Accessibility links

Россия станет ближе


Когда на месте будочки появился российский пограничный пост, поначалу пропускали с советскими паспортами, потом перестали, и пересечь границу можно было только по российским паспортам

Россия и Южная Осетия снимают ограничения на сроки пребывания своих граждан на территории обеих стран. Сегодня Владимир Путин внес на ратификацию в Госдуму соответствующий протокол изменений к российско-югоосетинскому интеграционному договору. Кроме того, как заявил на днях в Цхинвале член Совета Федераций Сергей Цеков, в ближайшее время будет подготовлено соглашение об упрощенном предоставлении российского гражданства жителям Южной Осетии.

Это новости, которых ждали. Дело в том, что вопросы двойного гражданства, упрощение процедуры получения российского паспорта для жителей Южной Осетии обсуждались в Москве еще в ноябре 2017 года на встрече Владимира Путина и Анатолия Бибилова. По мнению российского политолога Владимира Новикова, со стороны российского руководства – это гуманитарный акт в отношении жителей Южной Осетии:

«У людей возникают проблемы с визами в третьи страны, с поступлением на учебу здесь, в Российской Федерации, или трудоустройством и тому подобное. С соглашением об упрошенном получении российского гражданства, с соглашением о двойном гражданстве или неомраченном сроке пребывания на территории страны для граждан Южной Осетии все эти проблемы снимаются. По сути, это уравнение в правах с гражданами России, которое в связи с разным пониманием международно-правового статуса Южной Осетии помогает решать очень многие гуманитарные проблемы и, на самом деле, упрощает жизнь очень многим людям».

По словам югоосетинского общественника Алана Парастаева, когда заходит речь о паспортах или о новых правилах пересечения границы, он вспоминает, с чего все началось. Как в 1993 году между Северной и Южной Осетией появилась первая примета государственной границы: будочка и трос, натянутый через проезжую часть. Тогда Алан Парастаев был среди тех возмущенных жителей Южной Осетии, кто поехал к границе проводить акцию протеста против установки заграждения:

«Людей тогда остановил президент Людвиг Чибиров, может, он и вправду верил в то, что тогда говорил: «Не переживайте! Чего вы боитесь? Это все временно. Пока в Чечне идет война, пока у нас проблемы с Грузией, временно поставили вот этот пост, потом снимут». И со временем этот временный пост превратился в непреодолимый огромный контрольно-пропускной комплекс».

Когда на месте будочки появился российский пограничный пост, поначалу пропускали с советскими паспортами, потом перестали, и пересечь границу можно было только по российским паспортам, вспоминает Парастаев:

«Есть такое устоявшееся мнение, будто бы сначала южным осетинам раздали российские т.н. мидовские паспорта (российские загранпаспорта стали выдавать в Цхинвале с 2003 года), а потом признали под предлогом того, что здесь все – граждане России. На самом деле все не так. К сожалению, нет статистики, но, положа руку на сердце, я могу сказать, что к тому времени уже не менее 70% жителей Южной Осетии имели российские паспорта. Потому что все выезжали во Владикавказ, югоосетинский паспорт уже тогда на границе не принимали».

Закон «О гражданстве Российской Федерации» предусматривает упрощенную систему получения гражданства для жителей бывших союзных республик, которые после распада СССР остались апатридами, т.е. лицами без гражданства. Под это определение подходили и жители Южной Осетии, которые не приняли грузинского подданства. Было впечатление, говорит Алан Парастаев, что и на неформальном уровне Москва приняла решение не препятствовать южным осетинам в получении российского гражданства. Впрочем, это не оградило их от искусственных препонов и поборов со стороны североосетинского чиновничества. Получить российский паспорт было делом хлопотным и затратным.

После признания республики, в конце февраля 2009 года, российское консульство в Южной Осетии перестало выдавать паспорта. Апатридами, имеющими право на получение гражданства в упрощенном порядке, жители признанного государства уже не являлись. После признания прибавилось проблем и вокруг югоосетинского гражданства, которое принимали жители России, продолжает Алан Парастаев:

«Там много разных сил и интересов сталкивается. Например, российская таможня борется с тем, чтобы не плодились в России иномарки с нашими югоосетинскими номерами. Жители Северной Осетии берут наши паспорта, покупают иномарки и растаможивают их на территории Южной Осетии, где пошлины в разы ниже, чем в России. Таможня постоянно инициирует какие-то препоны для этих граждан, например, два года действовало правило, что обладатель такой иномарки не должен иметь российской прописки. К чему я это говорю – конечно, соглашения, которые готовятся, нам необходимы. Но хочется, чтобы они не стали очередным предметом столкновения каких-то ведомственных интересов», – говорит югоосетинский общественник.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG