Accessibility links

Предвыборные тезисы Эдуарда Кокойты


Эдуард Кокойты

Экс-президент Южной Осетии Эдуард Кокойты дал развернутое интервью югоосетинскому блогеру Григорию Абаеву. Пятидесятиминутный разговор изобилует критикой действующей власти, экс-президента Леонида Тибилова и московских кураторов. В Цхинвале его уже назвали началом предвыборной агитации Эдуарда Кокойты в преддверии парламентских выборов. Указывается, что это лишь первый фрагмент интервью с экс-президентом, за которым последуют и другие.

Сегодняшний день в Южной Осетии сделал Эдуард Кокойты. Наверное, даже больше – он сделал первую неделю предвыборной агитации в средствах массовой информации. Впервые за семь дней парламентской кампании прозвучали внятные тезисы предвыборной программы (именно так следует понимать первую часть интервью). И прозвучали они от Эдуарда Кокойты. Опустим ту часть интервью, где он иронизирует над своими оппонентами, и оставим некоторые тезисы, которые могут составить политический дискурс.

Тезис первый. Мы хозяева в своем доме, а не квартиранты. Т.е. мы сами способны выбирать себе президентов и депутатов, вмешательство кремлевских кураторов во внутриполитические процессы недопустимо.

Тезис второй. Случайные люди в политике – Леонид Тибилов и Анатолий Бибилов – не выстояли под натиском кураторов, не сумели отстоять самостоятельность республики и другие принципиальные для нее моменты.

Предвыборные тезисы Эдуарда Кокойты
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:09 0:00
Скачать

Тезис третий. В 2017 году Кокойты поддержал Анатолия Бибилова в пику Владиславу Суркову, который навязывал республике кандидатуру Леонида Тибилова:

«Стремление мое и моих соратников, наша борьба состояли в том, чтобы показать: народ Южной Осетии сам решает, кого выбирать. Практически такая же ситуация складывается, нас ожидает сейчас на парламентских выборах. Оказывается, уже расписали, какая партия сколько мест будет иметь в парламенте. Это очень плохая практика, к сожалению, существует в субъектах Российской Федерации. Для нашей маленькой Южной Осетии такая практика пагубна. Мы должны слышать голос своего народа, я исходил именно из этого, чтобы показать: мы не чья-то резервация, в своем доме мы хозяева. Именно поэтому я решил поддержать Анатолия Ильича Бибилова, чтобы показать: как бы нас мало ни было, это не значит, что кто-то себе может позволить перепрыгивать в нашем доме через наши головы. Мы не квартиранты в нашем доме. Осетия – это наша родина, и пусть все к этому относятся с пониманием. Не надо сидеть в ЦИКах наших, указывать там, заставлять ручной парламент принимать законы, противоречащие Конституции

Григорий Абаев: Даже суды наши они…

– Это другой разговор, мы и к ним вернемся, и к ЦИКу вернемся…»

О том, что подобное вмешательство в предвыборные дела Южной Осетии не имеет никакого смысла, говорили и прокремлевские эксперты, и даже некоторые бывшие работники администрации президента. Они не раз указывали, что в РЮО все политические силы – пророссийские, и нет никакой разницы, кому из них отдаст свое предпочтение избиратель. Зато, вмешиваясь в выборы, выдавливая кандидатов, разоряя политические союзы, кураторы причиняют колоссальное унижение гражданам республики. Это вызывает протестные настроения. В этом смысле Эдуард Кокойты оказывает услугу Кремлю, он канализирует это возмущение, адресует его узкому кругу чиновников, подчеркивая, что ими движут исключительно личные мотивы. Еще один аргумент в пользу утверждения о случайных людях в югоосетинской власти – история с Арчилом Татунашвили:

«В мою бытность президентом мы задержали четверых сотрудников грузинских спецслужб, которые готовили на меня покушение. Ведь я же мог сделать с этими людьми все, что угодно, потому что они готовились меня физически ликвидировать. Они в этом признались. Про Татунашвили не было никаких доказательств, а у нас тогда были все доказательства, и люди сами признались. В присутствии российских миротворцев (чем я поднимал авторитет России) я передал этих людей их родственникам. Я показал грузинской стороне, что мы не кровожадные, мы не хотим войны, даже в такой ситуации мы не хотим крови. И этот наш поступок очень серьезно оценили в ОБСЕ. Этим поступком мы подняли наш авторитет в глазах международного сообщества. А в истории с Арчилом Татунашвили мы в один миг свели на нет все, что нами было наработано. Посмотрите, в каком виде мы сегодня предстали перед мировым сообществом. Мы нанесли очень серьезный удар по авторитету Российской Федерации. Пусть они ответят на один вопрос: чего они добились тем, что не выдавали тело покойного Татунашвили целый месяц? Притом, что и сотрудники ФСБ просили, чтобы не было никаких задержек, чтобы не бить по авторитету России. Обращался лично патриарх Кирилл, они ему пообещали, что 4 марта передадут тело. Они его подставили. (Арчил Татунашвили был убит 22 февраля, тело выдали 20 марта – прим «ЭК».) И в результате получается так, что в Международный суд обратились с жалобой на Россию, а не на Южную Осетию. Поэтому я спрашиваю: ответьте, пожалуйста, чего вы добились?

В любом случае, какой бы он национальности не был, я тогда говорил и сейчас говорю: он также был гражданином Южной Осетии независимо от национальности.

Григорий Абаев: Но он, по-моему, имел грузинское гражданство?

– Но он жил в Южной Осетии, являлся жителем Ленингорского района. Мы же за них за всех несем ответственность. Это же все наши граждане. Да, не все они еще приняли гражданство, но они живут там на нашей родине, и они имеют такие же конституционные права.

Григорий Абаев: ​На нашей и на своей родине, поскольку они там родились.

– Да, они там родились. Мы же не грузины, чтобы себя так вести по отношению к национальным меньшинствам? Чем мы тогда лучше той националистической Грузии? Ответьте мне, пожалуйста».

Если мы говорим о предвыборной программе, значит, должны быть и кандидаты, в поддержку которых выступает их лидер. И здесь напрашиваются два вывода.

Во-первых, кампания по отсеиванию «кокойтовских» кандидатов на стадии регистрации в ЦИК не сработала в полной мере, какая-то их часть прошла через кураторский фильтр. Надеюсь, мы когда-нибудь услышим занимательную историю про то, как это было. Во-вторых, можно предположить, что предвыборная стратегия Кокойты направлена на агитацию уже зарегистрированных кандидатов и в первую очередь самовыдвиженцев. Они могли начинать кампанию в среднем эшелоне других политических сил, а могут закончить в рядах «кокойтовцев». Само это интервью и предвыборное время, в которое оно опубликовано, можно считать основанием для версии «предвыборной агитации Кокойты».

И еще одно основание – он бесспорно влияет на общественное мнение южных осетин, причем влияет больше других.

Информацию о том, что сегодня в 14 часов по Москве в интернете выйдет интервью Эдуарда Кокойты в Цхинвале распространили еще в первой половине дня. Я получил его по рассылке в 15.10, то есть через двадцать минут после того, как его послушали. А около 17 часов мне его скинул уже знакомый политолог из Москвы. Вот так это работает. К чему я это говорю? К тому, что дезавуировать Кокойты или кого-то еще на выборах в маленькой республике невозможно.

Его можно было дезавуировать реформами, курсом на подлинную демократизацию. Будь сегодня в Южной Осетии, например, независимая, пользующаяся доверием населения судебная система, можно было бы попенять Эдуарду Кокойты, какой был суд и каким его сделали. Можно было бы припомнить ему Госохрану, если бы не шмон сотрудников Госохраны в редакции радиостанции «Ир» уже в бытность Анатолия Бибилова. Правда, в отличие от своих оппонентов Кокойты может сослаться на сложное время, на войну, на покушения и террор со стороны спецслужб Грузии, что он сегодня и сделал. А чем оправдываться его оппонентам – натиском кураторов?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG