власть может воздействовать на судей. Фамилии в данном случае значения не имеют. Главное – принцип: если суть реформы в том, чтобы судейская корпорация ни от кого не зависела, как предотвратить, чтобы внутри ее на завелись плохие кланы?

У текущего скандала может быть полезный результат: больше людей должно задуматься о том, какие принципиальные изменения могут привести к реальным улучшениям в судебной системе. Но пока этого незаметно.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG