Accessibility links

«У Пашиняна нет другого выхода – он должен кого-то наказать...»


Никол Пашинян

ПРАГА---Прокуратура Армении представила обвинительное заключение по уголовному делу о событиях 1-2 марта 2008 года в отношении бывших руководителей страны, в частности, экс-президента Роберта Кочаряна и бывшего замминистра обороны и секретаря ОДКБ Юрия Хачатурова. Они обвиняются в свержении конституционного строя, а Кочарян к тому же – в получении взятки в особо крупных размерах. Пока суд готовится принять дело, его перспективы и политическое значение обсуждаем с политологом Степаном Даниеляном.

Вадим Дубнов: Обвинительное заключение предъявлено, дело передано в суд. Как, по-вашему, совпадение этого события с первой годовщиной «бархатной революции» имеет только символический смысл или есть в этом какое-то реальное политическое значение?

Степан Даниелян: Я думаю, что имеет реальное политическое значение, потому что дело уникальное. В это дело вовлечены почти все руководители Армении – три президента и действующий премьер-министр. Я хочу напомнить, что Никол Пашинян был одним из главных действующих лиц, который после был приговорен к семи годам – как организатор этих событий. Сейчас в этом деле участвуют и Роберт Кочарян, и Серж Саргсян, который, по сути, если можно так сказать, был главным бенефициаром, потому что он был премьер-министром и после этих событий стал президентом, и, естественно, Левон Тер-Петросян, который претендовал на пост президента. Были допрошены все руководители Армении - и Серж Саргсян, и Левон Тер-Петросян – и, естественно, это имеет политическую подоплеку.

«У Пашиняна нет другого выхода – он должен кого-то наказать...»
please wait

No media source currently available

0:00 0:12:15 0:00
Скачать

Вадим Дубнов: Вы говорите о том, что сейчас участвуют все три президента, но под ударом только один из них. Серж Саргсян пока вроде бы выведен из-под удара, Левон Тер-Петросян здесь вообще немного опосредованная фигура. Что грозит Роберту Кочаряну?

Дело в том, что нет каких-то обвинений против тех, кто реально участвовал в убийстве демонстрантов, – речь идет только о том, были ли какие-то действия против конституционного строя

Степан Даниелян: У Роберта Кочаряна очень сильная адвокатская компания, среди них очень известный британский адвокат, который имел серьезные дела в Европейском суде по правам человека; у него очень известный французский адвокат с армянскими корнями, и местные адвокаты довольно-таки известные. Они будут защищаться очень грамотно. Я хочу напомнить, что есть прослушка, как вам известно, разговора между директором службы безопасности и главным следователем по особым делам, где они явно говорили о том, что у них были беседы с судьями, и им говорили, что они должны взять под стражу Роберта Кочаряна. Я думаю, эта запись тоже будет иметь очень серьезное значение. Что касается Роберта Кочаряна, то в обществе есть социальный заказ наказать тех людей, которые убили десять демонстрантов. Но дело в том, что нет каких-то обвинений против тех, кто реально участвовал в убийстве этих демонстрантов, – речь идет только о том, были ли какие-то действия против конституционного строя. По моему мнению, дело очень хрупкое и будет трудно предъявить обвинения.

Вадим Дубнов: Степан, а почему обвинение, власть пошли по пути таких формулировок – из всего богатства выбора выбран вроде бы не самый значительный, казалось бы, элемент коррупции, по вопросам 1-го марта – такая причудливая форма свержения конституционного строя, притом, что, как вы сами сказали, речь шла о гибели людей?

По сути, Левон Тер-Петросян, который является соратником Никола Пашиняна, первым сделал то, в чем обвиняют Роберта Кочаряна

Степан Даниелян: Трудно сказать, почему не были дела, связанные с коррупцией и т.д. По сути, если будут дела по коррупции, то там весь армянский бизнес и вся политическая бывшая элита будут обвиняемыми. Я думаю, это очень трудное дело, потому что все были связаны друг с другом, и система была такая – коррупционная. Самое интересное то, что основателем этой системы был Левон Тер-Петросян, чьим соратником был Никол Пашинян, и основателем всего этого механизма по фальсификации выборов в Армении тоже был Левон Тер-Петросян. И самое интересное, что в 1996 году, когда Левон Тер-Петросян баллотировался в президенты второй раз, тоже были массовые демонстрации против Левона Тер-Петросяна, и он привлек армию для подавления демонстрантов. По сути, Левон Тер-Петросян, который является соратником Никола Пашиняна, первым сделал то, в чем обвиняют Роберта Кочаряна.

Вадим Дубнов: Насколько правомерно сравнивать события 1996 года, о которых вы упомянули, с событиями 2008 года?

Степан Даниелян: Это, по сути, те же события по всем параметрам, только с одной разницей: в 1996 году не было жертв, но были массовые репрессии, несколько человек годами были в тюрьмах – я имею в виду сторонников Вазгена Манукяна, – и несколько депутатов были избиты в парламенте, и это все в прямом эфире передавалось по Общественному телевидению. Одна лишь разница – в 1996 году не было жертв.

Вадим Дубнов: С точки зрения истории страны – нет разницы? Ведь после 1996 года власть Левона Тер-Петросяна продержалась год, а после 2008 года прошла целая эпоха, которую, в общем, пришлось ломать сейчас с помощью «бархатной революции».

Степан Даниелян: Я думаю, основателем этой коррупционной системы, когда общество не верит выборам, был именно Левон Тер-Петросян. И самое интересное: в 2008 году, когда Левон Тер-Петросян уже был в роли оппозиционера, рядом с ним всегда стоял Никол Пашинян как один из главных организаторов. В обществе очень часто многие задают вопрос: если открывают дело 2008 года, то обязательно надо открывать дело 1996 года. И этот вопрос и в прессе, и в обществе почти все задают.

Вадим Дубнов: Степан, вернемся к расследованию 1-го марта: очень деликатная ситуация с Юрием Хачатуровым – с ним как быть, есть ли какие-то политические ограничения у Пашиняна на преследование Хачатурова?

Степан Даниелян: Хачатурова сейчас почти все забыли, и о других фигурантах тоже, и против них это дело идет в том направлении, что от них хотят показания против Роберта Кочаряна – они как бы не главные обвиняемые. Т.к. приказ о том, что армия участвовала в подавлении или как бы многие части были введены в город, и вот это главное обвинение в том, что Роберт Кочарян незаконным образом вовлек армию во внутриполитические процессы, и главные показания могут дать военные, которые в то время участвовали в этом процессе. Неслучайно, что все эти обвиняемые – военные: бывший министр обороны, бывший начальник Генерального штаба и Сейран Оганян, который после стал министром обороны. В обществе воспринимают это и так, что, с другой стороны, это как бы процесс против высших чинов армии.

Вадим Дубнов: Ну, суд определит меру ответственности Юрий Хачатурова… Насколько свободной будет в политическом плане армянская власть в том, чтобы реально наказать человека, за которым стоит Москва?

Степан Даниелян: Я не думаю, что за Юрием Хачатуровым стоит Москва, в том плане, что первоначально Хачатуров был секретарем ОДКБ – сейчас он не является секретарем, – и в то время это все рассматривалось со стороны Москвы как удар по престижу ОДКБ. Насколько Москва будет какими-то методами его защищать в политическом плане, неясно. Сейчас ситуация совсем другая.

Вадим Дубнов: А каковы вообще риски Пашиняна и армянской власти в этом процессе? Если им не удастся доказать вину Кочаряна, притом, что вы говорите, что это достаточно хрупко, притом, что все-таки Кочарян и Хачатуров в определенной степени все-таки пользуются какой-то поддержкой в Москве, в том числе и политической?

Я думаю, в каком-то смысле Пашинян сам себя загнал в ловушку. Если Кочарян будет оправдан, это будет очень сильный репутационный удар по Николу Пашиняну

Степан Даниелян: Я думаю, в каком-то смысле Пашинян сам себя загнал в ловушку. Если Кочарян будет оправдан, это будет очень сильный репутационный удар по Николу Пашиняну, потому что он публично объявлял, что «дело раскрыто, все доказано». Возможно, если пройдут три инстанции в суде и будет это все опротестовано, они могут обратиться в Конституционный суд, и уже Конституционный суд может решить, был ли этот приказ конституционным или нет. В этом плане у Пашиняна будут меньшие репутационные риски, потому что он может сказать, что все судьи, которые сейчас в Конституционном суде, были назначены Кочаряном и Саргсяном, и он в глазах общества не будет выглядеть проигравшей стороной.

Вадим Дубнов: Ну и, поговорим о бонусах. Ради каких бонусов Пашинян идет на такие риски?

Степан Даниелян: Пашинян очень долго был в парламенте и выступал все время за то, что в Армении коррупция, в Армении беззаконие и надо всех наказать. И сейчас случилось так, что он пришел к власти, и общество требует: «ты около десяти лет в парламенте выступал, что кругом преступники, ну, давай, действуй», и сейчас он должен оправдать все надежды тех, кто его поддерживал. У него нет другого выхода. Он должен предпринять какие-то действия, тем самым доказав, что он десять лет не лгал, объявляя о том, что в Армении кругом преступники, кругом коррупция и беззаконье. Сейчас он кого-то должен наказать, у него нет другого выхода.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG