Accessibility links

«Против»


Изида Чаниа

Я против добычи нефти, вылова рыбы, рубки леса, бездумного выгребания инертных материалов из русел рек – фактически против всего, что теоретически может принести прибыль стране. Поверьте, это не экономическая диверсия с моей стороны, мне и самой неприятно выступать в роли главной героини известного мультфильма «Баба Яга – против».

Конечно, я бы хотела, чтобы благосостояние нашей страны росло пусть даже за счет нефти, рыбы, майнинга, гидроэлектростанций и много другого. Но осознание качества управленческого и законотворческого аппарата нашего государства приводит меня к выводу, что в целях сохранения уникальной природы Абхазии было бы правильнее остановить процессы, которые могут отрицательно сказаться на экологии.

Печально, но не доросли мы до того, чтобы безболезненно вторгаться в природные процессы. Тем более что, судя по всему, значимой экономической отдачи, которая стоила бы возможных рисков, все эти проекты не сулят. Если и есть выгода от них, то лишь для небольшой группы лиц, которые в быстрые сроки извлекут сверхприбыль и не вспомнят о том, что на место вырубленного дерева надо посадить другое, не подумают о том, как сберечь поголовье хамсы, выгребая ее без меры в путину. Это не патетика, я просто не хочу, чтобы наши чистейшие реки несли в море нефть или уголь, чтобы редели леса, а с причалов исчезала местная достопримечательность – рыбаки с удочками.

«Против»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:23 0:00
Скачать

Кто-то рискует, берет на себя ответственность, обещая народу, что оплатит продажей гравийно-песчаной смеси ремонт железной дороги, а добычей нефти – строительство курортов и другие блага. Но на поверку все оказывается пустой болтовней.

Складывается парадоксальная ситуация: выделить землю под мусорный полигон, который является насущной необходимостью, не могут вот уже три года. Контролировать вылов рыбы в своей акватории не получается, так как нет у экологов таких возможностей. А вот отдать всю Восточную Абхазию непонятной нефтяной компании – не проблема, вопрос решается одним взмахом пера премьер-министра. Точно так же было и в случае с «Роснефтью». И все это кулуарно, без информирования общества, без одобрения парламента.

Если я захочу построить дом по соседству с другим домом, то мне предложат заручиться согласием всех соседей. А вот если кто-то неизвестный решил добывать нефть неподалеку от реки, то правительство может решить этот вопрос без согласования с народом. Означает ли это, что Леонид Лакербая или Давид Ирадян, подписывавшие соглашения, будут нести ответственность за последствия, за свой счет возмещать убытки? Нет, конечно. И у нас есть опыт – как это было с железнодорожным кредитом и другими безумными проектами вроде строительства бассейна в Ткуарчале.

То, что сегодня называется договорами с нефтяными копаниями (я, в отличие от народных избранников, не разделяю соглашения, заключенные с «Роснефтью» и «Апсны-ойл), – это, по сути, джентльменские соглашения. Никакой ответственности, никаких серьезных гарантий в данных документах не прослеживается. Такие «братские соглашения», основанные на доверии, заканчиваются обычно серьезными конфликтами. Можно опять же вспомнить печальные последствия таких незафиксированных договоренностей, которые обернулись тяжелыми последствиями для сторон конфликта и для страны в целом. Потому что люди так устроены, что наступает момент, и тот, кому не очень выгодно, вдруг забывает, что он джентльмен.

Каким-то образом договор с «Апсны-ойл» гарантирует, что в случае чрезвычайного происшествия нефтяная компания устранит его последствия? Есть какая-то страховая организация, которая возьмет на себя риски? Или, может быть, Абхазия в состоянии выиграть судебный иск в арбитражном суде России, который прописан как регулятор споров?

Или вот еще вопрос: наше правительство знает людей, которые являются учредителями компании «Апсны-ойл»? Ну, так сообщите нам, гражданами какой страны являются эти учредители – Абхазии, России, Грузии или США? А то возникает ощущение, что о том, кто там скрывается в офшоре, не до конца известно даже премьеру, ставившему свою подпись. Ничего не сообщил пока об учредителях и экс-президент Александр Анкваб, нынче отбывающий свой депутатский срок в парламенте, который, как мы все слышали, «достаточно информированный человек».

Роль парламента, в котором продолжаются нефтяные споры, тоже хотелось бы прояснить. Сторонники нефтяных проектов обвиняют своих оппонентов в небескорыстном интересе к теме. Противники пытаются создать комиссию, которая ответит на вопросы: выгодны ли эти проекты стране и ее народу, есть ли у этих проектов коррупционная составляющая, какие средства поступают и поступят в бюджет в будущем и т.д. Спорят не первый день народные избранники, а в результате даже комиссию создать не могут.

Вот поэтому я и против добычи нефти, вылова рыб, рубки лесов и против всего, что может сказаться на экологии Абхазии. До каких пор? Пока общественные и профессиональные службы контроля и все три ветви власти не будут работать слаженно и на благо людей и страны.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG