Accessibility links

Треть жителей Абхазии расписались в бедности


В Центре социально-экономических исследований ученые и эксперты выступили с анализом рынка труда Абхазии и возможности социальной защиты населения в условиях кризиса, который обострился в связи с пандемией. Государственной статистики по занятости в Абхазии не существует, зарплаты не меняются последние пять лет, а на социальную защиту выделяется всего 3% от расходной части бюджета.

По данным специалистов Центра социально-экономических исследований, занятость населения за последние пять лет сокращается, бедных и беднейших – 33%, прожиточный минимум – 7 000 рублей, а средняя месячная зарплата – 10 000 рублей. Ее прирост за пять лет составил всего 874 рубля, то есть она почти не изменилась. Социальные выплаты чуть превышают 3% от расходной части бюджета, для примера, в России это около 30%. Размер абхазских пособий и пенсий колеблется от 500 до 2500 рублей в месяц.

В Абхазии растет неформальный сектор на рынке труда, не создаются новые производства и рабочие места, теневая экономика процветает, а государственная система управления совершенно не эффективна, считают ученые ЦСЭИ.

Треть жителей Абхазии расписались в бедности
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:00 0:00
Скачать

Экономист Центра Илона Мирцхулава рассказала, как пандемия отразилась на занятости и уровне жизни населения и какие меры поддержки необходимо принять:

«Падение собственных доходов до 80%, сокращение численности занятых в частном и неформальном секторах экономики до 50%, снижение ВВП и падение реальных доходов семей. На наш взгляд, профильному министерству целесообразно подготовить предложения по корректировке расходов бюджета на социальную защиту и соцобеспечение, сформировать банк данных наиболее уязвимых категорий населения (многодетных семей, инвалидов, одиноких, получающих только абхазскую пенсию), оказать реальную финансовую поддержку всем бизнес-структурам, сохранившим своим наемным работникам оплачиваемые рабочие места, разработать программу микрокредитования населения под минимальную процентную ставку не более 24%. В случае реализации худшего сценария изыскать необходимые ресурсы для оказания адресной помощи».

Никакой поддержки бизнесу оказано не было, и директору пансионата «Сосновая роща» Людмиле Лолуа не удалось сохранить свой коллектив. За два месяца простоя люди разошлись кто куда. По ее мнению, все предприятия курортной сферы сталкиваются с острым дефицитом квалифицированных кадров. Днем с огнем не сыщешь электриков, сантехников, холодильщиков, горничных и поваров, а рынка труда нет. Она пользуется услугами трудовых мигрантов, которые преодолевают тысячи километров, чтобы получить возможность работать в Абхазии. Дефицита кадров нет только в государственных учреждениях.

Людмила Лолуа считает, что существующий режим работы российско-абхазской границы является главным тормозом для развития Абхазии:

«На рынок труда, безусловно, влияет пограничный режим по реке Псоу. По-человечески меня возмущает, что вот уже тридцать лет, как граница между нами не как объединяющая нас, и отношение к нам, если не как к вражескому государству, но никак не назовешь дружественным. Я была бы не против, если бы посол Российской Федерации в Абхазии услышал мои слова. Фактически мы до сих пор находимся в блокаде, эта граница искусственно тормозит развитие, мы – как пловец с гирей на ноге».

Очень тяжело сказалась пандемия и на бизнесе Давида Пилия, который работает в сфере общественного питания. Он назвал ситуацию удручающей и отметил, что перспектив на ближайшее время не видит. Для своих сотрудников смог организовать трехразовое питание и платит им примерно треть от той зарплаты, которую они получали прошлым летом. Давид Пилия предполагает, что дальше будет только хуже, и сетует на то, что местные жители не заинтересованы в работе:

«Как дальше нам жить? Как нам обеспечить собственное население собственными продуктами? Вот в эти дни я занимался заготовкой алычи. Это такая банальная продукция, она есть в каждом дворе, но вы не представляете, с каким трудом в течение 20-25 дней я собирал алычу по всей Абхазии! Люди не особенно хотят работать, хотят большую цену за продукцию, а сама продукция, хотелось бы, чтобы была лучшего качества. Это касается алычи, это дерево, которое растет и не требует никакого ухода. А теперь представьте себе развитие животноводства, птицеводства. Где искать нам людей, которые будут в этой сфере активно работать? Сможем ли мы свой потенциал местный максимально использовать в сфере материального производства?»

Давид Пилия считает, что люди не верят даже в то, что смогут что-то сделать на своем огороде. Их надо убедить в том, что если они будут работать, то смогут обеспечить свои семьи.

Ректор Сухумского открытого университета Валерий Кварчия сообщил, что в Абхазии 145 тысяч трудоспособного населения, из них числятся занятыми всего 43 тысячи (29%). Каждый год вуз выпускает 15 специалистов для сельского хозяйства, но работать им негде. Всего 35 фермерских хозяйств, в которых работает по 10-12 человек. Там специалисты с высшим образованием, как правило, не нужны. Кварчия считает, что выход из трудного положения заключается в личных подсобных хозяйствах, но они не будут развиваться, пока у крестьян не появится уверенность в том, что выращенную продукцию они гарантировано реализуют. Между тем ни государство, ни частный сектор закупками продукции у населения не занимаются.

В Абхазии нет биржи труда и нет понятия «безработный» в Трудовом кодексе. Кама Адзинба, начальник управления по труду и занятости Министерства социального обеспечения сообщила, что каждый год к ним обращаются единицы из тех, кто ищет работу, и они пытаются их трудоустраивать, но на законодательном уровне вопросы не проработаны:

«Биржи труда в Абхазии не существует. В рамках министерства мы пытаемся содействовать этому процессу, ставим на учет лиц, которые обращаются в министерство, но, должна сказать честно, что это, как правило, единицы. Заполняют анкеты, оставляют заявки, за прошлый год их было очень мало. Новый Трудовой кодекс предусматривает обязанность каждой организации в шестидневный срок сообщать в уполномоченный орган о вакантных местах. В данном случае это Министерство социального обеспечения. Организации этого не делают, мы рассылаем информационные письма в те организации, с которыми у нас есть какая-то связь, но они плохо реагируют, мало кто предоставляет эту информацию. Как вы понимаете, рычагов давления и влияния на организацию у нас нет. Есть какой-то штраф, который предусмотрен Трудовым кодексом, это 180 или 200 рублей. Кто должен реализовывать этот контроль, не понятно из положений Трудового кодекса».

На сайте Министерства соцобеспечения висит всего одна вакансия, по словам депутата парламента Алхаса Джинджолия. Поправки в КоАП разработаны и усилена ответственность за непредоставление информации о вакансиях, сообщил он и рассказал о международной программе по трудоустройству, которая не вызвала в Абхазии интереса:

«Мы общались с представителями иностранных миссий, существует такая программа, если они ее не закрыли в последнее время. Они оплатили обучение, наняли мастеров, приставили ребят с гарантией рабочего места, с оплатой обучения, а наши люди просто не ходили на эти занятия. Им платят, им предоставляют работу, но молодежь не проявила интереса. Они затратили энные суммы, чтобы, несмотря на очевидно намечающийся неуспех, тянуть эту программу и не закрыть… Тоже интересный момент: чего вообще тогда хотят наши люди? Если говорить чуть шире, конечно, здесь правильно было озвучено, биржу труда надо создать, никаких сложностей не вижу, это все вчерашний день, и все это надо было сделать еще лет десять назад».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG