Accessibility links

Цена побега из абхазских изоляторов


Изида Чаниа

В Абхазии, как, впрочем, и во многих других странах, из тюрьмы совершаются побеги. На долю каждого министра внутренних дел выпадает несколько скандальных побегов. В послевоенный период их было больше, сейчас – до двух-трех ЧП, в зависимости от длительности нахождения министра в должностном кресле. Побеги сопровождаются бурным обсуждением в обществе, которое обычно обвиняет руководство правоохранительных органов в несостоятельности и непрофессионализме. Отмечена даже некоторая тенденция: наши заключенные любят совершать побеги в момент празднования Дня Победы, так сказать, под залпы салютов. Поэтому в ночь на 1 октября в ИВС с 2016 года усиливают охрану.

Чаще всего из следственного изолятора (в Абхазии нет тюрьмы) бегут заключенные, приговоренные к высшей мере наказания. Часто группой из нескольких человек. Так, в 2003 году был самый крупный групповой побег – из СИЗО сбежали сразу девять «смертников», среди которых были боевики из банды Руслана Гелаева и убийцы видного общественного деятеля Абхазии Юрия Воронова. Побег стал возможен в результате подкупа работников ИВС. В 2006 году из следственного изолятора г. Сухума сбежали четверо заключенных. Впоследствии групповые побеги стали не столь коллективными, а порой и единичными.

Цена побега из абхазских изоляторов
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:00 0:00
Скачать

Отстранением начальника драндского СИЗО Тимура Шикирба сопровождался побег в августе 2010 года заключенного Феликса Абухба. Однако суд не усмотрел никакого «злоупотребления должностными полномочиями», и спустя несколько месяцев из-под стражи сбежал еще один заключенный, обвиненный в похищении человека, – Реваз Лагиндзия. В отношении охранников Тимура Цурцумия и Гии Начкебия было возбуждено уголовное дело по статье «халатность». Через два месяца, в феврале 2011 года, драндский следственный изолятор покинули еще два осужденных – Славик Ашуба (умышленное убийство) и Дмитрий Ласурия (разбойное нападение).

В июне 2012 года служащие драндского следственного изолятора опять обвиняются в «халатности». На сей раз из СИЗО сбежали трое преступников, обвиненных в особо тяжких преступлениях – похищении людей с целью выкупа и контрабанде оружия, – братья Хазалия и Бадри Хасия. Спустя три года эта же троица совершит повторный побег на День Победы.

В 2016 году праздник Победы отметили побегом еще три преступника – Гурам Инапшба, Реваз Угрехелидзе и Бачука Латария. Осужденные за тяжкие преступления «обнаружили» незапертые двери изолятора. Шли-шли и нашли – как не воспользоваться? Опять возбуждено дело о «халатности» в отношении девяти сотрудников следственного изолятора.

На пресс-конференции в Сухуме тогдашний министр внутренних дел Аслан Кобахия выразил уверенность в том, что побег был организован. «Все побеги, которые имели место два дня тому назад и ранее, без помощи сотрудников милиции невозможно осуществить. Это предательство родины – выпустить людей. Они бежали в Грузию. На сегодняшний день задержаны девять человек – это начальник СИЗО МВД и его подчиненные, которые там были, сотрудница гальской милиции, которая была сообщницей сбежавших. Она была за день до побега в тюрьме. Как мы предполагаем, она одна из тех, кто обеспечил их финансово».

Думаю, что нет смысла говорить о том, что никто не понес должной ответственности, а беглецов, как и их собратьев по побегам, гостеприимно приняла Грузия.

Конечно же, все это поверхностный и далеко не полный перечень побегов, которые совершаются чаще всего из драндского или сухумского СИЗО, из медицинских учреждений, куда отправлялись на обследование заключенные, или из-под конвоя.

Вот и три дня назад сбежал осужденный Хаджарат Адлейба, находившийся на лечении в республиканском центре по борьбе со СПИДом. Это его седьмая судимость и целый букет преступлений – групповой грабеж, хищение и хранение оружия. И опять в деле фигурирует открытая решетчатая дверь на балкон. Но на сей раз абхазская общественность, поглощенная зрелищем, происходящим в соседней стране, не отреагировала на побег заключенного даже в соцсетях.

Из этого неполного перечня побегов очевидно, что наши бегуны не слишком заморачиваются поиском уникальных способов. На моей памяти было всего несколько случаев, когда можно было бы предположить, что побег совершался без помощи сотрудников тюрьмы: заключенные спустились по веревке с четвертого этажа, ушли по канализации. И даже была смешная, но неоригинальная история, в которой фигурировало «орудие подкопа» стены в виде ложки. Но и в этих случаях я бы не смогла с уверенностью говорить о самостоятельности беглецов. Поэтому мой вопрос к следственным органам был связан с мерой ответственности, которую несут сотрудники ИВС в случаях побегов.

Оказалось, что чаще всего сотрудникам ИВС инкриминируется «халатность», что означает освобождение от занимаемой должности и штраф до 50 тысяч рублей. Думаю, что такое наказание вкупе с мизерной зарплатой сотрудников ИВС и конвоиров объясняет и незапертые двери, и отрытые решетки, и отсутствие охраны на КПП.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG