Accessibility links

Копипейст от генпрокурора


Мурат Гукемухов

По закону о Генеральной прокуратуре Южной Осетии генпрокурора назначает парламент по представлению президента. То есть в этой ситуации Анатолий Ильич выступает в роли кадрового агентства, а депутаты – в качестве работодателя. Они нанимают генерального прокурора от имени народа Южной Осетии, чьим представителем они, собственно, и являются. В этом смысле, когда Урузмаг Джагаев выдвигал условия, при которых он готов уступить требованиям парламентского большинства и уйти в отставку, он, выражаясь в терминах его подопечных, «попутал рамсы».

Депутаты имеют полное право требовать его отставки, руководствуясь лишь собственными представлениями о мере ответственности должностных лиц за те или иные происшествия и защитой интересов своих избирателей.

Берега попутал и президент. Впервые в истории Южной Осетии аж 22 депутата – конституционное большинство в парламенте – обратились к президенту с требованием отставки генпрокурора. Подчеркиваю: это не протестующие на площади требуют. Этого требуют депутаты в рамках предусмотренной законом процедуры. Анатолий Бибилов – первый руководитель республики, кто демонстративно игнорирует их требования.

В 2011 году парламент рассматривал подобные представления на председателя Верховного суда Биченова и генпрокурора Хугаева. В бытность Бибилова спикером парламента, по требованию депутатского большинства (даже не конституционного) президент Леонид Тибилов направил им на представление министра иностранных дел Давида Санакоева.

Копипейст от генпрокурора
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:23 0:00
Скачать

Президент не имеет права игнорировать этот запрос. Он обязан по Конституции направить представление на генпрокурора в законодательное собрание. А там уж, на здоровье, интригуйте в кулуарах, проводите агитацию… Кто знает, может, парламент и не проголосует за отставку Урузмага Джагаева, как он не проголосовал за отставку Таймураза Хугаева 14 декабря 2011 года.

Вместо соблюдения закона президент и генпрокурор делают странные заявления, в которых выставляют депутатов то преступниками, то коррупционерами, отодвинутыми от кормушки.

Первое, что бросается в глаза, – их аргументация явно согласована, как под копирку. Второе – товарищи явно торопятся. Урузмаг Джагаев проводит свой брифинг 1 сентября, в самый неподходящий для политических разборок день памяти жертв Беслана.

Он заявляет, что готов уйти в отставку, если отдельные депутаты, которые выступают на митингах в Цхинвале и на которых имеются материалы в Генпрокуратуре, откажутся от депутатской неприкосновенности и предстанут перед судом. Он даже приводит целый ряд сенсационных, по его мнению, разоблачений: перечисляет противоправные действия, в которых якобы были уличены некоторые из депутатов. Якобы, потому что виновным человека может назвать только суд, но уж никак не загнанный в угол прокурор.

При этом и он, и президент забывают одно принципиальное обстоятельство: депутат не обязан иметь стерильную биографию. Лишь бы на момент избирательной кампании не было со стороны закона препятствий, которые не позволяют ему баллотироваться. Он выносит себя на суд избирателя, и только избиратель решает, достоин кандидат быть его представителем в законодательном собрании или нет. Выбор избирателя порой непонятен, порой просто раздражает, но с этим ничего не поделаешь.

Зато к самому товарищу генпрокурору вопросов не меньше.

Югоосетинскую общественность, например, интересует, на какие деньги он отгрохал настоящий дворец в своем родовом селении? Почему вся республика утверждает, что он причастен к контрабанде табачных изделий, распределению подрядов, отжиманию бизнеса? Почему бы сначала ему не ответить на эти упреки сарафанного радио, не развеять слухи?

Другой вопрос: почему президент идет на такое неадекватное повышение ставок в этой схватке за генпрокурора?

Анатолия Бибилова не смущает даже заявление 18 депутатов о приостановлении своей деятельности. Иными словами, без них нет кворума, и если в течение двух месяцев они не соберутся, то парламент автоматически распускается, так и не сформировав новое правительство. И все это на фоне политического кризиса, на фоне нарастающего протеста.

Иными словами, на кону уже не просто один чиновник, а вся государственная надстройка. Такое впечатление, что ради одного должностного лица Гарант готов ее просто обрушить и погрузить республику в хаос. Со стороны это уже выглядит так, будто Анатолий Ильич просто не может поступить иначе. Может, он и сам на крючке генпрокурора?

И, наконец, главное. Проблема государственности Южной Осетии не в том, что ее не признает Грузия или Европа. Главная проблема в том, что ее не признает собственное руководство. Такой вывод напрашивается, когда спикер парламента на виду у всей республики демонстративно плюет на регламент заксобрания, подделывает протоколы заседаний, игнорирует депутатские запросы. А вслед за ним и президент игнорирует требования Конституции. Такое поведение элит в принципе не создает впечатление государства.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG