Accessibility links

Цхинвальской площади нашли виновных


ПРАГА---Горячая политическая осень выдалась в Южной Осетии. Цхинвальская площадь немного поредела – точнее, взяла тайм-аут на время памятных дней бесланской трагедии. Впрочем, новую волну недовольства могут вызвать обвинения против депутатов – политических оппонентов президента Бибилова, прозвучавшие из уст генпрокурора Джагаева, отставки которого в связи с делом Инала Джабиева все последние дни добивались протестующие. Почему власть идет на обострение и что дальше, говорим с одним из лидеров партии «Ныхас» Давидом Санакоевым и югоосетинским политологом Диной Алборовой.

– Генпрокурор (Урузмаг) Джагаев, чьей отставки вы добиваетесь, выдвинул встречный ультиматум: если отдельные депутаты, которые выступают на митингах, откажутся от своих мандатов и предстанут перед судом, то, собственно, он тоже готов покинуть свой пост. Оказалось, что чуть ли не на всех критиков президента в прокуратуре лежат тома – вас, и Александра Плиева – лидера «Народной партии», и Алана Гаглоева – лидера партии «Ныхас», и Джамбулата Медоева. И это не самодеятельность генпрокурора, президент (Анатолий) Бибилов повторил в интервью газете «Взгляд», что «многие из тех, кто предъявляет политические требования, сами причастны к абсолютно незаконным деяниям». Вас удивляет такое развитие событий и какую тактику, на ваш взгляд, выбрала власть?

Давид Санакоев: К сожалению, у нас происходит так, что власть все более обостряет ситуацию, которая возникла после убийства Инала Джабиева. К сожалению, они идут вот таким путем. Самым главным требованием родных было честное, объективное расследование, которого до сих пор мы не видим. Мы видим, что пытаются манипулировать следствием, пытаются манипулировать расследованием, до сих пор остаются открытыми вопросы, на которые нам не хотят дать ответы.

please wait

No media source currently available

0:00 0:22:16 0:00
Скачать

– Но с чем вы связываете то, что генеральный прокурор, в отношении которого много вопросов, на этом, довольно непростом фоне – политическом, общественном, – обвиняет вас и ваших соратников в разного рода преступлениях? Не посвящает большую пресс-конференцию делу Инала Джабиева, а политикам, которые выступают на площади…

Давид Санакоев: Я бы хотел напомнить, что мы, парламент, направили президенту обращение с тем, чтобы генеральный прокурор Джагаев Урузмаг был уволен. До сих пор мы этого ответа не получили от президента, однако же вместо президента начинает говорить сам генеральный прокурор. Т.е. тут решение, насколько я понимаю, будет продиктовано президенту, или я это неправильно понимаю, Урузмагом Джагаевым, или это каким-то другим образом будет происходить, – для меня это неясно. Это совершенно странно для нас, потому что, если есть какие-то уголовные дела, причем они определенной давности, их хранили для какого-то определенного случая, например, подходящего, или что-то было еще… Чем продиктовано такое стремление прокуратуры именно сейчас в массовом порядке возбудить уголовные дела на депутатов, особенно активно участвующих в процессах последних дней, мне сложно сказать. Нас больше беспокоит то, что сегодняшнее развитие ситуации нам говорит о том, что сегодняшняя власть совершенно потеряла связь с реальностью. Вся ответственность, которая лежит на них за произошедшее, они хотят переложить на другие плечи. Они пытаются найти виновных там, где этих виновных нет. Мы советуем, чтобы они занялись расследованием, но не таким образом, как они сейчас это делают, пытаясь прикрыть одних и подставить под удар других, т.е., скажем так, предполагаемых исполнителей этих злодеяний, но тех, которые отдавали приказы, санкционировали определенные мероприятия, они хотят прикрыть. Почему это делается, каким образом дальше будет развиваться ситуация? – мы не знаем. Но самое главное, чего мы требуем, – справедливое расследование.

– Дина, на ваш взгляд, такой поворот вселит в людей уверенность, что справедливое разбирательство дела Инала Джабиева возможно, или, наоборот, вызовет еще больше недовольства?

Дина Алборова: На мой взгляд, Генеральная прокуратура хочет отвести этот основной удар от себя, от власти – это такие отвлекающие маневры. На самом деле, они, я думаю, имеют более дальнюю цель. Я думаю, вообще, эти действия были припасены к предвыборной ситуации, но так как именно сегодня разворачивается этот для них негативный сценарий, тогда им пришлось, видимо, сегодня выбрасывать эту информацию. Потому что так долго держать, как говорил Давид Георгиевич, доставать из давних закромов эти кейсы – это, конечно, вопрос: почему в свое время все это не поднималось? Конечно, это вызывает недоумение – это раз, и то, что преступник должен сидеть в тюрьме, –это факт, мы даже не обсуждаем, но вопрос в том, что все равно не получится отвлечь внимание общественности от этих зверств, и то, что полностью произошла дискредитация правоохранительной системы, – это большая трагедия. И уже назад дороги нет – все это понимают, потому что если все это остановится на сегодняшнем моменте… Я вам больше скажу: люди не верят в объективное расследование этого преступления.

– Почему?

Дина Алборова: Я думаю, что это накопительная система за долгие годы привела к этому, и люди не верят, что истинные виновники того, что произошло, понесут наказание. Может быть, некоторые исполнители понесут, но, извините, а что по поводу тех, кто отдавал эти приказы или давал «добро» и санкционировал эти методы? Что об этих людях? А что о тех, которые наблюдали, но молчали, знали о том, что происходит и т.д.? Т.е. тут очень много, я думаю, людей будет завязано в этом клубке, и уверена, что нити уходят далеко наверх.

– Какой отклик найдет у людей, которые все последние дни стояли на площади, обвинения генпрокурора?

Дина Алборова: Негативный, конечно. Т.е., на самом деле, это вызывает еще больший эффект озлобленности у людей, потому что все понимают… Это похоже на то, что Генпрокуратура начинает огрызаться, т.е. она не хочет на себя брать никакой ответственности. Люди же не беспочвенно выдвигают требования об отставке и генпрокурора, о том, чтобы министр предстал перед судом – т.е. такие требования у людей есть, и явно они не беспочвенные. Конечно же, речь идет и об отставке президента, хотя почему-то власть очень недоверчиво относится к этим требованиям избирателей.

– Анатолий Бибилов сегодня в интервью газете «Взгляд» вспомнил Эдуарда Кокойты и сказал, что «один из бывших президентов республики задействовал все свои неформальные возможности в социальных сетях по раскачиванию ситуации и провоцированию беспорядков». Похоже, виновники раскачивания ситуации сегодня найдены – это указанные депутаты, против которых лежат тома, над которыми, наверное, месяцы работали в Генпрокуратуре, и вот, бывший президент. Общество примет такой ответ власти?

Дина Алборова: Ну, тут нужно понимать, с чего все началось. Когда появились первые эти сигналы в соцсетях, что парня привезли в больницу, говорят, что он мертв, родителей, семью не пускают к нему – я сейчас о Джабиеве говорю, – потом вдруг кто-то скидывает фотографии из больницы – это абсолютно зверски замученное тело. Человека привезли в больницу уже умершим, и тоже людей обманывают по поводу того, что он еще был жив и т.д. И люди уже начали собираться, бежать к этой больнице, потому что произошло из ряда вон выходящее действо, произошла трагедия, и она, извините, не такого, узкосемейного масштаба. Когда система убивает человека – это уже не чья-то семейная трагедия, это уже и трагедия всего общества. А потом эти люди перешли уже на площадь. Там оппозиции в помине не было изначально, и вот эти все стрелочники, которые сегодня хотят перевести эти стрелки, но в это уже никто не верит. Боже мой, эти времена уже ушли. Самое главное, что произошло сегодня, и это большой трагизм, и то, что власть потеряла свою легитимность – вот какая трагедия произошла!

– Насколько это понимает, на ваш взгляд, Анатолий Бибилов сегодня? Насколько он трезво оценивает ситуацию?

Дина Алборова: Я не думаю, что он трезво оценивает ситуацию и полностью понимает все процессы, которые сегодня происходят, потому что если бы он это понимал, то подал бы в отставку. Но это мое личное видение всего.

– Это бы разрядило обстановку в обществе?

Дина Алборова: Безусловно, это бы в какой-то мере разрядило обстановку, этот градус бы снизился, но требования предстать перед судом и вообще понести полную ответственность за преступления, – они бы остались, и требования бы эти продолжались. Я надеюсь, во всяком случае, что это продолжится. У нас есть судебные органы, у нас есть Следственный комитет, и я думаю, что эти кейсы достойны того, чтобы прошло объективное расследование, и я думаю, там вылезет еще масса каких-то других дел, о которых мы не знаем и не ведаем, но тем не менее процесс должен начаться. Когда-то это должно произойти, и это должно произойти сегодня.

– Да, действительно, эти тома, о которых сегодня говорил генпрокурор, над ними шла работа определенное время, что наводит на мысль, что мы имеем дело с долгосрочным проектом, с некоторой спецоперацией против политических оппонентов, которая пошла, возможно, не так, как планировалась, и повернулась в какой-то мере против тех, кто это все начинал. Ранее президент говорил о поддержке криминалом отдельных политиков, потом была история Геннадия Кулаева, из которого выбивали показания на брата Алана Гаглоева, судя по всему, показания выбивали из Инала Джабиева, и вот теперь генпрокурор с этими заявлениями… Почему Анатолий Бибилов идет на такую конфронтацию с парламентом? Человек, который сам когда-то был депутатом, сам когда-то возглавлял законодательный орган и был критически настроен к исполнительной власти…

Давид Санакоев: На сегодняшний день у нас власть находится в одних руках – в руках президента. Это и судебная власть, и исполнительная власть, часть законодательной ветви тоже является партией провластной, президентской партией. Я думаю, что человек захотел абсолютной власти. Человек хотел решать вопросы, не оглядываясь назад, т.е. поставленные вопросы, на его взгляд, должны были решаться неукоснительно только так, как говорит он. Но при этом было очень много ошибок. Мы много раз ставили вопросы, связанные с нарушением закона, в том числе, министром внутренних дел, министром юстиции, мы выносили вотум недоверия по этим двум министрам – тогда их защищал президент…

– …и отстоял…

Давид Санакоев: Да, отстоял их президент. Если бы своевременно были предприняты соответствующие меры, тогда такой трагедии бы не случилось. И здесь необходимо то, что, когда идет круговая порука, т.е. министров защищает прокурор, прикрывает прокурор, а прокурора защищает президент, судебная власть, представленная также бывшим членом партии «Единая Осетия», – все это говорит о том, что они ухватились за эту власть и не хотят ее отдавать никоим образом, и предпринимаются любые методы для того, чтобы отстоять ее для себя. Вот то, какие шаги сейчас предпринимаются, - это перекладывание ответственности. Я думаю, что они предполагают, что могут переложить ее, но ответственность уже лежит на президенте, ответственность уже лежит на министре внутренних дел, и она уже лежит на генеральном прокуроре. От этого они уйти не смогут, потому что даже сегодня нарушаются нормы законодательства. Сегодня, например, в больнице находится Цховребов Николай Аланович…

– …тоже избитый…

Давид Санакоев: Да, он избит, очень сильно пострадало его здоровье, и мы пытаемся определить, принята ли вообще мера пресечения в отношении этого человека, предприняты ли процессуальные нормы для того, чтобы этот человек находился под стражей и чтобы мать к нему пускали каждые полчаса, через определенное время, т.е. правильно это или нет, это законно или нет. Мы сейчас пытаемся это выяснить. Т.е. есть и другие признаки, по которым мы можем сказать, что до сих пор пытаются завуалировать какие-то вещи, чтобы не ответили те люди, которые отдавали приказы на самом верху.

– Вы имеете в виду высокопоставленных лиц?

Давид Санакоев: Я имею в виду ответственность министра, генерального прокурора.

– Президент как-то уже отстоял собственных министров, отстоит ли сейчас генпрокурора?

Давид Санакоев: Сейчас вопрос стоит совершенно другим образом. Сейчас на одной чаше весов есть у него генеральный прокурор, на другой чаше весов народ, который требует справедливого расследования, а справедливое расследование возможно только тогда, когда люди, причастные к нему, не будут мешать его проводить. Вот с этим связано наше требование об отставке генерального прокурора. С этим связано то, что и генеральный прокурор, и министр внутренних дел после соответствующей квалификации, данной следователями, должны принять на себя долю ответственности за то, что произошло. Это необходимо сделать. И только после этого, когда их не будет и от них не будут зависеть служащие, которые служат под их началом, вот тогда мы можем рассчитывать на справедливое расследование.

– Если этого не произойдет, если Анатолий Бибилов займет другую позицию и скажет, что эти люди уже ушли в отставку, правительство отправлено в отставку, что, на ваш взгляд, будет происходить дальше? Следующий состав кабинета министров должен быть утвержден парламентом...

Давид Санакоев: Я просто еще раз вернусь назад. Мы в последние несколько месяцев живем в сложной ситуации, мы фактически изолированы, здесь осуществляется, как говорят, карантин, но карантин какой-то у нас выборочный, т.е. для определенной группы людей этот карантин не действует, а другие по две недели должны находиться в изоляции, причем, жесткой. И при этом у нас еще поднимаются цены на продукты питания, предметы первой необходимости. Т.е. возрастает социальная напряженность. Люди все это глотали, они все эти лишения выносили, им это не нравилось. У многих пенсионеров жизненная ситуация настолько сложная, трудно смотреть на них, когда они об этом говорят. То же самое с отдельными группами населения, незащищенными слоями населения. Во время всех этих лишений они не выходили на площадь. Да, люди роптали, да, люди говорили об этом на кухнях, они говорили между собой, но не выходили.

– Т.е. это стало своеобразным триггером и последней каплей, которая переполнила чашу?

Давид Санакоев: Да, это стало последней каплей, и народ сейчас говорит только о том, что за последние три дня, когда люди выходили с этим протестом с требованием справедливого разбирательства и об отставке, в том числе, президента, они были доведены до этого сегодняшней властью. Они вынуждены были принять какие-то меры, потому что люди сегодня говорят о том, что они боятся за своих детей, которые выходят на улицу, – вернутся они домой или не вернутся.

– В социальных сетях распространяются призывы к сторонникам президента собраться. Судя по всему, власть предпринимает попытку собрать контракцию...

Дина Алборова: Ну, это похоже, во-первых, и на раскол общества, но второе, что я бы хотела отметить, – это то, что если методы будут те же, т.е. по организациям пройдут наши представители правоохранительных органов и силовых структур и всех в обязательном порядке нагонят на этот митинг поддержки, но мы же понимаем, что это не добровольное волеизъявление людей прийти туда. Вы понимаете, ситуация сложная в этом смысле, тем более что в тот день могут выйти и те, кто требует отставки, и что произойдет на площади, это можно только предположить, т.е. разные сценарии могут разворачиваться. Но сейчас я хочу о другом сказать, о более важном: все, что говорил Давид сейчас тоже, и то, что мы видим, - это все на самом деле не поверхностное, это говорит вообще о системном кризисе, и мы должны говорить о реформах, которые давно назрели в стране.

– И они связаны не только с этим президентом…

Дина Алборова: Безусловно. Но вот это уже последняя точка, которая вскрыла это все, и все вылезло наружу, потому что эта система уже в этих условиях не работает, и нужны большие, глубокие реформы всей политической системы. Я хочу сказать, что к парламентской системе мы еще не готовы, абсолютно, но переходная система типа смешанной, президентско-парламентской… Т.е. слишком много прав в руках у президента, слишком много власти, и это, конечно, необходимо каким-то образом ограничить парламентом. Это – первое. Второе: обязательно нужны четкие рабочие механизмы прозрачности, ответственности, отчетности и механизмы контроля общественности за исполнительной властью. Необходимо создавать вот эти общественные институты, а последние годы у нас идет иной процесс – загасили все гражданское общество на корню. Т.е. это будет тяжелый и долгий процесс, но он должен начаться, и уже дальше тянуть некуда. Вот к чему мы пришли. Вот уже мы получили, что наших детей убивают.

– Может ли эта власть провести реформы, о которых вы говорите?

Дина Алборова: Я думаю, что все взоры сегодня обращены к парламенту. Я очень надеюсь, что и партия «Единая Осетия», у депутатов этой партии в первую очередь выйдет их гражданская идентификация, а не партийная, и будет конструктивный диалог, и наконец-то все войдет в рабочее русло, и на площадке парламента начнутся уже работа и дискуссии по поводу реформ.

– Как реформы, даже те, которые выработает парламент, провести в жизнь? Для этого нужна политическая воля в исполнительной власти…

Дина Алборова: Безусловно. Но, видите, у нас уже правительство в отставке, мы ждем новый кабинет министров, я очень надеюсь, что ни одного министра из того состава мы больше не увидим. Я надеюсь, что парламент очень серьезно отнесется к фигуре премьер-министра, на которую он должен согласиться, я очень надеюсь, что уже не будет никаких компромиссов по решению этого вопроса.

– Давид, при каких условиях вы готовы участвовать в голосовании за новый кабинет и может ли политический кризис дойти до роспуска самого парламента, если депутаты будут долго сопротивляться президенту?

Давид Санакоев: На сегодняшний день мы обозначили условия, при которых парламент будет готов работать дальше. Это вынужденная мера, к которой нас подтолкнул президент, – его отношение к народу, его отношение к избранникам народа, к парламенту. Мы вынуждены были предпринять такой жесткий шаг, и этот жесткий шаг говорит только о том, что идем вслед за тем, что требует наш избиратель, наш народ, а наш народ требует справедливого расследования, прежде всего, – я возвращаюсь к этому. С этим генеральным прокурором и подобным подходом мы такого открытого и справедливого расследования не добьемся. А далее, мы прекрасно понимаем сложности, с которыми сталкивается республика сегодня, мы прекрасно понимаем, в какое болото вверг на сегодняшний день президент нашу республику. Я думаю, то вся эта ответственность лежит на его плечах тяжелым грузом, и сбросить его у него не получатся. Переложить на чужие плечи тоже не получится. Этот груз он взял уже на себя. Когда взял под личный контроль расследование по поводу покушения на жизнь министра внутренних дел, и вследствие этого личного контроля погиб молодой парень, вот эта ответственность также лежит на нем огромным грузом. Когда он берет ответственность за всю исполнительную власть, за деятельность каждого министра на себя, то эту ответственность надо нести, этот груз надо нести.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG