Accessibility links

Ушанги Квициния: «В плане экономики минусов для Абхазии в этом соглашении я не вижу»


Ушанги Квициния

Недавно в СМИ появилась информация о том, что сначала Российская Федерация, а за ней и Грузия в ноябре 2018 года перечислили швейцарской компании Société Générale de Surveillance SA (SGS) средства в счет оплаты ее деятельности по мониторингу торговли товарами, перемещаемыми на территорию Абхазии. Мониторинг будет осуществляться в рамках российско-грузинского соглашения «О механизме таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами», которое явилось условием Грузии для снятия своего вето при вступлении России в ВТО. Об этом соглашении и том, как оно может повлиять на Абхазию, в рубрике «Гость недели» мы поговорили с Ушанги Квициния, заместителем министра Государственного таможенного комитета Абхазии.

Елена Заводская: Ушанги, напомните, пожалуйста, о сути подписанного соглашения о мониторинге грузов.

Ушанги Квициния: «Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Грузии об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами» было подписано 9 ноября 2011 года. В нем установлено, что датой вступления в силу данного соглашения является 22 августа 2012 года. По условиям соглашения нейтральная частная компания будет нанята Российской Федерацией и Грузией и будет подотчетна третьей стороне, а именно Швейцарии.

Гость недели – Ушанги Квициния
please wait

No media source currently available

0:00 0:09:02 0:00
Скачать

Стороны договорились, что данные об объемах грузов, перемещенных через территорию Абхазии и Южной Осетии, будут направляться из таможенных органов Российской Федерации и таможенных органов Грузии в эту швейцарскую компанию. Для этих целей они договорились предоставить возможность контроля этой швейцарской компании на территории Российской Федерации на въезде на территорию Республики Абхазия товаров и транспортных средств. Швейцарская компания на территории Грузии должна быть установлена, насколько я знаю, на нашей границе по реке Ингур с противоположной стороны. Где непосредственно, нам не известно.

Они будут фиксировать возможное перемещение товаров с территории Грузии, если таковые будут, на территорию Абхазии, а представители швейцарской компании, которая будет размещена на территории Российской Федерации, будут иметь данные об оборотах республики с контрагентами Российской Федерации и других стран.

Е.З.: Как все это будет происходить?

У.К.: Пока сам механизм не запущен. Российская Федерация и Грузия только подписали договор с этой швейцарской компанией и перечислили установленные суммы, которые есть у них по договорам. Сейчас, насколько мы знаем, будет обсуждаться с Российской Федерацией, где будут размещены представители этой швейцарской компании: непосредственно ли в пункте пропуска, либо на подъезде к нему. Наверное, будет налажен электронный обмен между Российской Федерацией и этой швейцарской компанией.

Е.З.: Видели ли вы соглашения, которые были заключены с Россией и Грузией?

У.К.: У нас есть текст соглашения между Российской Федерацией и Грузией, с которого все началось. Потом были подписаны договоры со швейцарской компанией, но у нас их нет. Я с ними незнаком. Там технические вопросы, вопросы оплаты пребывания и функций, они, в свою очередь, должны подготовить какие-то продукты, совместимые с программными продуктами, используемыми таможенными органами Российской Федерации.

Е.З.: Скажите, пожалуйста, какие плюсы и какие минусы таит в себе это соглашение по мониторингу грузов для Абхазии?

Единственный вопрос, который у нас возникает, касается коммерческой тайны. Никто не должен вмешиваться в правоотношения двух контрагентов, которые зарегистрированы, например, на территории Абхазии и на территории РФ

У.К.: Нам это по большому счету ничем не грозит. Кроме того, что данные об обороте Республики Абхазия будут доступны, в том числе, и грузинской стороне. Но это нас не пугает, потому что мы не скрываем наши данные. Единственный вопрос, который у нас возникает, касается коммерческой тайны. Никто не должен вмешиваться в правоотношения двух контрагентов, которые зарегистрированы, например, на территории Республики Абхазия и на территории Российской Федерации. Данные о цене на товар не будут уходить. Будут уходить в соответствии с товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности данные об общем объеме перемещенных товаров и их общей стоимости.

Плюсов как таковых для нас не видно, кроме того, что мы можем подтвердить реальное оформление грузов, поступающих на территорию республики, и то, что они нигде не теряются, не уходят куда-то в третью страну и нелегально не покидают нашу страну.

Е.З.: А то, что говорили о контрабанде?

У.К.: В тот период, когда обсуждалось это соглашение, были разговоры о контрабанде, это было в 2011 году. С того времени ситуация изменилась, давно уже на границе установлены ограждения, не допускающие незаконного перемещения товаров и транспортных средств. И российские пограничники совместно с нашими пограничниками несут службу на границе с Грузией. И еще: мне, как гражданину Республики Абхазия, очень неприятно, что нас назвали транспортным коридором. Мы, конечно, понимаем, что грузинская сторона настаивала на том, чтобы наше правильное название «Республика Абхазия» не было записано в этом соглашении. Но они достигли каких-то договоренностей и обозначили территорию Абхазии «коридором». А в плане экономики я никаких минусов для Абхазии в этом соглашении не вижу.

Опасность я вижу только в том, что мы часто сталкиваемся с тем, что через посольства Грузии в той или иной стране выходят на компании, которые поставляют товары в адрес абхазских контрагентов, и начинают создавать им какие-то препятствия, чинить проволочки в стране их пребывания, возможно и давление на них со стороны посольств Грузии.

Е.З.: В целом вы относитесь к этой ситуации спокойно?

У.К.: Честно говоря, да.

Е.З.: Она от нас никак не зависит?

У.К.: Никак, кроме того, что можем возмутиться, если эти чипы будут устанавливаться на транспортные средства, въезжающие к нам. Допустим, мы можем указать, что на территории Республики Абхазия эти чипы не разрешены к использованию. Это уже механизмы, которыми мы, как государство, можем повлиять, если будет такое желание у высшего руководства страны.

Е.З.: Расскажите, пожалуйста, что это за чипы?

У.К.: Пока мы их непосредственно не видели, мы только о них слышали. Будет ли реально так «чиповаться», как было оговорено, мы не знаем.

Е.З.: А как это предварительно обговаривалось?

Вероятнее всего, реально это будет работать так: машина зайдет на территорию Абхазии, выгрузится и в тот же день или на следующий вернется на территорию России. После этого ее отслеживание прекратится

.К.: Говорилось о том, что специальное устройство будет устанавливаться на грузовой отсек транспортных средств, которые поставляют товары в Абхазию, и через спутник будет отслеживаться, куда эта машина поехала: реально осталась в Абхазии или проследовала куда-то далее. Вероятнее всего, реально это будет работать так: машина зайдет на территорию Абхазии, выгрузится и в тот же день или на следующий вернется на территорию Российской Федерации. После этого ее отслеживание прекратится. Может быть, они проработают какой-то другой механизм. Эта компания пока еще даже не расположена в Адлере или на прилегающей территории, поэтому говорить заранее, как это будет работать, я не готов, честно говоря.

Е.З.: Речь идет о транзитных грузах или обо всех?

У.К.: Насколько мы знаем, в период проведения этих всех переговоров на разных площадках высказывалось мнение, что у нас огромные потоки транзитных грузов, которые не контролируются нашими таможенными органами. Но как раз реализация этого соглашения позволит всем удостовериться в тех объемах, которые перемещаются и регистрируются нашими таможенными органами. Так как у нас запрещено перемещение товаров с территории Республики Грузия, соответственно, о транзите не может быть и речи.

Е.З.: Я часто слышу о том, что у нас экономика в тени, товарооборот в тени, мониторинг грузов может нам что-то показать в этом смысле?

По результатам деятельности этой швейцарской компании мы надеемся, что тоже сможем запросить информацию о тех объемах, которые она будет фиксировать

У.К.: Конечно, он как раз покажет тот оборот, который есть, и многие смогут убедиться, что он соответствует тому, что указывают таможенные органы Республики Абхазия. Это касается именно внешнеторгового товарооборота, а внутренний товарооборот не будет отслеживаться. Регистрироваться будет только факт ввоза объема товаров на территорию нашей республики. По результатам деятельности этой швейцарской компании мы надеемся, что тоже сможем запросить информацию о тех объемах, которые она будет фиксировать. Мы же в свою очередь всегда готовы показать данные о тех объемах, которые оформлены таможенными органами Республики Абхазия.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG