Accessibility links

«Мечта» переходит в атаку


Гиа Нодиа

Назначение Георгия Гахария на должность премьер-министра – прежде всего важный политический жест. В чем его смысл?

Само по себе не очень важно, кто занимает этот пост. По Конституции, премьер-министр – высшее должностное лицо государства, но в сегодняшней Грузии он лишь первый визирь реального султана, Бидзины Иванишвили. Последний меняет их, как ему заблагорассудится: за семь неполных лет его правления этот уже пятый.

Ключ к пониманию последнего решения – политический фон. Начиная с 20 июня, каждый день перед зданием парламента собирались люди, требующие отставки Гахария с поста министра внутренних дел, который он тогда занимал. Причина – методы, какими полиция разогнала митинг протеста против того, что власти усадили в кресло председателя парламента представителя страны-оккупанта, депутата Государственной Думы России Сергея Гаврилова. Часть участников митинга решили силой ворваться в здание парламента. Это дало правительству легитимное основание для разгона; но сделало оно это гораздо жестче, чем было нужно. В частности, в результате применения резиновых пуль два человека потеряли глаз. Так или иначе, большая часть общества сочла действия полиции неприемлемыми. После того как председатель парламента Ираклий Кобахидзе взял на себя ответственность за конфуз с Гавриловым и ушел, отставка Гахария осталась единственным требованием протестующих. Поскольку вначале власть сравнительно легко согласилась с другими требованиями, в том числе с наиболее важным – сменой избирательной системы на полностью пропорциональную, – многие посчитали, что Гахария тоже принесут в жертву. Но случилось наоборот: его сделали премьером. Почему?

«Мечта» переходит в атаку
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:52 0:00
Скачать

Наверное, когда Иванишвили принимал это решение, он имел в виду личные качества Гахария тоже: в кругу сторонников «Мечты» он считается сравнительно более жестким и эффективным менеджером и, что не менее важно, умелым полемистом. Но вряд ли это главное. И в ранге министра внутренних дел Гахария был более весомой фигурой, чем его номинальный босс, премьер Бахтадзе.

Скорее всего, в какой-то момент Иванишвили и его консультанты решили: хватит отступать, надо переходить в атаку. Если так, Гахария назначили именно потому, что люди требовали его отставки. Его назначение – сигнал, который говорит: мы – сильная власть, мы не собираемся идти на поводу у оппозиции. Наоборот, мы переходим в атаку и раздавим всех, кто нам мешает.

Конечно, власть пошла на это и потому, что в августе количество митингующих перед зданием парламента сократилось до нескольких десятков людей. Мы это уже несколько раз видели: как только на проспекте Руставели собирается много сердитых людей, власть начинает паниковать и становится уступчивой; но как только на Руставели людей остается мало, она опять смелеет.

Контратака началась задолго до того, как Гахария формально повысили в должности. Вначале, когда на митинги ходило много людей, задержанных во время разгона демонстрации, отпустили; но как только людей поубавилось, арестовали еще пару десяток человек, которым грозит несколько лет тюрьмы. Решение прорваться в парламент было глупым и безответственным, но спонтанным; власть решила квалифицировать все это как заговор с целью государственного переворота, что дало ей возможность арестовать и воображаемых организаторов, т.е. оппозиционных политиков. Представители властей открыто говорят о том, что, да, их цель в том, чтобы «Национальное движение» как политический субъект прекратило существовать.

Но репрессии распространяются и на других. Потенциально опасных оппонентов лучше разгромить на корню. Как только банкир Мамука Хазарадзе, находящийся в конфликте с властью, объявил о создании нового политического движения, прокуратура сразу выдвинула против него уголовные обвинения, хотя пока решила не арестовывать. Они выдвинуты и против Ники Гварамия, бывшего генерального директора оппозиционного телеканала «Рустави 2». Под его руководством основные журналисты этой компании начинают вещать на новом канале. Вызвали на допрос в прокуратуру и руководителя другой независимой телекомпании – «ТВ Пирвели».

Есть у всего этого и геополитическая составляющая. До возвращения в Грузию Георгий Гахария получил образование и занимался бизнесом в России. Означает ли это, что он будет более пророссийским? Посмотрим. Но то, что уже делается, приближает политическую систему Грузии именно к российской модели. Упомянутый российский депутат, коммунист Гаврилов, уже успел похвалить Гахария за твердость в отношениях с оппозицией.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG