Accessibility links

Дорогу открыли для экстренных больных и пенсионеров


Югоосетинские власти, по всей видимости, пошли на минимальные уступки, причем именно в отношении грузинских граждан

Экстренные больные и пенсионеры, не имеющие югоосетинского или российского гражданства, смогут отныне пересекать пункт пропуска «Раздахан» в Ленингорском районе. Такое решение сегодня принял Совбез республики. Напомним, пункты пропуска закрыты с 4 сентября из-за установления полицейского поста в селе Цнелис. Это привело к ухудшению гуманитарной ситуации в Ленингорском районе.

Сегодня в Цхинвале прошло заседание Совета безопасности Южной Осетии под председательством президента Анатолия Бибилова.

По информации пресс-службы главы государства, «Совбез принял решение о разрешении на выезд в Грузию через место пересечения государственной границы «Раздахан» жителям населенных пунктов Ленингорского района, … не имеющих югоосетинского и российского гражданства и нуждающихся в медицинской неотложной или высокотехнологичной помощи, не оказываемой на территории РЮО».

Кроме того, Совет безопасности принял решение «о создании условий для получения пенсий жителями Ленингорского района, не имеющими югоосетинского и российского гражданства, до постановки их на учет в пенсионном фонде Южной Осетии».

Дорогу открыли для экстренных больных и пенсионеров
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:05 0:00
Скачать

Это первые послабления после 4 сентября, когда все пункты пропуска на границе Южной Осетии с Грузией были закрыты до особого распоряжения в связи с цнелисским кризисом.

По словам гражданской активистки Тамары Меаракишвили, новость всполошила жителей района. Некоторые, не разобравшись, ринулись к границе и обнаружили «Раздахан» закрытым. По мнению Меаракишвили, это решение жизненно важно для стариков, которые получают пенсию в Церовани. Для многих из них – это единственный источник существования, после закрытия пунктов пропуска они фактически побирались в районе. При этом людей беспокоит вопрос: впустят ли их обратно или это, как любят говорить местные чиновники, дорога в один конец до разрешения цнелисского кризиса. Такие вопросы сегодня задают дуг другу ленингорцы, говорит Тамара Меаракишвили:

«Слава богу, появились послабления в отношении экстренных больных. Если бы такое решение было принято раньше, может быть, Марго Мартиашвили и Бесо Корбесов сейчас были бы живы. Но на первом этапе это отличное решение. Будем думать, что лед тронулся, и надеяться на лучшее».

По мнению Тамары Меаракишвили, было бы хорошо, если бы Совбез разрешил пересекать «Раздахан» не только экстренным, но и тяжелым больным. Граница закрыта три месяца, и, когда она откроется, неизвестно. Время идет, и оно потихоньку убивает тех, кто, например, не может попасть на плановую операцию или лечение, послеоперационную терапию, другое обязательное регулярное лечение. Таких людей в районе много, рассказывает Меаракишвили, и среди них не только граждане Грузии, но и Южной Осетии:

«Моему родному дяде диагностировали рак, и с января 2018 года он проходит курсы химиотерапии, и, слава богу, успешно. Но, к сожалению, с сентября он не может проехать и пропускает химиотерапию. Это опасно для его жизни, я не преувеличиваю. Звонил несколько раз его врач из Тбилиси, говорил, вот слово в слово: «Омар, не шути, может, какие-то черные дороги есть, попробуй ими воспользоваться. Произошло чудо – в твоем возрасте лечение идет успешно. Не шути с этим, не упускай лечение». Вот мне бы, конечно, очень хотелось, чтобы он смог попасть на лечение, тем более что ни по какой другой дороге он не сможет проехать со своим паспортом».

Депутат парламента четвертого созыва Роланд Келехсаев обратил внимание на то, что дорогу открывают только для экстренных больных с грузинским гражданством, для югоосетинских граждан эта помощь по-прежнему останется недоступной. По его мнению, это несправедливо.

Двадцать лет конфликта и изоляции привели к вымыванию кадров. Все это время республика была изолирована от крупных образовательных и научных центров, в том числе, медицинских. Конечно, в Цхинвале есть хорошие добросовестные врачи, но местная медицина в целом находится в упадке, и пройдет еще много времени, пока она восстановится. А до тех пор, считает Роланд Келехсаев, местным жителям придется лечиться там, где им готовы оказать помощь, и несправедливо их ограничивать в этом:

«Вообще, этот пункт пропуска создавали после августовской войны для людей не по национальному признаку и не по гражданству, а по географическому, то есть по месту проживания. То есть в равной степени для осетин и грузин – наших и их граждан. Мне кажется, этот принцип должен сохраняться. Да, у нас сейчас сложный период на границе, но если мы что-то разрешаем одним, мы то же самое должны разрешить и другим».

Такой дифференцированный подход создает впечатление, что эти послабления были результатом давления на Цхинвал со стороны Москвы. Россия принимает на себя упреки от Грузии и международного сообщества из-за тяжелых гуманитарных условий, в которых после закрытия пунктов пропуска оказались граждане Грузии, проживающие на территории Южной Осетии. Москва могла указать на эти обстоятельства Цхинвалу. И югоосетинские власти, по всей видимости, пошли на минимальные уступки, причем именно в отношении грузинских граждан, а не всех жителей Ленингорского района.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG