Accessibility links

Отпустить Страну души на волю?


Виталий Шария

На днях в абхазском сегменте соцсети «Фейсбук» была размещена статья из российского ИА «REGNUM» под интригующим заголовком «Грузия может «отпустить» Абхазию...» и подзаголовком «Формирование общественного мнения на уровне экспертных кругов уже начато». Мне заголовок напомнил известную строку поэта Юрия Кузнецова «Отпущу свою душу на волю», у которой позднее появилось немало поэтических подражаний – «Отпусти свою душу на волю» и других… Естественно, последовали отклики завсегдатаев соцсети, но обращусь к ним позже.

Автор публикации Андро Малкин, как бы стараясь набить ей цену, изо всех сил старается преподнести сообщаемое им как большую сенсацию. Он пишет: «То, что совсем недавно прозвучало со страниц грузинских печатных и интернет-изданий, казалось бы, нарушило некое табу, которым был окутан очень важный для Грузии вопрос: как быть с отделившимися и не желающими вернуться в состав единого грузинского государства его бывшими регионами – Абхазией и Южной Осетией? Ответ оказался для многих ошеломляющим и прозвучал из уст эксперта, оппонирующего нынешним властям, но с симпатией относящегося к их предшественникам. Ответ был: расстаться с Абхазией, отпустить ее. Именно так называлась статья грузинского аналитика Гочи Мирцхулава, представленного как директор Академии общественных и политических отношений, опубликованная на грузинском языке в газете «Хроника+», а затем на русском – на портале abkhazeti.info».

Отпустить Страну души на волю?
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:41 0:00
Скачать

Начну с того, что Малкин не очень-то, видать, знаком с «историей вопроса», иначе бы знал, что за минувшую четверть века табу, о котором он рассуждает, нарушалось в Грузии, и не раз. Скажу лишь о том, что у меня на памяти. Как-то в начале нулевых в абхазской прессе были перепечатаны из тбилисской газеты «Кавказский акцент» материалы одной из бесед за «круглым столом», где обсуждался и вариант признания независимости Абхазии. Но, как и следовало ожидать, выступавших по ТВ пионеров той дискуссии в грузинском обществе заклеймили как «национал-предателей» и т. д., и, если не навсегда, то очень надолго отбили у них охоту возвращаться к ней. К счастью, наверное, для руководителя Фонда развития человеческих ресурсов Грузии профессора Нодара Сарджвеладзе незамеченным в Грузии оказался ответ в 2010-м, уже после признания Абхазии Россией, в одной из газет на вопрос абхазского журналиста о том, какой вариант грузино-абхазского урегулирования мог бы сегодня быть приемлем для обеих сторон. Сарджвеладе сказал, что видит его только в «перспективе вступления в Европейский Союз Грузии и Абхазии в качестве независимых субъектов и начале строительства отношений между ними как между членами единой европейской семьи».

А вот опубликованное летом того же года в газете «Резонанси» интервью известного грузинского политолога Мамуки Арешидзе поистине оказалось резонансным, вызвало бурю эмоций. Арешидзе высказал мнение, что, поскольку «процесс зашел в тупик», надо признать независимость Абхазии, но на обязательных условиях вывода с ее территории российских войск и возвращения грузинских беженцев. И хотя в самой Абхазии этот теоретический замысел расценили как ловушку (при возвращении грузинских беженцев вместе с их многочисленными потомками этнодемографический баланс в Абхазии вернулся бы к ситуации 80-х и все началось бы заново, включая, разумеется, требования «воссоединения с Грузией»), хотя в последующих своих разъяснениях грузинскому обществу Мамука как раз и говорил о прецедентах, «когда центральные власти сначала признали независимость своего конфликтного региона, а затем вернули территории обратно», и приводил в пример созданное японцами и существовавшее в 1932-1945 гг. на китайской территории марионеточное государство Манджоу-го, хотя Мамука и бодрился, рассказывая, что «в личку» его идею многие грузины поддержали, главным итогом стал шквал критики, который на него в грузинском обществе обрушился.

С той поры, насколько знаю, грузинские политологи не рисковали ставить под удар свою репутацию, предлагая обществу подобные идеи. Судя по всему, в публичном пространстве все свелось или к повторению представителями госструктур дежурных и уже давно смешно звучащих мантр о том, что «мы вернем сердца наших братьев абхазов и южных осетин», или к мечтаниям рядовых членов общества, что «мы вернем свои территории, когда развалится империя зла – Рашка». Или «когда уйдет Путин». Или «когда мы убедим Россию вернуть оккупированные территории в обмен на дружбу Грузии».

Что же предлагает Гоча Мирцхулава? В пересказе Андро Малкина это звучит так: «Рассуждая на тему, почему Грузия должна отпустить Абхазию, расстаться с ней, эксперт подчеркивает, что до сих пор все грузинские власти выступали в роли «полезных идиотов» и предлагали абхазам все блага, начиная от образования и «заботы» об абхазском языке и заканчивая медицинским обслуживанием на территории Грузии, тогда как абхазские власти на контролируемой ими территории притесняли и продолжают притеснять и преследовать грузинское население. Констатируя, что абхазы сегодня жить вместе с грузинами не хотят, автор делает вывод: надо принять это как данность и самим отказаться от Абхазии и прекратить протягивать ей руку помощи… А для того чтобы, отказавшись от Абхазии, «навсегда закрыть» ее тему, автор статьи предлагает грузинским властям сделать пять шагов. Прежде всего, вернуть в Грузию всех грузин, пока еще остающихся «на том берегу», прекратить все переходы через «временную административную границу» и более того – самим возвести границу, точнее, по выражению автора, стену на границе с Абхазией, прекратить торговлю и все виды помощи, составить списки всех жителей Абхазии – владельцев российских паспортов и договориться с зарубежными партнерами, чтобы этих лиц не пускали ни в страны ЕС, ни в США. В качестве уступки с грузинской стороны автор оставляет абхазам единственный путь – получение грузинского паспорта для «попадания из Абхазии в цивилизованный мир», причем этот паспорт «не должен лежать где-то в сундуке», но «информация о такой персоне должна быть публичной». И именно таким людям предоставить в грузинском государстве все привилегии, «начиная от образования и заканчивая оказанием всех видов помощи»… Но главное здесь не сам тон статьи и не строгость автора, а то, что именно он предлагает, и то, какой отклик вызвало это предложение в грузинском обществе. А отклик оказался неожиданным. Как ни странно, сторонников «отказа от Абхазии» в Грузии оказалось немало. Видимо, понимание того, что иным путем разрешить ситуацию не удастся, созрело у многих давно, но открыто высказать такую позицию никто не решался».

«А что будет, если идею «отказа от Абхазии», – пишет в завершение своей статьи Малкин, – подхватят и претворят в жизнь грузинские политики? Пусть даже не из нынешнего правительства? Пусть даже спустя годы? Последствием такого подхода к решению проблемы для Грузии может стать аналогичный подход к Южной Осетии, и автор статьи на это между строк намекает. «Забыв» об Абхазии и Южной Осетии, Грузия станет для западного мира «мирным государством», без конфликтов, которое больше будет соответствовать стандартам крупных европейских и евроатлантических объединений. Хотя примут ли ее и после этого в ЕС и НАТО, остается вопросом без ответа».

Естественным моим побуждением было найти и прочесть «первоисточник», то бишь, публикацию самого Гочи Мирцхулава в переводе на русский язык. Ожидания мои подтвердились: увидел в ней не совсем то и даже совсем не то, что увиделось Малкину. Разумеется, Мирцхулава нигде не произносит слов «признание независимости Абхазии». Правда, и Малкин их не приносит, но вся тональность его текста подразумевает это. Неужели он не обратил внимания (или не захотел обратить внимания) на то место у Мирцхулава, где тот, на всякий случай, заявляет прямо противоположное: «…официальный Тбилиси никогда не признает независимость Абхазии, даже если в столице Грузии будет сидеть русский «наместник». Это просто – как условие, чтобы хорошо знали и понимали «там, на том берегу»?

Заголовок статьи Гочи Мирцхулава звучит так: «Расставаясь» с Абхазией. Хватит быть полезными идиотами – они не хотят быть братьями!» Тут сразу же приходит в голову мысль: а кто и когда из представителей современного абхазского общества говорил о грузинах как о братьях? Братскими народами в Абхазии называют народы Северного Кавказа, многие из которых близки к абхазам по языку, грузины же – соседи. На одних отрезках истории, как и у большинства соседних народов, это соседство выливалось в конфликты и враждебное противостояние, на других – было добрым и союзническим. Именно таким хотелось бы, чтоб оно было в будущем. Но Мирцхулава заявляет: «Я не верю в искренность абхазов, что мы должны признать их независимость и потом жить по-добрососедски. Нет! Мы никогда ничего не признаем, они должны знать это, и то, что жить по-добрососедски не будем, – тоже».

Ну, а почему все же не допустить: абхазы искренне верят, что такое возможно, оглядываясь на многочисленные примеры из истории – взаимоотношения чехов и словаков, австрийцев и венгров, русских и казахов…В общем, все та же история с разным пониманием значений слов на разных «берегах». Вот в Грузии, как хорошо известно, слова «восстановление мирных отношений народов» понимают исключительно как восстановление территориальной целостности Грузии в границах Грузинской ССР и вертикальных отношений между Тбилиси и Сухумом. А в Абхазии удивляются: почему именно так, а не иначе?

То, в чем Малкину увиделась «строгость» и «жесткость» стиля статьи Гочи Мирцхулава, мне представляется по-другому – как агрессивность, переходящая в оскорбительность. («Они готовы выпить нашу кровь каплю за каплей, уничтожить наш язык и население в Абхазии, соответственно, о каком добрососедстве может идти речь, если мы не идиоты?»; «Не хотят эти люди жить с нами, и хватит говорить глупости о народе, который едва заполнит один стадион».)

Одновременно следует привычный набор распространенных в грузинском обществе представлений: «Вам не нужен ваш язык и хотите говорить на русском? Это ваш выбор!» (Что значит «не нужен», и почему тогда абхазское государство предпринимает огромные усилия по сохранению и развитию государственного языка?); «Не хотите наладить отношения с Грузией и покончить с этой постоянной напряженностью? Это ваш выбор!» («Наладить отношения с Грузией» – это означает вновь войти в ее состав?); «Первое, наверное, о чем я хочу спросить живущих на «том берегу»: «Это те самые грезы о независимости и свободе, за которые вы боролись?» (Нет, разумеется, очень многое нам в сегодняшней Абхазии не нравится; во многом виноваты мы сами, но и то, что попытки Грузии изолировать нас от мира сыграли свою роль, внесли в это свой вклад – тоже очевидно. И главное – вы хотите сказать, что если бы в августе 1992 года абхазы покорно склонили голову, у нас сейчас было бы все гораздо лучше? Так ведь и в Москве многие аналогичным образом убеждены, что в Грузии и других бывших союзных республиках жилось бы много лучше сегодняшнего, не поведись там в свое время на «идеи сепаратизма»).

Меня абсолютно не удивляет то, что Малкину почему-то показалось «неожиданным», – что в грузинском обществе немало людей поддержали призыв Мирцхулава о «пяти шагах». Лично я этих людей вполне понимаю, совершенно нормальная реакция: почему, собственно, грузины должны платить за лечение, а абхазам оно предоставляется бесплатно – в расчете на ложную надежду, что они поэтому попросятся снова в состав Грузии? И, кстати, если кто-то об этом не знает, то сообщу: многие в абхазском обществе давным-давно призывают примерно к тому же – закрытию границы на Ингуре «на замок», к тому, чтобы перестать ездить в Грузию на лечение (во многом именно с этой целью идет сейчас получение полисов обязательного медицинского страхования в России) и так далее. Ну, а то, что грузинские власти всячески препятствуют поездкам из Абхазии в дальнее зарубежье, – так это и без всяких призывов Мирцхулава давно происходит.

Словом, представления некоторых в Тбилиси о той «помощи» от Грузии, которой в Абхазии побоятся лишиться, мягко говоря, сильно преувеличены. Как-то не очень испугала ее жителей даже блокада стран СНГ в середине 90-х, что было не сравнимо с этой предполагаемой «потерей».

Что касается интернет-откликов на статью Малкина, то их, собственно, почти и не было. Абхазских пользователей тема попросту не заинтересовала; наверное, в соответствии со словами «свежо предание, а верится с трудом». Один из двух прочитанных мной комментариев принадлежал пользователю с грузинской фамилией: российский автор, мол, явно выдает желаемое им за действительность. Прочтя статью самого Мирцхулава, не могу с этим комментарием не согласиться.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG