Accessibility links

Европа не будет вмешиваться в конфликт между чеченскими беженцами и Кремлем


ПРАГА---С начала этого года в Европе произошло три нападения на чеченских беженцев. 4 июля вечером в Австрии было совершено очередное убийство чеченца, бежавшего в Европу. 43-летний Мамихан Умаров, известный на YouTube как «Анзор из Вены», критиковал промосковские власти в Чеченской Республике и высказывался оскорбительно в адрес лично Рамзана Кадырова и его родственников. Последнее время он пытался ознакомить общественность с компрометирующими материалами о преступлениях российских спецслужб в Европе, действующих заодно с региональной властью в Грозном, и преследовавших чеченских активистов за рубежом. Видео- и аудиозаписи убитого показывают, что он чувствовал опасность и незадолго до своей смерти даже искал бронежилет.

Австрийская полиция заявила, что убийство совершено по политическим мотивам и расследованием будет заниматься Государственное управление по защите Конституции и борьбе с терроризмом. Сегодня за нашим «Некруглым столом» мы обсудим это и другие политические убийства чеченцев в Европе с Сюзан Шолль – писательницей, журналисткой и правозащитницей, и Эккехардом Маасом, председателем Германо-кавказского общества, правозащитником и переводчиком.

– Госпожа Шолль, мой первый вопрос к вам: в интервью украинскому телеканалу «Свободный» в феврале 2020 года (Мамихан) Умаров с досадой говорил о том, что кооперация с австрийскими спецслужбами оказалась практически безрезультатной, и поэтому он решил пойти ва-банк – обнародовать все, что у него есть на российские власти. На ваш взгляд, в чем суть проблемы: ему не доверяли или австрийские спецслужбы не знали, что с этой информацией делать?

Сюзан Шолль: Я думаю, что спецслужбы ему не доверяли. А потом, австрийские спецслужбы с такими делами очень редко встречаются, и из-за этого они не очень знают, что с этим делать. Надо сказать, что в наших средствах массовой информации говорилось о том, что он сам отказался от помощи наших спецслужб, но это уже невозможно как-то проверить. Но я думаю, что он просто не доверял им, и это я прекрасно понимаю, потому что отношение к беженцам с Кавказа здесь, в Австрии, очень неоднозначно.

Некруглый стол
please wait

No media source currently available

0:00 0:17:52 0:00
Скачать

– Но это было уже второе убийство в Вене…

Сюзан Шолль: Совершенно правильно. И тогда наши спецслужбы отказались от помощи. Тогда это был случай с господином (Умаром) Исраиловым, который попросил о помощи, а они ему не доверяли, не дали. Я думаю, что из-за этого и Умаров потом решил, что не стоит просить.

– Мы еще вернемся к этой теме. 23 августа 2019 года в центре Берлина двумя выстрелами в голову был убит Зелимхан Хангошвили – чеченец, гражданин Грузии. Он никогда не был замечен в критике ни чеченских, ни российских властей, и вообще, по данным чеченской диаспоры в Германии, вел неприметный образ жизни. То есть убивают и не критиков. Я напомню нашим слушателям, что стрелявший, после выстрелов в спину Хангошвили, попытался скрыться на заранее приготовленном скутере в парке. Но был схвачен полицией и находится под следствием. По данным расследовательского портала The Insider, обвиняемый Соколов по паспорту в действительности является 54-летним Вадимом Красиковым. Он не признал вину и не стал давать показаний. Господин Маас, на какой стадии сейчас это дело и была ли реакция властей на это убийство равнозначной?

Эккехард Маас: У нас были тогда протесты, и мы очень хотели, чтобы сразу Генеральная прокуратура Германии занималась этим делом. Но этого не сделали. Были большие протесты, я даже писал письмо нашему министру иностранных дел, в котором просил этим заниматься, где я объяснил, кто за этим стоит. Сейчас они уже подняли дело, и будет суд. Это дело поднимается не только против этого Красикова, но и против тех, кто его сюда послал. Это будет большой и не очень простой политический конфликт с Россией, которая за этим стоит.

– Я повторю вопрос: на ваш взгляд, реакция немецких властей, которая ограничилась высылкой двух российских дипломатов, была адекватной на убийство на улице Берлина?

Сейчас уже доказано, что за этим убийством стоит правительство России, и этот конфликт Германии не очень приятен

Эккехард Маас: Сначала все были в шоке, мы все были в шоке, потому что я очень хорошо знал этого Зелимхана Хангошвили, он почти каждую неделю приходил ко мне, я ему помогал во всех вопросах, и мы не представляли, что Россия осмелится в центре Европы, в будний день убить человека. Я сам себе ставлю в упрек, что мы это не предвидели. Так наша общественность сначала тоже реагировала, СМИ реагировали. Для меня интересно, что ни полиция, ни тайные службы, ни прокурор не узнали, кто за этим Соколовым стоит, что он является Красиковым, об это узнали журналисты «Шпигеля», и они просто прекрасно работали, выкопали правду этого дела. И сейчас уже доказано, что за этим убийством стоит правительство России, и этот конфликт Германии не очень приятен, потому что уже есть достаточно много конфликтов с (Владимиром) Путиным.

– По некоторым данным, Зелимхан Хангошвили обладал информацией о ликвидации избранного чеченского президента Аслана Масхадова, которого заманили на мирные переговоры и убили. А в 2012 году Хангошвили участвовал в спецоперации против группы боевиков в грузинском ущелье Лопота. Эта спецоперация оставила очень много вопросов, на которые до сих пор нет ответов. Красиков прошел серьезную подготовку на базах ФСБ, а в Европе, в Берлине, в частности, у него была всесторонняя поддержка и подготовлены пути отхода. Мы видим, что в высшем руководстве России придавали огромное значение его ликвидации. Господин Маас, успел ли Хангошвили рассказать немецким спецслужбам о ликвидации Масхадова или об операции в Лопоте?

Эккехард Маас: Я об этом ничего не знаю, и даже с Зелимханом об этом никогда не говорил. Я другие вещи знаю: я знаю, что он там, в ущелье Панкиси, был большим авторитетом, и там были также молодые люди, которые были ваххабитами, которые больше увлечены религией и т.д. И он мог с ними говорить, хотел успокоить и уладить эти конфликты, которые (в Грузии) с ними произошли. Он работал вместе с Министерством внутренних дел Грузии, был авторитетом, посредником между этими людьми в Панкиси. Когда эта маленькая группа попыталась перейти в Чечню, взяли в заложники грузинских пограничников, Зелимхан сразу туда подъехал, чтобы этот конфликт уладить, но все-таки русская сторона начала стрельбу, там были убитые. Я думаю, что русская сторона не могла это простить, что он повлиял (на эту ситуацию в Лопоте). Кроме того, надо отметить, что Россия убила не только его, они убили очень многих бывших командиров во время русско-чеченской войны, и просто неизвестно, сколько было убитых. Убийства начались уже с Зелимхана Яндарбиева в Дохе (Катар). Потом Дума приняла решение в 2006 году, что Россия имеет право убивать врагов за рубежом – первой жертвой стал Александр Литвиненко. Потом начались уже убийства в Турции…

– Мы к этому вопросу еще вернемся. Сейчас я снова обращусь с вопросом к госпоже Шолль: как вы уже упоминали, в Вене произошло уже второе заказное убийство чеченского беженца, а первый случай произошел 13 января 2009 года ​ тогда преступники убили Умара Исраилова, бывшего личного охранника Кадырова. Позднее выяснилось, что убийцы планировали вывезти его в Россию. Тогда антитеррористический департамент Австрии заявил, что в стране действовала «террористическая сеть». Какие меры были приняты для ликвидации этой сети? Ни один из убитых на улицах европейских городов чеченских беженцев не имел гражданства страны, в которой запрашивал убежища. И статусы тоже были неопределенными. В случае Хангошвили ему было отказано. У Мамихана Умарова статус был даже отозван. Если я не права, поправьте меня, пожалуйста. Почему так происходит? Им не доверяли или не хотят из-за чеченских беженцев портить отношения с Россией?

Думаю, что эти убийства направлены на то, чтобы испугать беженцев, которые живут в Австрии, и сказать им, что «вы знаете, если вы не будете вести себя, как мы хотим, у нас всегда есть возможность дотянуться до вас»

Сюзан Шолль: Я об этом, откровенно говоря, ничего не могу сказать, потому что мне кажется, что никаких особых мер они не принимали. То, что известно, – это то, что у нас есть одна партия «Партия свободы Австрии» (FPÖ – Freiheitliche Partei Österreichs – «Э.К.»), у которой очень хорошие отношения с господином Кадыровым, к которому представители этой партии несколько раз ездили, и, конечно, они вернулись, говоря, что в Чечне все в порядке, там никакая не война, ситуация для беженцев, которые живут в Австрии уже долгие годы, абсолютно спокойная, и люди могут вернуться в Чечню. Я думаю, что эти убийства, которые произошли здесь, в Австрии, связаны с чеченским правительством. В основном чеченский глава очень хотел в один прекрасный момент, чтобы беженцы вернулись на Кавказ. А беженцы, которые живут здесь, прекрасно знают, что это для них невозможно, но они очень боятся за родственников, которые остались в Чечне. В связи с этим есть ситуация у нас в Австрии, с правительством, которое у нас есть, которое очень хочет вообще выгнать всех беженцев из страны, в том числе, конечно, и беженцев из Чечни, и им это на пользу, когда из Грозного идет такой вызов. Я думаю, что эти убийства тоже направлены на то, чтобы испугать беженцев, которые живут в Австрии, и сказать им, что «вы знаете, если вы не будете вести себя, как мы хотим, у нас всегда есть возможность дотянуться до вас». Я думаю, что это самое главное, и у австрийских силовиков нет интереса делать что-то против этого. Конечно, неудобно, когда здесь происходят громкие политические убийства, это, конечно, нам не нравится, но, с другой стороны, это помогает тем, кто говорит: «ну, вы видите, эти чеченцы все какие-то боевики и какие-то криминалы, лучше их отправить туда».

– Господин Маас, были ли попытки организовать в Германии открытые парламентские слушания по расследованию политических убийств чеченцев?

За этими убийствами стоит или русская сторона, напрямую, или Рамзан Кадыров, который вместе с русскими спецслужбами организовывает эти убийства

Эккехард Маас: Нет, об этом я не знаю. Я только знаю, что вопрос убийства Хангошвили подняло уже большое эхо, потому что наши СМИ об этом сообщили, и было ясно, что за этим стоит Россия. Что касается причин, почему Россия убивает, – сначала Россия подает очень большой сигнал нашим политикам: «мы очень сильное государство, мы даже можем в центре Берлина, в будний день убить кого-нибудь», а другой сигнал – беженцам: «вы ненадежные (не в безопасности), мы вас найдем, где бы вы ни были». За этими убийствами стоит или русская сторона, напрямую, как в случае с Хангошвили, или за этим стоит Рамзан Кадыров, который вместе с русскими спецслужбами и посольствами организовывает эти убийства. Разницы большой для этих убитых чеченцев нет.

– Спасибо за ваше мнение. Как известно, убийца Хангошвили в Германии и убийца Мамихана Умарова в Австрии пользуются правом молчания и не сотрудничают со следствием. Существуют опасения, что их могут обменять, как это случилось в Катаре: после убийства Зелимхана Яндарбиева два сотрудника российского посольства были переданы российской стороне в декабре 2004 года после личных звонков российского президента Владимира Путина эмиру Катара. Секретарь российского Совбеза Игорь Иванов добился аудиенции у монарха Катара, эмира Хамада бен Халифа аль-Тани; фигурирует большая сумма выкупа, и с российскими ГРУшниками в Турции в 2017 году – были обменяны Турцией на татарских активистов. Украина обменяла Артура Денисултанова по кличке «Динго» в декабре 2019 года, который покушался на Амину Окуеву и Адама Осмаева в Украине, который уже засветился во время убийства Умара Исраилова в Вене под именем Артура Курмакаева. Список можно продолжить. Это возможно в случае с Австрией и Германией, госпожа Шолль?

Сюзан Шолль: В Австрии это не первый случай, был такой случай с убийством трех курдов в Австрии в 90-е годы. В Австрии пытаются как-то промолчать о таких случаях. Конечно, средства массовой информации сначала громко говорят о такого рода убийствах, потому что у нас такое не каждый день происходит, но так как отношения с господином Путиным и господином Кадыровым для наших политиков очень важны, так как они не хотят никакого конфликта ни с Россией, ни с Чечней, потому что это им невыгодно, они попытаются промолчать о таких случаях. Сейчас в Австрии сидят два человека за убийство Умарова, но что с ними будет, абсолютно непонятно. Идет следствие, но я не исключаю, что их потом отправят в Россию, и все на этом закончится.

– Господин Маас, ваше мнение?

Эккехард Маас: Уверен, что Германия никак не сможет передать этого преступника России – такой коррупции у нас нет, это невозможно.

– Спасибо. Последние годы Кадыров активно внедрял своих людей в чеченскую диаспору в Европе. В то же время он не оставляет попыток управлять диаспорой путем подкупа, провокаций, шантажа, запугиваний, публичных убийств и считает, что все методы хороши. Как вы думаете, госпожа Шолль, Рамзан Кадыров настолько силен, как он хочет показаться, или за ним стоит Кремль?

Сюзан Шолль: Нет, за ним явно стоит Кремль, и без Кремля он не мог действовать так, как он действует. Я думаю, что у них есть абсолютно ясный договор: «ты – Рамзан Кадыров – обеспечиваешь спокойствие на Кавказе, а за это мы, в Кремле, я, Путин, тебе позволяю действовать, как ты хочешь». И это видно, и это уже давно так. Мне кажется, что это явно так.

– А как обстоит ситуация в Германии, господин Маас?

Люди, которые так работают на Кадырова, – это в большинстве своем спортсмены, которые уже 15 лет назад сюда приехали, они выполняют любой заказ, и они для нашего общества очень опасны

Эккехард Маас: Я считаю, что надо в первую очередь смотреть на эти раны, которые тогда были у чеченского общества, что те, которые сбежали, уже не смогли быть вместе с теми, которые остались, которые как-то согласились с этим режимом. Сейчас, в последние годы, эта ситуация изменилась - очень много беженцев уже получили в Германии гражданство и имеют уже право ехать домой. Все, конечно, хотят ехать домой, чтобы быть со своими родителями, родственниками. Идет такой процесс примирения, и несколько людей, видя ситуацию там, уже потом вернулись и работали, открыто или неоткрыто, на режим Кадырова. Я слышал в Берлине, где они живут, несколько раз, что они там кричат: «Ахмат – сила!». Есть уже много беженцев, которые здесь просят убежища, но все-таки публично себя показывают в интернете с Рамзаном Кадыровым, каждый год туда ездят. А мне непонятно, почему наши органы это не контролируют, почему они не отбирают у них статус беженца, если очевидно, что они фальшиво его получили. Это для меня большая проблема, потому что те люди, которые так работают на Кадырова, – это в большинстве своем спортсмены, которые уже 15 лет назад сюда приехали, они выполняют любой заказ, и они для нашего общества очень опасны.

– Сколько собирается терпеть Европа отравления полонием, «Новичком», демонстративные убийства на своих улицах – госпожа Шолль?

Сюзан Шолль: Я думаю, что пока в Кремле сидит господин Путин, они будут терпеть, потому что Европе нужен российский газ, Европе нужны хорошие отношения с Москвой, Европе не нужен никакой, как его считают в Европе, чужой конфликт. Я думаю, что в Европе, к сожалению, никто не хочет вмешиваться в эти конфликты, хотя это, конечно, касается нас всех и в Европе. Пока ситуация в Москве такая, какая она есть сейчас, я боюсь, что ничего не изменится

– Ваше мнение, господин Маас?

Эккехард Маас: Ну, конечно, сейчас проблемы с Россией решать будут из-за этого убийства Хангошвили – это, конечно, должно иметь последствия. Но все-таки Россия очень важное государство не только для Германии, но и для всей Европы, и с ней надо продолжать беседы, надо включить все эти решения. Я думаю, что они тоже это событие как-нибудь политическими средствами перешагнут. Я уверен, потому что им Россия нужна.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG