Accessibility links

Дело о гибели Анзора Тарба: запытали до смерти?


В Сухумском городском суде в среду 15 июля началось рассмотрение в открытом процессе дела о халатности и превышении должностных полномочий сотрудниками МВД Абхазии Бадри Джикирба, Асланом Чедия, Адгуром Аутлевым и Виталием Куловым, которые обвиняются в причастности к смерти заключенного. Гражданин Абхазии Анзор Тарба, 1969 года рождения, содержавшийся под стражей в связи с подозрением в соучастии в похищении Омара Мерцхулава, близкого родственника владелицы популярного в Сухуме продовольственного магазина, скончался в ночь на 11 июля 2019 года в здании МВД Абхазии. То чрезвычайное происшествие получило широкий общественный резонанс благодаря, в частности, выложенным в соцсетях его родственниками снимкам тела погибшего со следами побоев.

В начале июля с.г., как сообщал сайт Сухгорсуда, там начались закрытые предварительные слушания по этому делу. Что касается открытого судебного разбирательства, то состоялись уже три его заседания, и каждый раз зал суда был битком набит зрителями. Суд принял решение, по которому в репортажах СМИ не должны демонстрироваться видео- и аудиозаписи допрашиваемых в ходе судебного следствия.

Дело о гибели Анзора Тарба: запытали до смерти?
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:46 0:00
Скачать

На первом заседании сторона обвинения в лице прокурора Даура Амичба потребовала исключить из участия в судебном заседании адвоката обвиняемого Виталия Кулова Марину Тания, так как она одновременно является адвокатом Нугзара Пагава, который обвиняется в причастии к похищению Омара Мерцхулава и в рассматриваемом деле проходит в качестве потерпевшего. После полуторачасового перерыва судья Инар Кварчия объявил об отклонении ходатайства стороны обвинения, отметив, что заявление об отводе должно было быть представлено до судебного разбирательства.

Далее Дауром Амичба было предъявлено обвинительное заключение, в котором утверждалось, что начальник отдела Управления уголовного розыска МВД Абхазии Адгур Аутлев и старший оперуполномоченный Управления угрозыска Виталий Кулов совместно с неустановленными следствием лицами, используя свое служебное положение, пытались принудить заключенного Анзора Тарба признаться в соучастии в похищении Омара Мерцхулава. Для этой цели, по версии обвинения, сотрудники МВД умышленно пытали заключенного и нанесли ему множественные телесные повреждения, что привело к смерти Анзора Тарба.

Адвокаты Адгура Аутлева и Виталия Кулова не согласились с предъявленными обвинениями, отметив, что у следствия нет конкретных и даже косвенных доказательств причастности их подзащитных к насильственным действиям над заключенным Тарба. Обвинение, по их словам, строится лишь на факте нахождения Аутлева и Кулова в здании МВД в момент нанесения повреждений заключенному.

Начальник Управления уголовного розыска МВД Абхазии Бадри Джикирба, по версии обвинения, поручил своему заместителю Аслану Чедия доставить Анзора Тарба в управление, чтобы лично его опросить по делу о причастности к похищению Омара Мерцхулава. Согласно полученному поручению, заключенный был доставлен в УУР МВД, однако Джикирба и Чедия не позаботились об обеспечении охраны и безопасности заключенного, что и привело к нанесению ему побоев и последующей смерти.

«Далее Джикирба, осознавая, что последствия наступили ввиду ненадлежащего исполнения им служебных обязанностей, рассчитывая скрыть от правоохранительных органов допущенную халатность, ввел в заблуждение прибывшего следователя-криминалиста прокуратуры, сообщив, что гражданин Тарба скончался в результате падения с лестницы при попытке побега», – говорится в обвинении.

В начале заседания 17 июля судья огласил, что гражданин Нугзар Папава, проходящий в указанном деле в качестве потерпевшего и находящийся под арестом по делу о похищении Омара Мерцхулава, отказывается выйти из камеры на судебный процесс и дать показания, что не связано с состоянием его здоровья. Папава был уведомлен судом, что будет подвергнут принудительному приводу в случае неявки, но отказался выходить из камеры.

Далее суд допросил потерпевшую, дочь Анзора Тарба, Милану Тарба. Потерпевшая сообщила, что ее отец был задержан по административному делу на 15 суток в городе Ткуарчале. Позже задержанного Тарба перевели в РОВД Гулрыпшского района, о чем, как сообщила позже сестра погибшего Аида Тарба, семью не известили. Милана Тарба рассказала, что, узнав о смерти отца, она поехала в МВД, но Анзора Тарба в этот момент на машине скорой помощи уже везли в Ткуарчал. На тот момент, по словам потерпевшей, экспертизу никто не проводил, а родственникам сказали, что Тарба умер от остановки сердца. Потерпевшая подчеркнула, что у Анзора Тарба никогда не было никаких проблем с сердцем.

Милана Тарба увидела погибшего отца только на вторые сутки после его смерти, на нем была его рубашка, но он был без обуви и в чужих брюках. Она утверждает, что отец погиб в результате побоев, в связи с чем и было принято решение сделать вскрытие. Экспертиза подтвердила наличие множественных переломов.

Отвечая на вопрос, связывался ли с семьей Тарба кто-либо из обвиняемых, Милана Тарба назвала Адгура Аутлева и Виталия Кулова. Как утверждает потерпевшая, Аутлев и Кулов сначала утверждали, что находились в это время в городе Гагре, но позже признались, что все же были на работе в МВД в Сухуме. Милана Тарба также обвиняет руководство МВД в лице бывшего министра Гарри Аршба и его заместителя Казбека Кишмахова, которые, будучи руководителями, допустили произошедшее в стенах МВД.

Схожие показания дала сестра погибшего Аида Тарба.

Гособвинение ходатайствовало о приводе Нугзара Папава на следующее заседание. Ходатайство было удовлетворено, и заседание 20 июля началось с допроса Нугзар Папава, который был доставлен в суд по принуждению и настоянию сторон. Свидетель отказался от проведения допроса и просил зачитать показания, которые давал ранее.

Папава был задержан 6 июля 2019 года в поселке городского типа Агудзера по подозрению в похищении Омара Мерцхулава. По словам Папава, 9 июля того же года он был избит.

«В кабинет вошли от пяти до семи человек в трехцветной военной форме и масках и стали меня избивать. Они положили меня на пол, надели на голову шапку и куда-то потащили по коридорам. Меня привели в какую-то комнату и стали избивать руками, ногами и дубинками, требуя рассказать об обстоятельствах похищения Мерцхулава», – говорится в показаниях.

Пытки потерпевшего с использованием тока, по его словам, проходили в течение примерно шести часов, лиц избивающих он не видел. За это время Папава потерял сознание, но неизвестные, по его показаниям, привели его в чувство и продолжили избивать и душить. Признательных показаний сотрудники МВД не добились, после чего закрыли мужчину в комнате, облили водой и стали вновь пытать током и избивать.

Избивавшие передали Папава, как он утверждает, другим сотрудникам МВД, которые его умыли и переодели в сухую одежду и «всячески помогали перенести все». По словам Папава, в день избиения Анзора Тарба никаких криков он не слышал, с умершим знаком не был.

– Согласно материалам дела, вы содержались в кабинете практически напротив того кабинета, где в последующем было обнаружено тело Тарба. С учетом тех пыток, с которыми вы столкнулись в здании МВД, возможно ли было, чтобы из соседнего кабинета не было слышно криков? – поинтересовалась адвокат Инга Габилаиа.

– Я вам скажу, что пытки в служебных кабинетах не проводятся, а проводятся в отдаленных кабинетах. Можно кричать, но тебя никто не услышит, – объяснил Папава.

Затем был объявлен перерыв, после которого судья Инар Кварчия заявил, что во время него в его адрес прозвучали угрозы со стороны потерпевшей Аиды Тарба, сестры убитого. Женщина отрицала это, но тут же высказала подозрение, что суд подкуплен, и отметила, что ей уже заранее известен исход дела.

Суд удалился на пятиминутный перерыв, после которого была допрошена невестка погибшего Татьяна Гварамия, подтвердившая показания, ранее данные ее родственницами. Она добавила, что ей удалось навестить Анзора Тарба, когда тот находился в Гулрыпшском РОВД. Тарба, по ее словам, отрицал причастность к похищению Мерцхулава и виновность в административном правонарушении – употреблении марихуаны.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG