Accessibility links

«Не генпрокурору решать, отвечать на депутатские запросы или нет»


Давид Санакоев

«Информация о расследовании убийства Инала Джабиева будет и дальше предаваться огласке, в том числе и мной», – заявил в интервью «Эху Кавказа» депутат югоосетинского парламента Давид Санакоев. Так он ответил на обвинения генпрокурора в разглашении тайны следствия. Ранее Урузмаг Джагаев направил спикеру парламента Алану Тадтаеву открытое обращение, в котором заявил о недопустимости публикаций в социальных сетях ответов прокуратуры на депутатские запросы.

Это открытое обращение генпрокурора к спикеру парламента Алану Тадтаеву – своеобразный ответ Урузмага Джагаева на материал «Эха Кавказа» с говорящим заголовком «Генпрокурор запутался в показаниях». В нем Давид Санакоев указал, что ответ генпрокурора на его депутатский запрос о времени и обстоятельствах задержания подозреваемых по делу о покушении на министра внутренних дел Игоря Наниева противоречит ответам на аналогичный запрос в Цхинвальский городской суд, а также свидетельствам домочадцев задержанных молодых людей.

«Не генпрокурору решать, отвечать на депутатские запросы или нет»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:00 0:00
Скачать

Все указывало на то, что генпрокурор лукавил по поводу самого факта задержания. Трое парней фактически были похищены без санкции суда и незаконно удерживались почти неделю. Все это время их пытали, одного из подозреваемых – Инала Джабиева, на допросах замучили до смерти, у другого – Николая Цховребова – из-за пыток отнялись ноги. Иными словами, огласке были преданы доказательства нарушений прав подозреваемых.

В ответ генпрокурор написал открытое письмо спикеру парламента Алану Тадтаеву, в котором обвинил Давида Санакоева в недопустимом вмешательстве и причинении вреда интересам предварительного расследования. Генпрокурор намерен впредь направлять ответы на депутатские запросы председателю парламента с пометкой «для служебного пользования», «в целях предотвращения их использования во вред интересам предварительного расследования и в целом интересов общества и государства».

Давид Санакоев считает упреки Урузмага Джагаева явно притянутыми. Очевидно, что они продиктованы не столько обеспокоенностью по поводу соблюдения законности, сколько желанием скрыть факты злоупотреблений со стороны правоохранительных органов, защитить систему от еще больших репутационных потерь, говорит Давид Санакоев:

«Президент обещал нам открытое расследование убийства Инала Джабиева, но мы не видим этой открытости - дело не освещается ни на сайте Генпрокуратуры, ни в государственных СМИ. Заявления генпрокурора о том, что я якобы нарушаю тайну следствия, предавая огласке ответы на мои депутатские запросы, некорректны и незаконны. Информация, которую я запрашивал, касается нарушения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Тайна следствия на них не распространяется и по процессуальному кодексу не может составлять тайну следствия.

Все запросы я делал на основании закона о статусе депутата, и генпрокурор не имеет права пересматривать депутатские полномочия. Если, по мнению генпрокурора, я нарушаю закон, тогда он может призвать меня к порядку, ссылаясь на определенные статьи, но не ему решать, отвечать на депутатские запросы или нет и кому пересылать ответы на мои запросы. Вся информация, которая может быть распространена, и впредь будет предаваться огласке, в том числе и мной. Наши граждане должны быть осведомлены о том, как продвигается расследование этого дела».

По словам Давида Санакоева, пока сложно судить, как повлияло заявление генпрокурора Урузмага Джагаева на готовность правоохранительных органов сотрудничать с депутатами, отвечать на их запросы. Возможно, это прояснится в ближайшие дни – на прошлой неделе четырнадцать парламентариев направили коллективный запрос в Генпрокуратуру с просьбой проинформировать их о ходе расследования.

По мнению югоосетинского журналиста Анны Чочиевой, из заявления генпрокурора складывается впечатление, что он не до конца осознает сложившуюся в республике ситуацию. В Южной Осетии разразился политический кризис именно как следствие произвола со стороны правоохранительной системы. Недовольство в обществе зрело давно, а убийство Инала Джабиева стало своеобразным детонатором, говорит Анна Чочиева:

«Неуместно в отношении убийства Инала Джабиева говорить о тайне следствия. Общество требует открытого расследования именно потому, что оно перестало доверять не только правоохранительным органам, но уже и президенту. Хочу напомнить: на митингах протеста против произвола силовиков звучали и требования отставки президента. Это говорит о том, что к власти вообще нет доверия, поэтому генпрокурор выбрал не то дело, где надо говорить о тайне следствия. Наоборот, в его интересах проявить максимальную открытость в этом деле.

– Вы считаете, что открытое расследование одного уголовного дела может восстановить доверие со стороны общества?

– Поскольку кризис системный, то я даже не знаю, возможно ли восстановить доверие. Я сомневаюсь, ведь они уже столько сделали для того, чтобы утратить доверие».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG