Accessibility links

Первое чтение «абсолютно сырого» закона о декларировании доходов


Депутаты приняли закон в первом чтении почти единогласно, 28 из 29 голосовавших его поддержали

Сегодня в парламенте продолжилось заседание сессии, так как в прошлый раз оно не было завершено. Депутаты снова обсуждали соглашения по нефти, приняли антикоррупционный закон в первом чтении и рекомендовали кабинету министров отменить запрет на пользование электроэнергией для майнеров криптовалюты.

Закон «О декларировании доходов, расходов, имуществ и обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами» вынес на заседание сессии Астамур Логуа. Он напомнил, что президент Абхазии в своем послании Народному Собранию рекомендовал принять данный закон. Рассматривался проект, инициированный группой депутатов во главе с Асланом Бжания. Астамур Логуа напомнил, что в парламент обращались с антикоррупционными инициативами и представители общественности. «Закон обсуждался на комиссии, претерпел некоторые изменения и соответствует духу антикоррупционной идеологии», – сказал Логуа. И порекомендовал принять его в первом чтении.

Один из депутатов заметил, что нет закона «О госслужбе», который уже много лет лежит в парламенте, и такие понятия, как «чиновник» и «госслужащий», не определены.

Первое чтение «абсолютно сырого» закона о декларировании доходов
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:05 0:00
Скачать

На это Логуа ответил, что в законе прописано, что «служащий – это лицо, исполняющее служебную деятельность или обязанности по должности», и есть понятие «депутат». Он предположил, что в ближайшее время и закон «О госслужбе» будет вынесен на обсуждение.

Депутат Батал Табагуа подписал закон, но «чувствует, что он абсолютно сырой». Свое отношение к нему он выразил так: «Сейчас мы этот закон примем, а через год никаких изменений не будет. В стране, где декларацию о доходах никто не сдает, мы сейчас примем вот это! Нормальный человек посмотрит, будет смеяться. Это популизм. Сперва нужно, чтобы люди выполняли основные законы, потому что ни депутат, ни госчиновник ничем не отличаются от обычного гражданина, кроме того, что он – на должности. Он декларацию о доходах сдает, а ни сестра его, ни брат сдавать не обязаны. Нигде не написано, что человек, который имеет собственность, может быть избран или может заниматься какой-то иной деятельностью. Кто-нибудь указал, что он имеет бизнес? На это никто не смотрит, а, между прочим, в нарушение этой статьи у нас были и премьер-министры, которые имели бизнес».

Депутаты приняли закон в первом чтении почти единогласно, 28 из 29 голосовавших его поддержали.

Следующий вопрос повестки касался постановления кабинета министров «О временных мерах по ограничению потребления электроэнергии отдельным видам абонентов». В нем был введен запрет на использование для майнинга криптовалюты мощностей Госкомпании «Черноморэнерго», а других в Абхазии пока нет. По мнению депутатов, оно принято с нарушением действующего законодательства и ограничивает свободу предпринимательской деятельности. Парламент утвердил постановление, в котором кабмину рекомендовано отменить запрет, разработать и предложить парламенту поправки к законодательству, которые будут регулировать деятельность в этой сфере.

А дальше снова начались дебаты по нефти. Группа депутатов, в которой наиболее активно действуют Алмас Джапуа и Наталья Смыр, вернули коллег к вопросу о двух проектах закона по созданию парламентской комиссии, которая должна заняться изучением законности соглашений, подписанных с компанией «Апсны-Ойл». Джапуа настаивал на том, что в прошлый раз произошел сбой в голосовании, какие-то голоса не были учтены, поэтому ни один проект не прошел. Он требовал переголосовать оба.

Спикер Валерий Кварчия с ним не согласился и переголосовывать не стал.

Обсуждение, как и в прошлый раз, было очень шумным, все говорили и кричали одновременно, потом прорезался голос депутата Батала Табагуа, который сказал: «Создается впечатление, что здесь идут какие-то вариации нескольких групп для того, чтобы из этого обычного постановления выудить какие-то непонятные дивиденды, понять не могу, между отдельными группами депутатов, сейчас не хочу все сплетни рассказывать! Давайте, соберите комитет, пожалуйста, еще раз все обсудим. Слава богу, завтра с лопатами туда никто не идет нефть добывать! Давайте спокойно разберемся, и пускай все прекратят дивиденды из этой нефти извлекать. Пока не добыли еще, а уже начинаются на этом спекуляции. Это не наши с вами личные дела, это весь народ должен иметь интерес. Все свои интересы пусть заткнут в одно место… я не знаю… поэтому мы хотим комиссию создать. Чей там нос в этом деле есть? Выгодно это стране или нет? На этом уже пытаются влиять на президентские дела, какая группа за кого будет, кого будет держать за горло, кого не будет! Давайте прекратим этой ерундой заниматься, люди на нас смотрят…»

Но тут взял слово представитель еще одной группы депутатов, которая активничает в «нефтяном деле», – Рауль Лолуа. Он тоже решил порадеть за интересы народа и потребовал, чтобы вместо создания комиссий по «нефтяному делу» парламент обратился сразу в Конституционный суд. Пусть суд решает, соответствуют ли подписанные с «Апсны-ойл» соглашения Конституции и закону о недрах или нет.

Логичный вопрос задал депутат Астамур Логуа: «Во всех этих проектах постановлений мы слышим только о компании «Апсны-ойл». А что, в Гудаутском районе, где разработкой занимается «Роснефть-Шельф Абхазии», где в море собираются добывать нефть, там разве нет экологии? Там договора соответствуют всем интересам государства? Почему так однобоко, если мы вообще говорим о приостановлении? Хотя там тоже никакие недра не принадлежат абхазскому народу по этому соглашению? Давайте определимся, я-то против приостановления, но я не понимаю вот эту однобокость и избирательность, откуда она берется?»

Депутату Алмасу Джапуа такая избирательность, судя по всему, понятна, он назвал эти фирмы разными: «Роснефть» – это «транснациональная корпорация, известная в мире», а «Апсны-ойл» – «из фирм-однодневок», учредителей которой не удается обнаружить. Свою двойственную позицию по вопросу добычи нефти он выразил таким образом, что, не знаю, поймете ли его вы, а я понять не смогла: «Моя субъективная позиция, что никакая нефть нам здесь не нужна, но я вынужден учитывать мнение остальных своих коллег, в связи с чем консенснусным решением прихожу к выводу: если это нужно государству, если это важно государству, то, в том числе, я хочу учитывать мнение. А личное мое субъективное мнение, что нефть нам добывать не нужно».

Такая вот загадочная история с абхазской нефтью, потому что и по третьему предложению – обратиться в Конституционный суд – ничего принято не было. Предложений становится все больше, решений – нет.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG