Accessibility links

«Уличные баталии» не закончатся никогда?


Виталий Шария

Опубликованную на «Эхе Кавказа» в конце января статью «Окопавшийся» Жданов и вечная Абрыба» я закончил абзацем, в котором говорилось: «Близится 90-летие со дня рождения Фазиля Искандера, ушедшего из жизни два с половиной года назад, но так пока и не принято решение о том, какую улицу в Сухуме назвать его именем. Ничего, конечно, страшного нет в том, что с этим решением медлят; главное – чтобы оно оказалось взвешенным, соответствовало бы значению писателя для его родины и всего постсоветского пространства и устроило бы всех».

Откровенно говоря, слова «устроило бы всех» были, что называется, благим пожеланием без особой веры в успех, ибо, как известно, всем не угодишь. В данном случае многими моими знакомыми высказывались опасения: если, скажем, улицей Фазиля Искандера станет та, где расположен дом, где он вырос, это может вызвать протесты КПРА, ибо уже немало десятилетий улица носила название «4 марта» в честь дня установления в Абхазии в 1921 году советской власти, а для абхазских коммунистов этот день очень дорог.

И вот в самый канун 90-летия со дня рождения нашего знаменитого земляка Госкомиссия по увековечению памяти Фазиля Искандера предложила переименовать улицу Марухская в Сухуме в улицу 4 Марта, а улицу 4 Марта в улицу Фазиля Искандера. Предложение было поддержано главой администрации Сухума Адгуром Харазия и передано в Городское Собрание. Наконец, 10 мая на очередном заседании депутаты Собрания проголосовали за принятие решения о переименовании улиц. При этом депутат Семен Бжания сказал: «Я уверен, что горожане одобрят такое решение. По произведениям Искандера мир узнает Абхазию. Все его герои для нас – как родственники, мы их знаем, любим, стараемся воспитывать детей на их примере».

Запомнился короткий интернет-комментарий к новости об этом: «Повезло же кому-то; приятно жить на улице с таким названием». Подумалось, что это одна из самых высоких оценок личности, которые могут быть. Ведь не обо всех даже самых выдающихся деятелях, с самыми громкими именами такое скажут. Тут не только констатация масштаба личности, но и эмоциональная теплота, с которой данное имя воспринимается. А еще кто-то из форумчан заметил, что, может, теперь эту улицу заасфальтируют. И пожаловался, что недавно ехал по ней и сломал глушитель автомашины.

Да, улица эта хоть и длинная, но застроенная почти сплошь частными домами и не очень «заселенная», а потому, за исключением небольшого отрезка, дорожное покрытие на ней в плачевном состоянии, с ямами и выбоинами. Сухумцам и гостям города лучше всего знаком именно этот небольшой отрезок, на пересечении с улицей Абазинской. На этом отрезке, если свернуть с Абазинской, улицы с односторонним движением, налево, уже больше века стоит Сухумский кафедральный собор Благовещения Пресвятой Богородицы, а напротив - здание сухумской 3-й средней школы имени Ю. Воронова, в которой учился и Фазиль Искандер. А если свернуть с Абазинской в другую сторону, направо, то через пару сотен метров увидишь и двухэтажный дом красного кирпича, построенный 139 лет назад дедом Фазиля Ибрагимом, выходцем из Ирана.

Думаю, мало кто даже из сухумских старожилов знает, что дореволюционное название этой улицы – 2-я Подгорная, а с 1932 года она больше двадцати лет носила имя, как ни прискорбно, Лаврентия Берия, который тоже учился в здании названной школы, которое было построено в 1903 году и в котором в начале прошлого века размещалось Сухумское высшее начальное училище. Лидеры коммунистов, кстати, протестовать против переименования не стали. Во-первых, наверное, с ними предварительно была достигнута договоренность. Во-вторых, название «4 марта» не исчезло с карты города, теперь ее носит расположенная неподалеку бывшая улица Марухская. В-третьих, они наверняка понимают, что в Абхазии противиться решениям, увековечивающим память Искандера, – это вызвать неодобрение общества.

А вот жители бывшей улицы Марухской, как рассказывалось на днях в публикации одного из местных СМИ, отнеслись к переименованию отрицательно. «Наша улица названа в честь Марухского перевала, в честь битвы за Кавказ. Чем это не важнее, чем 4 Марта или Искандер?» – заявил один. Другой, сосед, его поддержал, а еще начал рассуждать про проблемы для местных жителей, которым теперь придется вписать новые адреса и проставить печати в домовую книгу и в паспорт. Такое же мнение высказывали и другие на этой улице.

На бывшей улице 4 Марта жители в основном отнеслись к переименованию позитивно, отмечая заслуги Фазиля Искандера. Некоторые выражали надежду на то, что здесь теперь, наконец, займутся укладкой асфальта. Но часть жителей привычно жаловалась на предстоящую лишнюю бумажную волокиту. Впрочем, как объяснили в Горсобрании, процедуры проставления штампов в БТИ и в паспортном столе достаточно просты, никаких финансовых затрат люди не понесут, надо только найти на это время, причем никакой спешки тут нет.

Тут естественно приходит в голову мысль: ведь это не первое (и наверняка не последнее) переименование улиц, в том числе и в Сухуме. Да, были в последние десятилетия споры в связи с переименованиями, и еще какие, но никогда раньше не приходилось слышать публичного выражения недовольства тех, кому просто лень сделать лишний шаг, кто просто «привык». Издержки свободы слова, связанные, в частности, со все большим увеличением числа СМИ? Впрочем, скорее всего, мы бы и не узнали о недовольных, если бы журналист не отправился опрашивать жителей двух улиц, их недовольство осталось бы просто бурчанием в доме и во дворе, которое бывало, наверное, во все времена. С другой стороны, разве плохо, что общество оказалось осведомлено о наличии такого «бурчания», о том, что есть такие люди?

Что касается тех, кто «грудью встал» на защиту названия улицы Марухской, увязав географическое название с патриотизмом и героизмом, не исключено, что главным движущим мотивом у многих тут было все то же консервативное сопротивление переменам, нежелание расставаться с привычным.

Конечно, никто во властных структурах не собирается тут ничего переигрывать: потакая всем и каждому из недовольных, можно дойти до абсурда. Но мне пришло в голову, что удалось бы избежать переименования Марухской, если бы эту улицу в данном случае заменила та, которую на самом деле НУЖНО переименовывать.

В той январской публикации, с которой я сегодня начал, рассказывалось, что из сообщения МЧС Абхазии за месяц до того узнал: в Сухуме до сих пор есть улица Жданова. Да, того самого подручного Сталина, главы его агитпропа, секретаря и члена политбюро ЦК ВКП(б), душителя свободы творчества в советской культуре, гонителя Ахматовой, Зощенко и других выдающихся писателей, которых он именовал «литературными подонками»! «Было бы, – писал я тогда, – абсурдным предположить, что в администрации Сухума, Собрании города «окопались» тайные идеологические последователи и поклонники Андрея Жданова, который, кстати, никакого отношения к Абхазии не имел... Один, как говорится, клик компьютерной мыши – и вот где, оказывается, находится эта улица: на северо-западной окраине города, близ улицы Кабардинской, ниже села Нижняя Яштхуа... Нельзя исключать, что многие во властных структурах города и не осведомлены о существовании в нем такой улицы».

Готовя ту, январскую, публикацию, я хотел поговорить с председателем Сухумского горсобрания Константином Пилия, но так получилось, что ни на работе его не застал, ни дозвониться не смог. А после ее выхода у нас с председателем Союза журналистов Абхазии Русланом Хашигом возникла мысль направить в Собрание письмо от СЖ с предложением переименовать и эту, и другую сухумскую улицу – со странным названием Абрыба. Я сделал набросок письма, но потом, каюсь, одно за другим более неотложные дела отвлекли от этого намерения…

И вот уже на днях заглянул в Собрание, и мы с Константином Пилия, наконец, поговорили. Выяснилось, что он с моей январской публикацией не знаком. (А в том, что письмо от СЖ до Собрания города так и не дошло, мне, повторюсь, некого упрекать, кроме себя). Про улочку со странным названием Абрыба, расположенную в районе завода «Сухумприбор» и названную некогда в честь организации «Абхазская рыба», Пилия знает, и это название его тоже смущает. А вот услышав про улицу Жданова, был крайне удивлен и возмущен таким названием. Даже начал сомневаться: может, она относится к Сухумскому району? Но я сказал, что достаточно зайти в интернет, чтобы через несколько секунд убедиться: именно в Сухуме каким-то образом сохранился данный «ржавый осколок сталинщины».

Разумеется, нет никаких гарантий, что вариант с переименованием в улицу 4 марта улицы Жданова устроил бы всех. Нет, вовсе не думаю, что жители последней стали бы на защиту «подручного Сталина». Но тем, кому дорого название «4 марта», могли не согласиться: уж очень та улица отдаленная от центра и «малозначительная».

Но в чем мы с Константином Пилия сошлись, так это в том, что такие названия, как Жданова и Абрыба, убирать с карты столицы Абхазии надо. Можно сделать это и тогда, когда в следующий раз понадобится увековечить какое-то достойное имя.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG