Accessibility links

«Все это делается с негласного одобрения президента Южной Осетии»


С 2012 года Буганов тщетно пытается добиться погашения задолженности, чтобы расплатиться со своими поставщиками и работниками

История российского предпринимателя – директора строительной компании «Домстрой» Курбана Буганова, которому югоосетинские подрядчики задолжали почти 13 миллионов рублей, приобрела неожиданный оборот. Генпрокуратура республики, куда он не раз обращался с жалобой, завела дело на самого бизнесмена – за ложный донос.

Предприниматель из Дагестана – директор строительной фирмы «Домстрой» Курбан Буганов с января 2009 года участвовал в восстановлении разрушенного войной Цхинвала. В 2011 году ему предложили заняться дорожным строительством, и он согласился. Бизнесмен полностью выполнил подряд на строительство двух участков дорог Дменис-Бикар и Цхинвал-Знаур, но заказчики рассчитались с ним лишь частично. Предпринимателю не доплатили почти 13 миллионов рублей.

По словам Курбана, кидал было двое: генподрядчик – ГУП «Дорэкспострой» во главе с директором Муратом Лалиевым, который заказал, но не оплатил полностью субподряд «Домстрою», а также Комитет по дорожному строительству Южной Осетии во главе с председателем Эдуардом Гузитаевым.

«Все это делается с негласного одобрения президента Южной Осетии»
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:10 0:00
Скачать

С 2012 года Буганов тщетно пытается добиться погашения задолженности, чтобы в свою очередь расплатиться со своими поставщиками и работниками. Он пытался судиться, но его иск рассматривала двоюродная племянница Гузитаева, Ирина Лалиева, поэтому немудрено, что Буганов иск проиграл.

Бизнесмен жаловался сначала президенту Леониду Тибилову, потом президенту Анатолию Бибилову, но те пересылали его письма на рассмотрение в Комитет по дорожному строительству, на который он им и жаловался. Куда только Буганов не обращался. В прошлом году он написал письмо Владимиру Путину и генпрокурору Юрию Чайке. Из Управления президента по обращениям граждан и организаций письмо направили в МИД, а оттуда в посольство России в Южной Осетии. Генпрокуратура России переправила письмо в Генпрокуратуру Южной Осетии.

12 марта пришел ответ из посольства, в котором было указано, что урегулирование погашения задолженности относится к компетенции органов государственной власти Южной Осетии. В письме также сообщалось, что посольство внимательно следит за этой историей и готово оказать содействие, в том числе, направить дипломата на заседание суда. В случае несогласия с решением суда Буганову рекомендовали обратиться в аппарат Уполномоченного по правам человека при президенте России.

Пришел ответ и из Генпрокуратуры Южной Осетии:

«По результатам рассмотрения обращения сообщаем, что СУ Генеральной прокуратуры РЮО расследуется уголовное дело №971841, возбужденное 03 августа 2018 года в отношении вас по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.306 УК РФ…»

При этом в письме ни слова о жалобах самого Буганова. То есть бизнесмена обвиняют в заведомо ложном доносе о совершении преступления. Это пока единственный результат, которого добился строитель. В интервью «Эху Кавказа» в прошлом году он заявил, что, как и все подрядчики, откатывал Гузитаеву 15% от стоимости подряда.

Эдуард Гузитаев обратился в Генпрокуратуру республики, та возбудила уголовное дело, при этом все обращения Буганова ведомство проигнорировало. При этом оснований для возбуждения уголовного дела не было. По закону заведомо ложным доносом считается тот, который направлен в правоохранительные органы, органы исполнительной власти и иные компетентные органы. Ничего подобного Буганов не делал, но когда такие мелочи останавливали Генпрокуратуру Южной Осетии? Говорит Курбан Буганов:

«Из Генпрокуратуры пришел ответ, где требуют представить доказательства откатов. То есть, по их логике, я должен был взять расписку? Это просто издевательство с их стороны. Я думаю и уверен, что все это делается с негласного одобрения президента Южной Осетии – запугивание пострадавших от коррупционеров, чтобы никто не жаловался, а то посадят в тюрьму именно потерпевших. Удивительна и позиция посольства – они просто дали отписку, устранились от проблемы. Ни одна инстанция ни в России, ни в Южной Осетии не стала на защиту моих прав, и меня просто оставили под прессом опасных людей».

Есть у этой истории один свидетель. Подполковник ОБЭП из Северной Осетии Константин Тедеев был командирован в Южную Осетию в январе 2013 года. Он расследовал экономические преступления, совершенные во время восстановительных работ. Он вместе с двумя техническими помощниками проверял и объемы выполненных работ у Курбана Буганова. Говорит Константин Тедеев:

«Я проверял объемы выполненных работ у Курбана. Он строил два участка дороги: От Цхинвал до Знаура, и в Ленигорском районе, на субподряде. Вместе с ним работал чеченец Ахмот, фамилию не помню (Адаев – прим «Эхо Кавказа»). Они все работы выполнили, и документы у них были в порядке – договоры, акты выполненных работ. Они представили их заказчику, а те отказались платить.

– В комитете утверждают, что работы не были выполнены в полном объеме?

– Это неправда, работы были выполнены полностью, просто им не заплатили. Они контрольные замеры делали спустя три года, и стали ему предъявлять, дескать, у тебя того нет, сего нет… Но за три года, естественно, у грунтовой дороги будут изменения в худшую сторону. А почему сразу не сделали замеры? Потому что они уже тогда думали, как бы его кинуть. Нет такого закона, чтобы контрольные замеры делать через три года после окончания работ. Я им говорил: «Заплатите человеку деньги». В комитете дорожного хозяйства мне на это ответили: дескать, деньги на эти работы были получены раньше и их уже сожрали.

– Прямо так и сказали?

– Да, у нас говорят: сейчас на эти цели денег уже нет. Ему не заплатили 12 миллионов, Ахмота кинули на 28 миллионов, работал там еще Руслан Качмазов – его на 86 миллионов кинули

– То есть это не единичные случаи?

– Нет, это уже система».

Случись такая история с Бугановым в любой другой цивилизованной стране, он смог бы защитить свои права в международной инстанции, которая бы рассмотрела иск и вынесла решение, обязательное для исполнения. Но проблема в том, что иск против Южной Осетии невозможен из-за ее ограниченного статуса. А репутация республики вообще не волнует ее чиновников. Абсолютно.

Об этом свидетельствуют и история Курбана, и многие другие, например, дело Арчила Татунашвили.

Не беспокоит, потому что в условиях, когда бюджет наполняет Россия, уровень доверия к республике не является чем-то существенным для казны. Правда, в последнее время власти озаботились инвестиционной привлекательностью, но складывается впечатление, что это только декларации.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG